ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце концов, последний раз она видела Стивена без… малоодетого, поспешила поправиться девушка, когда все они ходили купаться перед отъездом Элсуорта на экзамены в университет. И это было много лет назад. Она была ребенком, а Стивен — юношей… мальчиком… В то время как тело, представшее перед ее мысленным взором, определенно принадлежало мужчине… Решительно, это был мужчина…

— Валери!

Она смущенно спрятала глаза, уловив вопросительную ноту в его голосе.

— Ладно, — объявил Стивен, взглянув на часы. — На сегодня магазинов достаточно. Думаю, нам пора возвращаться в Вэлли. Мне нужно кое-что сделать, а ты тем временем начнешь выполнять домашнее задание, — сухо сообщил он, кивком указывая на книги, которые она держала в руках.

— Я могу заняться этим и дома, — живо откликнулась Валери, которую ничуть не прельщала перспектива сидеть как послушная школьница и читать под надзором Стивена. — Может позвонить Роберт, — добавила она.

— Тем лучше, — твердо ответил Стивен. — Ему будет полезно побыть в неведении относительно того, где ты пропадаешь. Никаких отговорок, Валери, — предупредил он. — Не забывай о том, чего ты хочешь добиться…

Да, к сожалению, он прав! На протяжении утра были моменты, к тому же весьма многочисленные, когда она действительно почти забывала, ради чего решила подвергнуться столь болезненным испытаниям.

При входе на стоянку их встретил оглушительный вой автомобильной сирены. Стивен резко остановился и, беззвучно выругавшись одними губами, с чувством пробормотал:

— Если это то, о чем я думаю, — гаражу не поздоровится!

Обежав глазами стоянку, Валери поняла, что сработала сигнализация именно на машине Стивена. Сигналы поворотов вспыхивали и гасли, и в целом создавалось впечатление светомузыкального представления. Не удержавшись, Валери сладко протянула:

— О, Ставен, дорогой, похоже, у тебя проблемы…

Взгляд, которым одарил ее Стивен, свидетельствовал о том, что его ничуть не обманула ее притворная забота.

— У меня нет проблем, — уверенно ответил он, — а вот у гаража они, несомненно, будут. Там меня уверяли, что нашли неисправность и устранили ее.

— Системы сигнализации на машинах такого класса очень сложные и чувствительные, — сочувственно проворковала Валери, но в голосе ее при этом слышался триумф.

Всего полгода назад, когда Стивену доставили новую машину, она умоляла его позволить ознакомиться с ее устройством, но он наотрез отказал, заявив с начальственными, как ей показалось, интонациями, что машина — не игрушка и к тому же он может лишиться гарантийного обслуживания, если позволит кому-либо, кроме дипломированного механика, копаться в ее внутренностях.

— Я не буду в них копаться, — сквозь зубы возразила она тогда, — я просто хочу посмотреть…

— Знаю я твои осмотры, — ехидно припомнил ей Стивен. — Я не забыл, что случилось, когда ты решила посмотреть на мотор моего «феррари».

Валери поморщилась. «Феррари» был его радостью и гордостью. За этот маленький спортивный автомобиль Стивену пришлось выложить немалую сумму, но стоило ему только отвернуться, как Валери нарушила его запрет. Однажды днем он вернулся раньше обычного и обнаружил девушку сидящей на полу его гаража в окружении деталей, старательно демонтированных с автомобиля.

И Валери совсем не виновата в том, что, смущенная негодованием Стивена, она поспешила все восстановить и перепутала две очень похожие детали. Как только она поняла, почему машина не заводится и почему система отопления выбрасывает ледяной воздух вместо горячего, она тут же все исправила, однако не смогла предотвратить ущерба, нанесенного потоком холодного воздуха, который обдал тогдашнюю подружку Стивена и загубил в зародыше их начинавшийся роман.

Не ее вина, что эта подружка надела безобразно короткую юбку, оправдывала себя Валери. Ее и без того красное от стыда лицо покраснело еще больше, когда развеселившийся Майкл ехидно заметил Стивену, что, похоже, впервые его наступление на любовном фронте приостановлено неисправным отоплением.

— В первый и последний раз, — грозно сказал Стивен и резко посоветовал Валери: — Никогда, слышишь! Никогда больше близко не подходи к моему автомобилю, иначе именно тебе потребуется добрая порция холодного воздуха — чтобы охладить твою не в меру любопытную задницу — Валери была в том возрасте, когда упоминание любой детали анатомии вгоняет в мучительную краску стыда, и тогда, насколько она помнила, ее смущение превзошло все пределы…

Сейчас она, скрывая веселье, наблюдала, как Стивен пытается справиться с ситуацией — открыв для начала дверь, а затем попробовав отключить сигнализацию.

— Я считал, что эти штуки должны замолкать сами собой через двадцать минут, — сквозь зубы пробормотал он, когда все его старания завершились полным провалом.

— Это относится только к домашним сигнализациям, — сияя, пояснила Валери.

Ее веселье возросло, когда она заметила легкую краску, выступившую на щеках Стивена.

Долгое время, что она его знала, признаки смущения и растерянности. Его волосы растрепались, на лице была досада, усиливаемая вниманием и сочувствием соседей по стоянке.

— Могло бы быть и хуже, — с притворной заботливостью успокоила его Валери. — Я слышала, что последние модели этой марки снабжены усовершенствованной сигнализацией, которая кричит человеческим голосом: «Помогите! Меня воруют… « И тут же приняла невинный вид, когда Стивен, повернувшись, испепелил ее взглядом.

— Очень смешно! — свирепо рявкнул он, протягивая руку к бардачку, чтобы достать инструкцию.

Валери, покачав головой, ласково заметила:

— Ты не сможешь ее открыть Стивен, пока…

— Пока работает сигнализация. Я знаю… — резко прервал он ее, а затем мрачно спросил: — А как насчет мотора? Полагаю, его я тоже не смогу завести?

— Боюсь, что нет, — вежливо согласилась Валери.

— Ладно, побудь здесь, а я позвоню в гараж. Там, за углом, есть телефон-автомат.

— Хорошо, но будет лучше, если ты оставишь мне ключи, — послушно сказала она и пояснила: — Если ты этого не сделаешь, могут решить, что я пытаюсь угнать твою машину…

Стивен молча протянул ей ключи.

Валери подождала, пока он не скрылся из виду, а затем, тихонько напевая, приступила к делу. Как хорошо, что полгода назад она все же нарушила запрет не прикасаться к его драгоценной машине…

Игнорируя вой сирены, Валери нарушила систему сигнализации, чтобы добраться до бардачка, где лежало руководство по эксплуатации, а затем, ловко открыв капот, за три минуты заставила сирену замолчать, а еще через две обнаружила дефект, заключавшийся, насколько она могла судить, в простом замыкании проводов.

Сигнализацию, конечно, придется устанавливать заново, поскольку она разомкнула ее, но Валери все же была довольна собой, когда распрямилась, наслаждаясь наступившей тишиной. Она похлопала машину по капоту и назвала себя умной девочкой.

— Что за?

Улыбаясь, она обернулась на зловещее шипение Стивена и спокойно сказала:

— Она замолчала…

Краем глаза Валери заметила въехавшую на стоянку машину с эмблемой гаража, обслуживавшего Стивена. Когда машина приблизилась и остановилась, она шагнула вперед и сказала высунувшемуся из окна механику:

— Я отсоединила центральный блок и сняла кольцо электронного датчика, но думаю, что проблема заключается в одном из проводов…

— Вполне возможно, — согласился механик, посмотревший на девушку поначалу недоверчиво, а затем, подняв капот и порывшись там, одобрительно. — С такими машинами часто возникает подобная проблема. Этот дефект трудно выявить в процессе испытаний. Мы подозреваем, что причиной служит резкая смена температур, но пока у нас мало данных, чтобы говорить более определенно…

Именно в такой поддержке и нуждалась Валери; через секунду две родственные души погрузились в беседу, и потребовались насмешливые слова Стивена: «Если вы, ребята, закончили… «, чтобы прервать восторженный обмен мнениями двух автомастеров и обратить их внимание на машину Стивена.

9
{"b":"3349","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рунный маг
Оружейник. Приговор судьи
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
Хтонь. Зверь из бездны
Рождественское благословение (сборник)
Расколотые сны
Министерство наивысшего счастья
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Пассажир своей судьбы