ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лесли просила напомнить тебе, что ты всегда желанный гость за нашим столом, — сказал он хозяину дома, провожавшему его.

— Спасибо, — ответил Стивен и вдруг напряженно спросил: — Послушай, Майкл… а дела Валери действительно так плохи?

— Хуже не бывает, — ответил Майкл. — Ей удается держаться на плаву только благодаря тому, что не приходится платить за помещение. Я предлагал ей свою помощь, но ты ведь знаешь, какой гордой и непреклонной она бывает. У меня порой возникает ощущение, что я наблюдаю за ребенком, плывущим по-собачьи через разлившуюся реку, — с чувством произнес он. — Естественный первый порыв — прыгнуть за ней в воду и спасти, но Вэл… На прошлой неделе она потеряла еще одну клиентку; муж купил той новую машину, которую по гарантийным обязательствам будет обслуживать только гараж продавца. Что-то вроде этого произошло, и когда ей предложили отремонтировать машину после аварии. Она была бы рада это сделать, и по вполне приемлемой цене, но так как ее мастерская не зарегистрирована ни в одной из страховых компаний, ей отказали. Лесли сказала, что она вроде бы опять обратилась в несколько агентств, чтобы те подыскали ей место ученика, а порой поговаривает даже о том, чтобы уехать подальше.

— Уехать?! — резко переспросил Стивен. — Но почему? Ведь в конце этой недели возвращается Роберт, разве не так?

— Да, — подтвердил Майкл. — И если судить по количеству телефонных звонков от него в последние несколько дней, нам возможно, придется признать, что мы ошибались, считая, что он собирается порвать с Вэл.

К счастью, Майкл в эту минуту смотрел в сторону и не заметил гримасу боли, исказившую лицо Стивена.

К чему все эти мучения? — раздраженно спрашивал себя Стивен, когда Майкл ушел. Почему он не может просто продать все и переехать в другое место, как можно дальше от Валери? Но он не имеет права предать двухсотлетние семейные традиции, прервать историю только потому, что будет невыносимо страдать от соседства с любимой женщиной, принадлежащей другому мужчине… Не имеет права хотя бы потому, что он — Элсуорт и его дед оказал ему честь, доверив семейное поместье. И все же владение им никогда не сможет компенсировать ему отсутствие рядом женщины, которую он полюбил когда-то, любит сейчас и будет любить всегда.

Будет ли Валери вспоминать о нем в объятиях Роберта? Будет ли помнить, что ощущала, когда принадлежа ему и так страстно отвечая на его ласки? Будет ли?

Какой смысл изводить себя этими мучительными мыслями? Ведь этим ничего не изменишь? А чем? Один Бог знает!

У него было достаточно времени, чтобы привыкнуть к мысли о том, что Валери не любит его. Но почему, почему свою любовь она отдала Роберту — человеку, который не способен ее оценить? И какого черта он, Стивен, с идиотской услужливостью вызвался помочь ей раскрыть себя, свою женственность перед этим мерзавцем? Сам-то Стивен всегда знал, что Валери замечательная, чувственная и любящая.

Ладно, возможно, его попытки научить Валери ценить себя и заставить ее понять, какой никчемный и надутый дурак этот Роберт, оказались не очень успешными. Но ведь у него есть и другие способы помочь ей, защитить.

Стивен вернулся в библиотеку и быстро набрал номер управляющего своей фермой. Отдав ему несколько кратких распоряжений, он позвонил своему поверенному.

То, что он делает, не спасет Валери от душевных потерь, но хотя бы защитит от финансовых. И пусть интонации, звучавшие в голосах управляющего и поверенного, свидетельствуют о том, что они считают его безумцем!

Валери устало пригладила волосы, которые в последние дни носила распущенными, мягко ниспадающими на плечи. Столь же автоматически она нанесла макияж на лицо и надела прекрасно сидящую на ней одежду. Те изменения, которые произошли с ней, не имели никакого отношения ни к новой одежде, ни к недавно обретенному осознанию себя женщиной. Нет, мягкие голубые тени, залегшие под ее глазами и придавшие им такую обезоруживающую беззащитность, были обязаны своим появлением не урокам Стивена, а ему самому. Ей было нелегко пережить день, с героическим трудом отгоняя от себя мысли о Стивене, но еще тяжелее приходилось ночью, когда любовь, страстное желание и нетерпение прорывались из подсознания в ее сны и заставляли просыпаться от струящихся по лицу слез. Ей необходима была любовь Стивена или, как это ни ужасно, хотя бы наслаждение, которое она получала в его объятиях и которое могло бы позволить на время поверить в его любовь. Это было невыносимо! Даже невыносимее, чем крах, который потерпели ее надежды создать собственное дело и доказать всем сомневающимся и недоброжелателям, что женщина может быть механиком ничуть не худшим, чем мужчина. Хотя это уже был совсем не сон, не ночной кошмар. Об этом ясно свидетельствовали цифры, на которые Валери сейчас удрученно смотрела.

Через три часа должен приехать служащий банка, чтобы напомнить ей, что пора платить по счетам, и он, разумеется, захочет ознакомиться с бухгалтерской отчетностью, чтобы выяснить истинное положение дел. И каково же оно? Валери тоскливо вздохнула. Ее деятельность не приносит прибыли. И нельзя сказать, чтобы она не боролась за клиентуру. Она боролась, но безрезультатно. Цифры в лежащих перед ней счетах недвусмысленно говорили об этом, и Валери знала, что представитель банка скажет то же самое.

Ее бизнес оказался попросту нежизнеспособным. Его не могли спасти даже наличие бесплатного помещения и тот факт, что она не прикасалась к вложенным в него деньгам, тратя на жизнь лишь свои сбережения и проценты от наследства.

Лесли сочувствовала ей и пыталась утешить.

— Не волнуйся так, — говорила она. — Я уверена, что Норман все поймет. Ведь совершенно очевидно, что ты выкладываешься до последней капли, чтобы поддерживать дело.

— Возможно, но этого, как оказалось, недостаточно! Наверное, отец был прав, говоря, что я никогда… — Прикусив губу, Валери замолчала и потрясла головой. — Может быть, мне все же стоило поступить в университет, а затем получить работу, более подходящую для женщины, — с горечью закончила она.

— О Вэл! — мягко протянула Лесли. Но Валери была безутешна.

— Ничего хорошего меня не ждет. Норман Питере наверняка скажет, что я растратила собственные деньги и начала тратить банковские, и мне нечего будет ему возразить.

Сердце Лесли разрывалось от сострадания.

— Возможно, Майкл… — начала было она. Но Валери энергично покачала головой и сердито сказала:

— Нет! Если я не способна поддерживать дело — свое дело! — на собственные деньги, то я не хочу… я не заслуживаю… Дело не в деньгах и не в новом займе, Лесли, — с отчаянием сказала она. — Майкл был прав! Теперь я убедилась в этом на собственном опыте. Мужчины не доверяют женщине-механику.

— Но ведь среди водителей много женщин, — вставила Лесли.

Но Валери снова покачала головой.

— Среди водителей — да, — согласилась она, — но не среди механиков. В реальной жизни… это не работает.

— Ладно, оставим это. Скоро приезжает Роберт, — попыталась поднять ей настроение Лесли, — и его активность в последние дни говорит о том, что он скучает по тебе.

— Разлука смягчает сердца, — саркастически заметила Валери.

Если бы то же самое она могла сказать и о себе! Но ее сердце болело из-за Стивена: его отсутствие заставляло страдать ее душу и тело и лишало ночью сна — его отсутствие, а не Роберта!

Взглянув на часы, Валери отметила, что представитель банка явился на ферму с похвальной точностью. Майкл предлагал отменить свою деловую встречу, чтобы быть рядом и поддержать Валери, но она, покачав головой, отказалась:

— Ты очень добр ко мне, но, понимаешь, есть вещи, которые я должна делать самостоятельно.

Позже Майкл поделился с женой: Валери за последние несколько недель изменилась до неузнаваемости. И это касается не только ее внешнего вида. Она повзрослела.

— Превратилась из девушки в женщину, — объяснила Лесли.

— Да, — вынужден был согласиться с ней Майкл. — Она стала настоящей женщиной.

24
{"b":"3349","o":1}