ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чармиан слышала, что опекун устроился где-то в Мексике, и путь в Англию был для него навсегда закрыт. Хотя эта страна была его домом в течение многих лет.

Конечно, жизнь в особняке опекуна отличалась от жизни в маленьком деревенском домике бабушки. Но у Чармиан ни на секунду не возникало сомнений, где ей больше нравится.

Последний кандидат что-то слишком долго не выходил из кабинета хозяина. Видно, с ним беседовали серьезнее, чем с другими. И Чармиан занервничала еще больше.

Когда ей позвонили из конторы по найму и предложили работу, она с трудом поверила в такую удачу.

– Это не совсем то, что вы привыкли делать, – произнес сотрудник конторы извиняющимся тоном. – Вам придется главным образом выполнять работу экономки. Но жалованье очень велико, к тому же покрываются все расходы на транспорт. И вы будете работать менее чем в двадцати милях от дома вашей бабушки.

Далее последовали пространные объяснения о ее служебных обязанностях и требованиях, которые предъявляет работодатель.

Работа, на которую претендовала Чармиан, заключалась в управлении особняком богатого, преуспевающего бизнесмена. В ее обязанности входила также организация приемов и деловых встреч. У нее в распоряжении был целый штат обслуги. А в случае приезда иностранных клиентов она должна была обеспечить выполнение всех их требований.

Джеффри Хокинз возглавлял высокодоходную фирму. Он был талантливым архитектором, но оказался и не менее способным организатором. Хокинз занимался реставрацией старинных зданий, сооружений и считался крупнейшим специалистом в этом вопросе. Иногда он или его агенты скупали старинные здания и, приведя их в порядок, продавали с большой выгодой. Иногда он вел реставрацию по заказу клиентов, среди которых были даже представители королевских домов Европы.

Как только Чармиан заинтересовалась этой вакансией, она постаралась как можно больше узнать о будущем хозяине. Но, как ни странно, подробной информации об этом человеке так и не нашлось. Даже ее бабушка, знающая все местные сплетни, мало что могла рассказать о нем, кроме того, что, когда он купил поместье со старинным обветшавшим домом, город наполнили истерические слухи. Неодобрительно говорили, что новый хозяин превратит поместье Бог знает во что. Будет там развлекаться со своими гостями да играть в гольф.

Однако ничего такого не произошло, хотя площадки для игры в гольф действительно были оборудованы. Партнерами Джеффри Хокинз а по бизнесу были люди, обожавшие играть в гольф.

Единственное, что удалось узнать Чармиан о будущем хозяине, кроме его сказочного богатства, – это о его необыкновенной требовательности как к себе, так и к людям, работавшим на него. Он был холоден как лед и беспощаден, когда нужно было расправиться с конкурентами. Именно так описывала характер этого человека деловая пресса Лондона.

Странно, но ни в одной из газет она не нашла его фотографий. Чармиан знала, что ему немного за тридцать, и, значит, он был на шесть-семь лет старше нее. Она также знала, что он не женат. Однако никаких намеков на его гомосексуальные наклонности ей не встретилось.

– Современные женщины не очень стремятся выходить замуж, – высказался он в одном из интервью какой-то феминистской газете. – Или, другими словами, их не устраивает один возлюбленный. Они больше ценят сексуальное разнообразие, чем любовь и верность.

– Так вы хотите сказать, что не собираетесь жениться вовсе? – бросила ему вызов журналистка.

– Может быть, когда-нибудь, если только моя будущая жена станет мне помощницей и в делах. Я не спешу, ведь мужчина, в отличие от женщины, может стать отцом и в зрелом возрасте.

– Да, вы очень современны, но женщины тоже предпочитают быть такими, – ядовито заметила журналистка.

– Но не моя женщина.

Вспомнив вдруг это интервью, Чармиан снова ощутила страх. Вряд ли ей удастся с ним сработаться. Все эти мысли вихрем проносились в ее голове, заставляя нервничать все больше. Но у нее не было выхода.

Теперь, когда жизнь любимой бабушки была под угрозой, Чармиан ценила каждую минуту общения с ней. И не потому, что чувствовала себя обязанной ей очень многим, а потому, что любила ее… Любила так сильно, что сердце разрывалось при мысли о возможности потерять этого единственного в мире близкого ей человека.

Девушка постаралась взять себя в руки и быстро заморгала длинными ресницами, чтобы не допустить непрошеных слез. Глаза у нее были необыкновенного ярко-синего цвета. Такие глаза, интересную бледность и густую копну вьющихся каштановых волос она унаследовала от бабушки. Чтобы собраться с силами, Чармиан уставилась на висевшую над мраморным камином картину «Вакханалия», автором которой, должно быть, был итальянец. Наверное, какой-нибудь джентльмен вывез эту картину из Рима. Все стены гостиной были увешаны подобными произведениями – одно ценнее другого. Но это было просто великолепно. Особенно поражали необычные глаза сатиров, выражения их лиц.

Может быть, Чармиан обладала слишком большим воображением, но ей показалось, что циничные ухмылки козлоногих существ, их похотливые и в то же время расчетливые взгляды отражают характер человека, который купил эту картину и владеет ею.

Так же он будет владеть и Чармиан, если возьмет ее на работу. Она нахмурилась. Странно, вообще-то она не была впечатлительной и обычно не давала воли своим нервам. Большинство людей, с которыми она сталкивалась по работе, знали, что она хорошо контролирует себя и способна справиться с любой, даже самой трудной ситуацией. Никто из окружавших не представлял, скольких сил ей стоило держать в узде свои эмоции, подавлять свои страхи. Но все же Чармиан считала себя женщиной, которая сама делает выбор и принимает решение.

– Мисс Риверс? Мистер Хокинз ждет вас.

Секретарь хозяина открыл перед ней дверь и окинул ее оценивающим взглядом.

Вероятно, в кабинете хозяина был другой выход, потому что ни один из кандидатов не вернулся назад в гостиную. На секунду Чармиан испугалась, что сейчас она попадет в зубы профессионалу, который моментально обнаружит все ее недостатки и у которого, судя по газетным публикациям, явно был не очень дружелюбный характер.

Постаравшись обуздать свои фантазии и вернуть себе привычное спокойствие, Чармиан слегка нахмурилась и решительно направилась за секретарем.

Она была довольно высокой и слишком худощавой для своего роста, казалась хрупкой, но не была такой. Ее можно было согнуть, но не сломать. Мудрая бабушка научила ее сохранять чувство собственного достоинства, а также всегда следить за своей внешностью. Чармиан носила облегавшую тело одежду, выгодно подчеркивавшую ее точеную фигуру. Таким был и ее сегодняшний костюм. Она производила впечатление сильной, уверенной в себе женщины.

Многим мужчинам Чармиан нравилась, и они не прочь были пофлиртовать. Но флиртовать с женщиной, которая на каблуках была не ниже шести футов, да к тому же обладала неуступчивым характером, не всем удавалось.

Когда Чармиан подошла к секретарю шефа, оказалось, что она на целый дюйм выше его. Секретарю это явно не понравилось. Он предпочел бы маленькую пухленькую блондинку, от которой можно было ожидать массу радостей.

Последняя претендентка на должность домоправительницы перехватила его взгляд, брошенный на вырез ее блузки, и сладко пропела:

– Не правда ли, неплохо для моего роста? Кстати, информация о размерах есть в моей анкете вместе с фотографией.

Еще когда она заполняла анкету, у нее возникли легкие подозрения по поводу хозяина, которого интересуют такие подробности. Но работа была ей просто необходима, поэтому она постаралась выбросить все это из головы.

Из гостиной они прошли в узкий коридор без единого окна. Чармиан ощутила странное недомогание сродни клаустрофобии и постаралась ускорить шаг.

Секретарь распахнул дверь в кабинет, секунду помедлил, ожидая, пока она войдет, и произнес:

– Мисс Риверс.

Мужчина, сидевший за письменным столом, поднялся навстречу, и Чармиан едва удержалась, чтобы не раскрыть рот. Он совершенно не походил на тех деловых людей, с которыми ей доводилось встречаться до сих пор. Скорее он напоминал благородного, мужественного киногероя. И был, как с неудовольствием отметила про себя Чармиан, на редкость привлекателен.

2
{"b":"3350","o":1}