ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выйдя из машины, Норман Питере также был удивлен переменами во внешности Валери. Вместо привычного, ушедшего в прошлое потертого мешковатого комбинезона на ней были безукоризненно подогнанные по фигуре брюки и мягкий вязаный джемпер. Он не мог, естественно, знать, что, поддавшись порыву, она потратила на эти вещи последние деньги, подаренные ей на день рождения отцом и тетей. Но чего не сделаешь ради того, чтобы поддержать недавно обретенную уверенность в себе!

— Валери! — приветствовал он ее с отеческой улыбкой. — Ты выглядишь прекрасно!

Но, разглядев ее внимательней, он вынужден был признать, что это не так. Она выглядела просто по-другому, неузнаваемо изменившись в лучшую сторону. И эти перемены позволяли взглянуть на нее по-новому и осознать, какой прекрасной молодой женщиной она была на самом деле. Однако сказать при этом, что она прекрасно выглядит, было бы неверно.

Чем дольше Норман разглядывал ее, тем больше хмурилось его лицо. Ее лицо, обычно такое светлое и беззаботное, несло теперь следы тяжелого внутреннего кризиса. К сожалению, слишком часто он видел такие приметы на лицах клиентов банка. Сердце Нормана Питерса дрогнуло.

Он ехал сюда, надеясь, вопреки очевидным фактам, что тяжелое время становления ее деда уже позади и мастерская доказала свое право на существование. Это было бы ко взаимной выгоде Валери и банка. К тому же он давно был знаком и с Валери, и со всем семейством Рослендов. Но, похоже, оправдывались его самые худшие подозрения.

Через полчаса эти подозрения превратились в твердую уверенность. Закрыв бухгалтерскую книгу, он вздохнул.

— Валери, — начал он, — мне очень жаль, но…

Питерсу Норману пришлось замолчать, так как внимание Валери направилось на машину, въезжавшую во двор. С застывшим лицом и напряженным телом она неотрывно смотрела в окно. Любопытствуя, Норман проследил за ее взглядом и узнал в человеке, поднявшемся с водительского сиденья, Стивен Элсуорта. Он, разумеется, знал, что Майкл и Стивен были давними и близкими друзьями, но сейчас последний направлялся почему-то не к дому, а к мастерской Валери.

Она быстро отодвинулась в тень, чтобы скрыть отблеск пламени, опалившего ее тело. Один лишь вид Стивена вызвал в ней такую лихорадочную жажду, что ее охватила крупная дрожь.

— Извините за опоздание, — невнятно начал он, приветственно кивнув в сторону Нормана Питерса, и, расстегнув молнию кожаной папки, достал толстую пачку бумаг. — В городе ужасные пробки. Я привез контракт на сервисное обслуживание, Валери. Рад, что вы здесь, Норман, — обратился он к Питерсу. — Возможно, вам придется засвидетельствовать подпись Валери на этих документах.

— Контракт на обслуживание? Что еще за контракт?

Валери собралась спрашивать и дальше, но голос подвел ее. Стивен сделал по направлению к ней несколько шагов — и все ее тело заполнило, заняв место боли, неудержимое желание.

На нем был официальный костюм; темный пиджак подчеркивал ослепительную белизну сорочки, галстук в тон костюму украшал орнамент точно такого же цвета, как его глаза. Этот галстук куплен для него женщиной, поспешила решить Валери — и ошиблась.

— Контракт предусматривает обслуживание всего оборудования на моей ферме, а также машины Энди Дженкинса и рассчитан на пять лет. В течение этого времени ты будешь полностью отвечать за все машины и механизмы.

Голос Стивена звучал крайне официально; он, казалось, не замечал ни потрясенного вида Валери, ни выражения полной растерянности на лице банковского служащего, до которого едва ли доходил полный смысл сказанного.

— Моя машина — предмет отдельного контракта. — Стивен встал и бросил взгляд на часы. — Не хочу вас торопить, но в полдень я должен присутствовать на собрании директоров, и если бы мы сейчас подписали это соглашение…

Валери не могла оторвать взгляда от Стивена. Что, ради всего святого, он затеял?! Что делает… говорит? Он никогда не обсуждал с ней возможности такого сотрудничества, никогда даже не намекал, что собирается обзавестись собственной ремонтной базой для оборудования и машин…

Она встряхнула головой, чтобы убедиться, что происходящее — всего лишь сон. Затем закрыла глаза и вновь открыла их в твердой уверенности, что все исчезнет. Но этого не произошло.

— Стивен… — начала она слабым голосом. И тут Норман Питере, не в силах больше сдерживать напор одолевавших его вопросов, перебил Валери:

— Мистер Элсуорт, правильно ли я понял вас? Вы передаете Валери Росленд полное право на обслуживание и ремонт всей техники на вашей ферме?

— Она заслуживает и лучшего предложения, — заметил Стивен, небрежно пожав плечами. — И, безусловно, во всех известных мне мастерских я не встречал лучшего механика, чем она. Да, кстати, — буднично добавил он, — Валери как-то говорила мне, что у нее сейчас проблемы с наличностью. Полагаю, я могу вложить некоторый капитал в ее дело и, кроме того, быть гарантом нового банковского займа для нее.

Норман Питере был похож на человека, выигравшего в лотерею. Что же касается Валери, то она по-прежнему находилась в состоянии, слишком близком к шоку, чтобы хотя бы понимать сказанное Стивеном.

— Послушай, Валери, — втолковывал ей Стивен, — если ты сейчас поставишь свою подпись вот здесь, то Норман сможет засвидетельствовать ее, а я еще успею вовремя на совещание.

Валери была как в тумане. Вот она берет протянутую Стивеном ручку, все еще хранящую его тепло, и на ее глаза наворачиваются горячие слезы: это тепло — как будто из другой жизни, когда его ощущали ее кожа, ее плоть, ее самое сокровенное… Вот она быстро склоняет голову в бумаге, чтобы мужчины не заметили отражения захлестнувшей ее внутри и окрасившей кожу горячей волны… Но скрыть от Стивена дрожание пальцев, подписывавших документ, она не могла.

Что же произошло? — лихорадочно соображала Валери. Почему Стивен решил представить на подпись Норману Питерсу эти бумаги? Было ясно только, что этот контракт от начала до конца придуман Элсуортом, и если она хочет выяснить подоплеку всего, то нужно делать это сейчас. Но у нее не было сил… И дело даже не в мастерской, не в банке и не в контракте. Она так любила сейчас Стивена, так желала его, что от одного его присутствия у Валери кружилась голова и ей приходилось сдерживать себя последним усилием воли, чтобы тут же не броситься ему на шею, обнять, прижаться… А уж обратиться к нему с естественными в данной ситуации вопросами было просто немыслимо!

Норман Питере, счастливо улыбаясь, уже подписывал бумаги. Застыв на месте в каком-то столбняке, Валери наблюдала, как Стивен собирал бумаги, а затем, бросив быстрый взгляд на нее, поспешно удалился.

— Почему же ты не сказала мне, что Стивен Элсуорт предложил тебе такую сделку? — шутливо попенял ей Норман Питере, когда Стивен ушел.

Валери нечего было сказать. Она лишь тряхнула головой, чтобы смахнуть непрошеные слезы.

Уже позже, кода она пыталась восстановить в памяти всю картину событий, отчаянно стараясь, чтобы ее не затмевал образ Стивена, казавшегося таким далеким и недосягаемым в своем дорогом костюме и в то же время таким пугающе прекрасным, страшная догадка, объясняющая его подчеркнуто официальное поведение, осенила ее. А что, если этот альтруист, этот рыцарь, предлагающий ей помощь и спасающий ее бизнес, каковым он показался поначалу, на самом деле старался лишь заручиться гарантией ее молчания о той ночи — ночи их тайной близости? Ведь он ясно дал ей понять, что желает сохранить все в тайне. Вдруг ему пришло в голову купить ее, заплатить ей, как какой-нибудь… как… Валери почувствовала себя по-настоящему больной. И не только больной, но и оскорбленной, разгневанной.

Ну хорошо же, она ему покажет! Она покажет ему, что может сделать с его драгоценным контрактом! Она скорее бы согласилась голодать, опуститься на дно общества, потерять свою мастерскую, свою независимость, чем, приняв подачку Элсуорта, позволить думать о себе, как о…

Как же он мог?! Как посмел? Неужели даже мысль о том, что случилось между ними, даже память об этом так ненавистны ему, что он предпочел бы вычеркнуть это событие из своей жизни, разрушив ее бесценные воспоминания, и низвести все до уровня какой-то… Валери жалобно простонала.

25
{"b":"3349","o":1}