ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Поколение справедливости
Дикий барин в домашних условиях (сборник)
Тринадцать свадеб
Книга Джошуа Перла
У Джульетты нет проблем
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Летальный кредит
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Время злых чудес
A
A
* * *

Но они проспали.

Посторонний звук разбудил их одновременно, и сперва Коннор думал только о том, как прекрасны ее волосы в солнечном свете, заливавшем подушку, которую он делил с нею. Они улыбнулись, глядя в глаза друг другу. Звук, похожий на удар деревяшки о деревяшку, повторился, и Софи подпрыгнула в постели.

– Марис!

Они выскочили из-под одеяла, оба нагие, и замерли, глядя друг на друга в немой панике. Он не знал, кто из них засмеялся первым, но вот уже оба зажимали ладонями рот, чтобы не захохотать во все горло. «Ш-ш! Ш-ш!» – шикали они друг на друга, но без особого успеха. Софи, фыркая, обежала кровать, щеки ее горели от сдерживаемого смеха.

– Одевайся! – громким шепотом велела она. – Я скажу, чтобы она спустилась в кухню и приготовила мне кофе. Сейчас она на лестнице, подметает, она делает это каждое утро. Быстрее, одевайся! – Она подобрала с полу его рубаху и бросила ему, нашла халат, просунула руки в рукава, туго затянула пояс и выскочила из комнаты.

Когда Софи вернулась, он заканчивал шнуровать ботинки. Она уже справилась с истерическим смехом и была серьезна. Коннор тоже успокоился.

– Марис ушла в кухню. Выходи через парадную дверь, Джек, и она тебя не заметит. Но нужно идти прямо сейчас.

– Нам необходимо поговорить.

– Да, но не теперь!

Он выпрямился, подошел к ней.

– Когда? – Вид у нее был озадаченный. – Сегодня днем. В саду, – решил за нее Коннор.

– Да-да, хорошо.

– В два часа?

Она согласно кивнула, потом неожиданно затрясла головой.

– Нет, совсем забыла, днем у меня собираются гости на чай!

– Черт! Тогда вечером.

– Да, вечером. О, Джек, пожалуйста, уходи поскорее.

Такое расставание было ему не по душе. Не было времени даже поцеловать ее. Софи проводила его до лестничной площадки и остановилась, опершись спиной о колонну. На ее прекрасном лице одновременно читались волнение, тревога, нежность. Коннор торопливо привлек ее к себе и стиснул в объятиях; так много он хотел ей сказать: о будущем, о прошлом, о том, как сильно любит ее и как много эта ночь значила для него. Но на это не было времени. «До вечера», – прошептал он, и она ответила: «До вечера».

Всего шесть ступенек вели вниз, но они скрипели так пронзительно, словно он шесть раз наступил на хвост кошке. Коннор оглянулся через плечо. Софи стояла и смотрела на него – глаза в пол-лица, ладони прижаты к пылающим щекам. Как тут удалиться чинно, с достоинством.

В дверях он не удержался и бросил последний взгляд назад. Софи сидела на верхней ступеньке, обхватив руками колени и наклонившись, чтобы видеть его. Она что-то сказала одними губами и послала ему воздушный поцелуй. Уже на улице, когда он бежал по усыпанной гравием подъездной дороге к воротам, до него дошло, что она говорила: «Я люблю тебя, Джек!»

12

– Мы были правы, вот уже и накрапывает.

– Что? – Софи подняла голову от чайных ложечек, которые протирала последние несколько минут, и постаралась сосредоточиться. – Что, Марис?

Служанка вздохнула.

– Третий раз говорю – хорошо, что вы решили накрыть в доме, потому как вон тучи какие, и дождик начинается.

– О! – Софи посмотрела на окно гостиной. Все утро небо было голубым и безоблачным, а теперь по нему неслись темные тучи, и первые крупные капли дождя горохом застучали в стекло. – Хорошенькая новость! – Она вернулась к ложкам, не обращая внимания на Марис, которая изумленно таращила на нее глаза.

– Да что это с вами? – недоумевала служанка. – Вы будто за тысячу миль отсюда. Плохо спалось ночью?

Софи опустила голову и, пряча глаза, ответила, что спала прекрасно.

– Ну, я пошла ставить в печь бисквиты, которые вы так любите. Миссис Болтон придет с минуты на минуту, так что успеет приготовить айвовый пирог и что там еще нужно. А вы срежете цветы, хорошо?

– Что?

– Мисс Софи!

– Да?

Марис уперла руки в боки.

– Ради бога, пошли бы вы наверх и прилегли на полчасика. Послушайтесь меня, это вам будет на пользу.

Софи наконец покончила с ложками и принялась за вилки.

– Я вовсе не устала. Я слышала, что ты сказала: ты занимаешься бисквитами, я – цветами. Можно не спешить; у нас еще полтора часа до прихода гостей.

– Не забудьте, вам еще нужно одеться.

Она взглянула на свой халат, потом на Марис.

– Не забуду.

Когда Марис отправилась на кухню, Софи подошла к окну посмотреть на дождь. Еще могло разгуляться; день был из тех, когда погода поминутно менялась: только что был дождь, и вот уже опять солнечно. Как бы ей хотелось, чтобы гости собрались в любой другой день, только не сегодня. Разве может она в таком состоянии занимать гостей? Серебро-то не могла толком почистить.

Что, если сделать Джека совладельцем рудника? Или… просто передать рудник ему в полное владение? Это легко осуществить, выйдя за него замуж: женщина лишается права на все свое имущество с того момента, как произносит: «Согласна». Это кажется безумием, передать ему рудник, но тогда он наверняка останется. Не из-за денег – они для него ничего не значат, – а из-за ответственности, которая ляжет на его плечи. Он хотел сделать карьеру, добиться положения в обществе. Это сотрудничество с Радамантским обществом, или как оно там называется, – лишь одна из возможностей добиться желаемого. Она может предложить ему другую, более надежную. Ему не придется спускаться под землю, если он так ненавидит это занятие. Он будет только управлять рудником совместно с ней. Он может даже делать что-то для улучшения условий работы шахтеров, о чем постоянно твердит: заменить лестницы на подъемник, установить новые вентиляторы и прочее.

Дождь прекратился. Софи отвернулась от окна и вышла в холл. Несколько минут она простояла, глядя назад, в гостиную, ничего не видя перед собой. Что-то нужно было сделать, вспомнила она. Ах да, цветы. Но она еще не закончила с серебром, и грязное полотенце, которым она протирала ложки и вилки, брошено на столе, да и стол еще не накрыт.

Вдруг ее точно током ударило; она остановилась, прижала ладони к щекам и зажмурилась. Выйти замуж за Джека? Это невозможно, невозможно; даже думать об этом – чистое безумие.

Может быть, ее сомнения не делают ей чести, но по крайней мере она отдавала себе в этом отчет. Если она станет женой Джека Пендарвиса, то потеряет свое положение в обществе, которое занимала всю жизнь по праву рождения, таланта, красоты и ума. Уикерли – небольшая провинциальная деревушка, но она выросла здесь, и для нее весь мир сосредоточился в ней. По правде говоря, она привыкла к своему положению, являясь одной из трех-четырех дам, находящихся на вершине социальной пирамиды. Кузина Онория, может, и не согласится, но Софи ставила выше себя только Энни Моррелл и Рэйчел Верлен. Если она вступит в брак с Джеком Пендарвисом, то лишится всего. Она станет никем, меньше чем никем, потому что упадет с такой большой высоты. Это немыслимо.

Что же остается? Любовная связь? Она в отчаянии прислонилась к наклонному торцу арки. Она не из тех, кто способен иметь двойную жизнь. Если они с Джеком продолжат тайные свидания – даже если допустить, что он согласится, хотя это весьма сомнительно, – она не выдержит напряжения, вызванного постоянной необходимостью скрывать свои чувства от всех. Это или убьет их любовь, или вынудит ее совершить ошибку и выдать себя.

Это будет катастрофа. Она станет падшей женщиной, и тогда придется уезжать из этих мест куда-нибудь, где ее никто не знает. Она опорочит память отца. Выход только один: нужно бросить его.

Не в состоянии больше ни о чем думать, она прошла через террасу, затем по сырой дорожке к садовому домику. Надев фартук, вооружившись садовыми ножницами и прихватив корзинку, Софи направилась в дальний конец сада. Китайские астры будут хорошо смотреться на столе. Настурции можно поставить на буфет, левкои – в высокую вазу в холле. Сильный аромат срезанных левкоев щекотал ноздри, пальцы стали липкие от их сока.

38
{"b":"335","o":1}