ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– По роду деятельности ему часто приходится ездить по делам и подолгу не бывать дома, – объяснила Чармиан, вдруг почувствовав себя несчастной, и со злостью приказала себе успокоиться. Меня это не должно касаться, подумала она.

– Хм, да, – продолжала Лиззи. – Я знаю, что мужчины такого типа женятся достаточно поздно. И в основном на молоденьких девушках, которые для них не более, чем развлечение, безделушка. Но это редко хорошо кончается. Неизбежно и хорошенькие девушки – невесты с широко раскрытыми глазами – тоже начинают хотеть, чтобы к ним относились как к взрослым. Я много раз видела, как это происходит. Но думаю, что не нам с вами судить о этом, это не наше дело, – неожиданно закончила она и, к облегчению Чармиан, сменила тему: – Вы упоминали, что иногда придется готовить на большое количество гостей.

– Да, это так, – подтвердила девушка.

Они договорились, что Лиззи переедет сюда к следующему уик-энду и тогда они вдвоем осмотрят кухонную утварь и подготовятся к предстоящим приемам.

Лиззи согласилась занять маленькую квартирку, где раньше жил Мишель. Таких квартирок специально для прислуги было несколько. Они располагались над гаражом.

Чармиан была уверена, что сделала правильный выбор. Они, несомненно, сработаются.

– Я не переменю своего решения, – сказала Лиззи, садясь в машину.

– Я тоже, – заверила ее Чармиан. – Но, конечно, окончательное решение будет зависеть не от меня.

6

Чармиан погрузилась в счета и записи за то время, что она работала в особняке. Затем ей предстояло сравнить их с цифрами расходов за предыдущие месяцы. Ей хотелось знать, каков здесь среднемесячный расход. Она сама составила бюджет на предстоящий месяц. Но прежде чем предложить его хозяину, хотела убедиться, что ненамного отклонилась от среднего показателя.

Неожиданно для себя она обнаружила, что ей понадобится гораздо меньше денег, чем тратили здесь раньше. Она недаром столько лет работала в отелях. Уж что-что, а считать деньги ее научили. И сейчас она пришла в ужас от такого количества ненужных расходов. Она считала и сравнивала, пока не пришла к выводу, что за этим кроется на простая безалаберность. Возможно, ее подозрения не во всем подтвердятся, но что Саймон использовал доверие хозяина в своих интересах, несомненно.

Чармиан опустила голову на руки. Голова была тяжелой и начинала болеть. Она устала и, кроме того, волновалась за бабушку.

Бабушка сегодня отправилась в клинику, чтобы начать обследование перед операцией. Чармиан очень хотелось поехать с ней, но она не решилась, потому что должен был вернуться хозяин.

Хокинз уехал во Францию, затем направился в Испанию. Перед отъездом он не забыл встретиться с Саймоном. Раскаты гневного голоса Хокинза разносились чуть ли не по всему дому, и Чармиан поневоле слышала этот яростный монолог. Саймон что-то жалко лепетал в ответ. Чармиан не жалела секретаря. С тех пор, как он за глаза поносил человека, которому служил, за низкое происхождение, девушка относилась к нему с презрением.

Чармиан знала, что ее предки принадлежали к знатному, но обедневшему дворянскому роду. Ее прабабушка вышла замуж за человека без титула, а брат прабабушки был лордом. Но это не мешало обеим семьям находиться в дружеских отношениях, вместе праздновать свадьбы и крестины. И к своим дальним более титулованным родственникам Чармиан относилась спокойно, без зависти и без особого пиетета. Она считала себя независимым человеком, старалась добиваться успехов своим трудом и все разговоры о преимуществе хорошего происхождения находила глупыми и унизительными.

Она не переставала удивляться, что Хокинз оказался настолько непроницательным, чтобы взять на работу Саймона. Пообщавшись с ним, она быстро поняла, что секретарь ненавидит хозяина и презирает саму необходимость работать.

На следующий день после скандала Хокинз холодно сообщил ей, что Саймон уволен. Она восприняла это без удивления.

Резко зазвонил телефон. Чармиан вздрогнула и схватила трубку. Голос бабушки звучал слабо, неуверенно. Она сообщила, что чувствует себя хорошо, но немного устала.

– Врачи хотят оставить меня еще на пару дней. Но ведь это так дорого…

– Тебе не следует об этом беспокоиться, – начала Чармиан и тут услышала звук вертолета. Ей не хотелось, чтобы Хокинз застал ее за личным разговором, каким бы важным он ни был. – Я должна идти, бабушка, увидимся вечером. Я тебя очень люблю, – прошептала она в тот момент, когда на пороге появился хозяин.

– Личные разговоры? – ухмыльнулся Хокинз. – Я не одобряю секс по телефону, особенно в рабочее время и за мой счет. Со мной два гостя, им нужны комнаты. Разумеется, если вы сможете оторваться от ваших любовных разговоров, – язвительно добавил он.

Чармиан вспыхнула и готова была вспылить, но Хокинз уже поднимался по лестнице. Она заторопилась за ним, успев лишь накинуть жакет.

Гости оказались испанцами, но прекрасно говорили по-английски.

Улыбнувшись, Чармиан пригласила их подняться в отведенные для них комнаты. За долгие годы работы в отелях она научилась легко устанавливать контакт с самыми разными людьми. Она без труда находила общий язык с мужчинами, никогда не давая повода для заигрываний. Ее предложение о дневном чае было отклонено, и она решила поговорить с Лиззи о предстоящем ужине. А заодно спросить у Хокинза, долго ли пробудут гости в его доме.

Она с сожалением подумала, что сегодня ей не удастся как следует поговорить с бабушкой.

Чармиан нашла Хокинза в его кабинете. Он разбирал какие-то бумаги, собираясь познакомить гостей с планами реставрации.

– Они останутся только на одну ночь, – ответил он на вопрос девушки о том, как долго гости пробудут в доме. – Боюсь, этого времени даже для вас будет недостаточно, чтобы поразить их воображение. Однако уверен, что женщина с вашим опытом постарается произвести на них впечатление, и предупреждаю, что не потерплю этого.

Чармиан побелела от негодования. Но не могла же она устраивать сейчас скандал. Она сжала губы и, резко повернувшись, вышла из кабинета.

С трудом подавив зевок, Чармиан с облегчением услышала голоса гостей, которые поднимались в свои комнаты. Теперь она наконец может поехать домой.

Хотя Хокинз не просил ее остаться, она считала это необходимым: мало ли какие проблемы могут возникнуть. Было уже почти два часа ночи… У нее было одно желание – побыстрее добраться до дома и уснуть.

– Почему бы вам не остаться здесь на ночь? – спросила Лиззи. – У меня есть свободная кровать.

– Не могу. Дома я смогу переодеться.

– Жаль, но из моего гардероба вам ничего не подойдет, – расстроилась Лиззи. – Вы такая тоненькая, а я все поправляюсь.

Хотя Хокинз никак не отметил результаты стараний нового шеф-повара, Чармиан казалось, что прием вышел удачным. Гости ели с отменным аппетитом, хвалили вина и густой черный кофе.

– Почему бы вам завтра не прийти на работу попозже? – спросила женщина.

– Мне бы и самой хотелось, но придется явиться, как обычно, к семи утра, – сокрушенно вздохнула Чармиан. – На всякий случай. Хотя я уверена, что с завтраком проблем не будет.

Чармиан, взяв сумочку, направилась к двери. Вдруг из коридора послышались шаги, и тут же сердце ее бешено заколотилось. На пороге возникла высокая фигура Хокинза.

– Вы все еще здесь? – Он взглянул на часы. – Уже третий час ночи.

– Мне не хотелось ехать домой, пока гости не улягутся спать.

– Хм, такая фанатичная преданность делу! Мне это кажется странным.

– Однако это и есть моя работа, – спокойно заметила Чармиан и, не удержавшись, снова зевнула.

– И вы не собираетесь ехать домой? – вежливо поинтересовался Хокинз. – Не правда ли?

– Напротив, собираюсь. Это займет всего полчаса, ведь дороги сейчас совершенно пустынны.

Губы Хокинза дрогнули, но, не произнеся ни слова, он повернулся и ушел.

Стараясь не зевать, Чармиан заторопилась к выходу. Уже на ступенях широкой лестницы она услышала, что Хокинз возвращается. Наверное, чтобы включить сигнализацию, когда она уедет, подумала девушка. Но он вышел вслед за ней.

14
{"b":"3350","o":1}