ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путешествие в Икстлан
Путь к сердцу
Нечаянный Роман
Пишем сочинение. Экспресс-справочник для подготовки к ЕГЭ
Чтение с листа
Лагерь обреченных
Гарем, или Пленница султана
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Сказка о смерти
A
A

— Одежда — часть цепочки представлений, которые производят единичные модели, варьируя один и тот же образ в зависимости от сезона, — объяснил Стивен.

— Правда? Как интересно! — воскликнула Валери и, скрывая возрастающее чувство неуверенности и паники за показным сарказмом, добавила: — Полагаю, это облегчит твое существование. Если ты одеваешь здесь всех своих подружек, то, по крайней мере, можешь быть уверенным, что не обознаешься, встретив последнюю из них на улице.

— Проклятье! Что ты хочешь этим сказать? — Валери ошарашенно застыла на месте, когда, вместо того чтобы отнестись к ее замечанию со снисходительным весельем, к которому она привыкла, Стивен резко развернулся лицом к ней. Губы его превратились в тонкую линию, а глаза были холодными от злости.

— Я… ничего особенного… — пролепетала Валери. — Просто… пыталась пошутить…

— Пошутить? — Брови Стивена взлетели вверх. — В самом деле? Но я не нахожу ничего смешного в том, что меня пытаются изобразить человеком, за которым по жизни тянется цепочка взаимозаменяемых интрижек. И, к твоему сведению, я ни в мыслях, ни действием не могу оскорбить женщину, относясь к ней как к кукле, игрушке, которую можно одевать и раздевать по моей или чьей-нибудь прихоти. Кроме того, я нахожу в высшей степени несмешным, если не сказать — обидным, то, что ты могла так обо мне подумать!

Несмотря на приступ окатившей ее злости, Валери доблестно сдержалась и, более того, решив загладить свой промах, заметила:

— Извини, возможно, я ошибаюсь, но у меня сложилось впечатление, что ты принадлежишь к числу мужчин, которые меняют подружек чаще, чем иные меняют… носки…

— Неужели? — насмешливо воскликнул Стивен. — Продолжай, продолжай! По-моему, ты знаешь о моей личной жизни больше, чем я сам. Ты, должно быть, на редкость проницательный человек, Валери! Я-то всегда считал, что ты не замечаешь ничего, кроме своих колес и моторов, а она — полюбуйтесь! — в курсе самых интимных подробностей моей жизни… Кстати, в последний раз у меня были отношения, хотя бы отдаленно напоминающие…

Его заставил замолчать горячий протест девушки, которая, не в силах более сдерживаться, выпалила:

— Не знаю, почему ты так зол или притворяешься таковым, но… Я слышала, как Майкл, бывало, похвалялся количеством его и твоих побед, — напомнила она. И глаза, и голос Валери предательски выдавали ее чувства, но она об этом не догадывалась. И, словно оправдываясь, тихо добавила: — Я думала, что… ты был… таким же… хвастливым и самодовольным…

— Вовсе нет, — прервал ее Стивен. — Не могу припомнить, чтобы когда-либо обсуждал подобные темы в твоем присутствии. На самом деле…

Мрачная суровость его тона заставила Валери уже совсем устыдиться своих поспешных, сгоряча сказанных слов и неохотно признать:

— Хорошо… Возможно, мне лишь показалось и ты не говорил этого, но, согласись, — ты был частью… частью того, о чем хвастался Майкл. Вы с ним…

— Мы с ним, возможно, когда-то и вели себя с той разнузданной глупостью, на которую порой способны подростки, — прервал ее Стивен, — но соблазнять оптом и затем покидать вереницы беззащитных, уязвимых девочек так, как ты это себе представляешь… Это чистейшей воды выдумка! С одной стороны, ты недооцениваешь… С другой — мальчикам-подросткам, свойственно обманываться на свой счет и все преувеличивать до невиданных размеров. Большинство из нас очень быстро переросло этот недостаток, и не стоит слишком серьезно воспринимать хвастливые замечания мальчишек…

Слегка поежившись, Валери отвернулась от Стивена и низким, чуть дрожащим голосом взволнованно произнесла:

— Ненавижу, когда ты так говоришь о… о девушках… и…

— Сексе? — мягко закончил за нее Стивен. Валери покраснела. Зачем, зачем вообще она затронула такую тему?! Это было то, о чем она боялась даже думать, не говоря о том, чтобы обсуждать это с другими, тем более со Стивеном.

— Да, можно понять, что ты чувствовала, подслушивая некоторые наши разговоры. — Стивен задумчиво посмотрел на нее. Внезапно многое встало на свои места.

— Heт, нельзя! — яростно возразила Валери. Ее постепенно охватывала паника при вос-миании о том, что ей приходилось испытывать, становясь случайной свидетельницей сугубо мужских разговоров братьев и выслушивая продиктованные благими намерениями, но неуклюжие лекции на тему о том, как вести себя с мальчиками и какие напасти подстерегают ее, если она не последует умным советам. — Ты мужчина… и ты не можешь… — Валери внезапно остановилась, осознав, что чуть было не сказала лишнее.

Стивен, однако, не собирался оставлять эту тему и мягко подбодрил ее:

— Чего я не могу?

Валери стиснула зубы и покачала головой, упорно разглядывая витрину магазина. То, что десять минут назад она считала негостеприимным, неуютным, чуждым местом, сейчас показалось ей землей обетованной по сравнению с бесцеремонным вторжением Стивена в тщательно охраняемые ею мысли и чувства.

— Чего я не могу, Валери? — настаивал Стивен. — Я могу понять, какое разрушительное, отравляющее эмоционально и физически воздействие могут оказать на молодую девушку на пороге ее сексуального созревания подслушанные разговоры молодых людей, не стесненных присутствием представительниц ее пола.

— Они не причинили мне никакого вреда, — немедленно встала на защиту братьев Валери. — Напротив, принесли пользу! По крайней мере, я узнала, о чем думают мальчики…

— Да, ты узнала, о чем думают мальчики, — спокойно согласился Стивен. — А как насчет мужчин, Валери? Узнала ли ты… знаешь ли ты, что думают и чувствуют они? Или урок, невольно преподанный твоими братьями, внушил тебе такой страх, что ты до сих пор относишься к сексу как к чему-то неприятному и постыдному?

— Конечно нет! — быстро возразила Валери. — На самом деле… — Она храбро выпятила подбородок и соврала: — Мне это и в голову не приходило… Я… на самом деле люблю секс, я очень его люблю…

— Понимаю. Значит, если бы я тебе предложил вместо ходьбы по магазинам вернуться в Вэлли и приятно провести время в постели, ты бы с радостью согласилась?

— Я не могу лечь в постель с тобой, — сдавленным голосом запротестовала Валери.

— Почему? Я ничем не отличаюсь от других мужчин, — вкрадчиво сказал Стивен и добавил, окидывая ее тело нарочито сексуальным взглядом: — Не хочу показаться нескромным, но думаю, что способен удовлетворить тебя ничуть не меньше, чем любой из мужчин, которые у тебя были.

У Валери округлились глаза.

— Я не… у меня не было… Похоже, ты забываешь про Роберта, — удалось ей сказать.

— Ах да, Роберт, — согласился Стивен, но тут же добавил: — Но его ведь здесь нет, и мы с тобой…

С Валери было достаточно. Сейчас, когда она преодолела первоначальный шок, вызванный удивительным предложением Стивена, здравый смысл подсказал ей, что тут не все сходится. Встряхнув головой, девушка прямо заявила ему:

— Ты просто издеваешься надо мной! Я отлично знаю, что ты не собираешься ложиться со мной в постель, ты ведь не хочешь заниматься со мной сексом…

— Ты права, не хочу, — согласился Стивен, но, наблюдая за ее лицом, мысленно добавил: однако я чертовски хочу заниматься с тобой любовью — снова и снова, и если бы твои драгоценные братцы оказались сейчас здесь, я бы, невзирая на нашу дружбу, свернул их проклятые шеи!

К облегчению Валери, он отвернулся и направился в сторону магазина, но стоило ей последовать за ним, как он вновь остановился и, застав ее врасплох, равнодушно спросил:

— Очевидно, сексуальная сторона ваших с Робертом отношений безупречна?

Валери мгновенно насторожилась.

— Разумеется, — подтвердила она, радуясь, что Стивена отделяет от нее приличное расстояние и он не может слышать, как стучит ее сердце. Меньше всего ей хотелось, чтобы из всех людей именно Стивен раскрыл ее самую тщательно скрываемую и постыдную тайну… заключавшуюся в том, что она все еще была девственницей.

Теоретически Валери, разумеется, представляла себе, что такое секс. Как могла она оставаться в неведении, имея таких болтливых братьев? Старших братьев, которые не только открыто обсуждали свою сексуальную жизнь, когда считали, что девочка не понимает, о чем идет речь, но и давали непосредственно ей братские советы, как следует отвечать на различные сексуальные предложения.

13
{"b":"3349","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охотник на попаданцев
Охотники на демонов. Капкан
Встретимся под свадебной аркой
Ксанари. Дорога слёз
Другая улица
Грозовой перевал
Дом правительства. Сага о русской революции
7 шагов к стабильной самооценке
Проклятие одиночества и тьмы