ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Чармиан вернулась в особняк, Джеффри там не было. Время без него текло ужасно медленно. Всю ночь Чармиан ворочалась в постели, не в силах заснуть. Она изнемогала в мечтах о нем, томилась от неутоленной страсти. Неужели прошли всего сутки с тех пор, как она наслаждалась, лежа в его объятиях? Со стоном она уткнулась лицом в подушку.

Джеффри… Если бы только он был сейчас здесь! Если бы…

У нее кружилась голова от страстного, нестерпимого желания приникнуть к нему, замереть в его объятиях, под жгучими поцелуями, отдаться ему.

О, Джеффри…

9

Прошло несколько дней. Джеффри не приезжал и не звонил. Чармиан не знала, что и думать. Ведь так не должно быть, если он любит ее. Она старательно скрывала свое настроение, была, как всегда, деловитой, сдержанной. Зато по ночам не находила себе места от тоски и обиды. Однажды днем, закончив работу, Чармиан отправилась в клинику. Сегодня бабушку перевозили в санаторий, и Чармиан должна была убедиться, что она будет хорошо устроена.

– По правде говоря, все это пустая суета, – жаловалась старушка, но протестовала не слишком уверенно. Перенеся операцию, она уже не решалась, как прежде, отвергать все советы врачей.

Но все же бабушку сильно смущали предстоящие расходы.

– Господи, сколько же все это будет стоить! – вздыхала она.

– Тебе не следует ни о чем беспокоиться, – успокаивала ее внучка. – Предоставь все мне. Ты должна думать только о том, как побыстрее поправиться.

– Просто отлично, что мы поторопились с операцией, – сообщил Чармиан хирург. – Опасность была гораздо больше, чем мы предполагали. Ваша бабушка – женщина сильная и очень упрямая. Подозреваю, что ей было намного хуже, чем она соглашалась признать. Вряд ли она смогла бы долго продержаться.

– Но ведь сейчас с ней все в порядке? – с надеждой спросила Чармиан.

– Абсолютно, – заверил ее доктор. – Просто ее организму нужно время, чтобы полностью восстановиться. Именно поэтому я и порекомендовал вам этот санаторий.

Чармиан почувствовала такое облегчение, какого не испытывала уже многие месяцы.

Настроение ей портила только мысль о том, что предстоит разговор с Джеффри насчет ее долга. Хотя она была уверена, что Джеффри не станет возражать, если она задержит на некоторое время выплату денег, сам разговор об этом представлялся ей неприятным. Одно дело брать в долг у хозяина и совсем другое – у любовника.

Чармиан молила Бога, чтобы у Джеффри хватило такта и понимания не предлагать ей денег. Она понимала, что ему ничего не стоит помочь ей, и недосягаемая для нее сумма для него была сущим пустяком. Но ей важно было сохранить самоуважение и не поступиться гордостью. Поэтому она предпочитала не нарушать условия их договора.

Просьба об отсрочке долга ущемляла ее самолюбие. Но здоровье бабушки было важнее, чем собственная гордость. Конечно, обсуждение денежных вопросов было важно, но она не собиралась говорить об этом в первые часы их встречи. Румянец заливал лицо Чармиан, когда она вспоминала, как приносила завтрак в спальню Джеффри. Сейчас все было бы иначе. Вспомнив, как Джеффри появился перед ней с полотенцем, обмотанным вокруг бедер, она испытала самое настоящее возбуждение.

Сколько же еще ждать приезда Джеффри?

Однако его возвращение оказалось совсем не таким, как мечтала Чармиан. Джеффри позвонил как раз в то время, когда Чармиан занималась переездом бабушки в санаторий. Он звонил из Испании, где консультировал очередного заказчика. Джеффри передал Лиззи распоряжение для Чармиан. Он сообщил, что прибудет завтра днем вместе с клиенткой, которая проведет ночь в особняке.

– Кажется, у него там полно дел с этой клиенткой, – заметила Лиззи.

– Да, вероятно, так, – согласилась Чармиан.

Она расстроилась, узнав, что Джеффри вернется не один, а с какой-то дамой. Но, подумав, решила не огорчаться. Ведь гостья пробудет здесь всего одну ночь, а потом у них будет достаточно времени, чтобы побыть наедине.

У Чармиан было много работы по дому. Она обсуждала меню с Лиззи и готовила комнату для гостьи.

На следующее утро она отправилась в сад за цветами и украсила дом букетами, которые привели Лиззи в восхищение.

– У вас получается замечательно. Эти букеты так вписываются в интерьеры! У меня никогда так не получится! – восклицала Лиззи.

– Это всего лишь практика.

Бледно-кремовые лилии с ярко-зелеными листьями оттеняли роскошь мраморного камина и отражались в полированной поверхности журнальных столиков.

Чармиан всегда обожала цветы. И умела подбирать их по сезону. Например, розы были хороши летом. Фиалки с их нежным запахом зарождающейся жизни лучше всего подходили для весны. Цветы, расставленные в больших вазах по комнатам, наполнили дом буйством красок и ароматов.

Чармиан не зря выбрала лилии. Ей казалось, что их аромат напомнит Джеффри об их первой встрече в ночном саду.

В столовой она поставила огромную вазу с этими цветами на обеденный стол, покрытый белоснежной дамасской скатертью.

Наконец все было готово, и Чармиан почувствовала, что проголодалась. Лиззи зашла узнать, звонил ли Джеффри. Ведь шедевры ее кулинарного искусства могут испортиться, если придется долго ждать. Чармиан мысленно поблагодарила Бога за то, что профессиональная подготовка позволяет ей скрывать собственное нетерпение. Ей то и дело казалось, что она слышит, как к дому подъехала машина. И она мечтала первой увидеть Джеффри, когда он войдет.

Время шло, а он все не появлялся. Чармиан пришлось успокаивать Лиззи, что мясо будет прекрасно и в холодном виде. Наконец она принялась обзванивать авиакомпании, пытаясь выяснить, каким рейсом прилетит мистер Хокинз. Но она не знала, летит ли он прямо из Мадрида или с пересадкой. Так что выяснить ей ничего не удалось.

Только в пять часов Чармиан услышала из коридора долгожданный голос.

Когда Джеффри открыл дверь ее комнаты, сердце Чармиан забилось от счастья. Она едва справилась с порывом броситься в его объятия. Однако не смогла скрыть улыбки и блеска в глазах, когда он вошел.

– Чармиан, – резко спросил Джеффри, – это вы поставили лилии на камин?

Холодная злость его тона стерла улыбку с лица Чармиан и погасила огоньки счастья в ее глазах.

– Да, я… – почти прошептала она.

– Так пойдите и уберите. Мой клиент не выносит их аромата.

Покраснев, Чармиан поспешила за ним. Он шел так быстро, что ей приходилось чуть ли не бежать, чтобы не отстать от него.

– Извините, Изабелла, я приказал убрать эти злосчастные цветы немедленно, – услышала она слова Джеффри.

Изабелла…

Сердце Чармиан заныло. У круглого стола стояла высокая стройная женщина. Ее черные волосы были собраны в высокий узел, слегка оттягивающий назад изящную головку, что придавало ей несколько надменный вид. Шелковая блузка с глубоким вырезом подчеркивала пышную грудь, а брюки туго обтягивали стройные бедра.

Она, наверное, была не моложе Джеффри. Но о ее возрасте трудно было судить из-за обилия косметики на лице. Во всяком случае, с точки зрения Чармиан, такой макияж не говорил о хорошем вкусе.

Серьги, перстни, браслеты тоже показались Чармиан слишком броскими. Но сама женщина держалась так, словно была уверена в своей неотразимости.

– Сожалею, но у меня аллергия на эти цветы, – спокойно произнесла Изабелла на прекрасном английском, обращаясь к Джеффри и совершенно игнорируя Чармиан. – Пусть кто-нибудь покажет мне мою комнату. После такого замечательного ланча у меня одно желание – отдохнуть. К тому же я должна позвонить секретарю. После смерти мужа на меня свалилось столько дел. Приходится самой присматривать за всем. Должна признаться, что это не очень приятно, за редким исключением. К таким исключениям как раз относится возможность получить ваши советы. Вы такой знаток старины, что я наслаждаюсь общением с вами.

У Чармиан сжалось сердце, когда она услышала этот низкий, мурлыкающий, манящий голос.

– Я счастлив, что могу доставить вам удовольствие, – ответил Джеффри.

20
{"b":"3350","o":1}