ЛитМир - Электронная Библиотека

Отлично.

— Но мы не можем целый день бродить по городу.

— Почему? Рик засмеялся.

— Послушайте, может, все-таки утром заедем в офис? Вы посидите у меня в кабинете за компьютером, а я разберусь с бумагами. Ну а потом поедем в город.

— В Кони-Айленд?

— Может, лучше в какой-нибудь музей? Например, в Музей современной живописи и скульптуры Гуггенхайма.

— Знаю. — Моника с готовностью кивнула. — Он есть у меня в списке.

— Ах ну да, у вас же список! — Рик подавил тяжкий вздох. — Скажите, а в вашем списке предусмотрен отдых?

Моника засмеялась.

— Вы уже устали? — Она убрала руки из-за головы, устроилась поудобнее и, просияв улыбкой, предложила: — А вы расслабьтесь!

— Как?

— Очень просто. — Она потянула его за рукав. — Садитесь поближе.

Какого черта? Что еще она придумала? Предчувствуя недоброе, Рик все-таки пододвинулся.

Она положила руку ему на плечо и потянула к себе, приглашая положить голову к ней на колени. Сначала он сопротивлялся, но она одарила его такой улыбкой, что вся его решимость мигом улетучилась.

— Вот так, устраивайтесь поудобнее и отдыхайте!

— Думаете, я такой немощный, что мне нужно поспать?

— Уверена.

— Я могу обидеться! — Рик поднял голову. — Моника, снова засмеялась и, запустив пальцы в его шевелюру, легонько потянула вниз и опустила его голову себе на бедра. Он подчинился, но она, оставив ладонь у него на голове, принялась нежно поглаживать его по волосам.

От удовольствия Рик зажмурился, но тут же открыл глаза и, не глядя на нее, пробормотал:

— Лучше не надо.

— Почему? — удивилась она.

Он взглянул ей в лицо. Она смотрела на него с невинным видом, а пальцы продолжали свое дело.

— Вам не нравится? — Она взмахнула ресницами. — Папа любит, когда я массирую ему голову. Говорит, помогает расслабиться.

Рик вздохнул. Господи, какой же он кретин! Во всем видит злой умысел. А Моника… Она такая… Воистину святая простота. — На миг ее пальцы замерли:

— Какое странное ощущение у меня в животе… Со мной так никогда не было.

Рик стремительно сел.

— Я сделала вам больно? — спросила она, глядя на него с неподдельным участием.

Рик поднялся и покачал головой. Боже праведный! Неужели она до такой степени наивна?!

— Нам пора возвращаться. А то скоро начнется час пик и будет трудно поймать такси.

Моника протянула ему руку, и он помог встать на ноги. Неожиданно, без всякого предупреждения, она поцеловала его в щеку.

— Рик, спасибо вам за чудный день!

— Пустяки! — буркнул он и резко отстранился.

— Пустяки? — повторила она, тараща на глаза. — Извините, но я не понимаю. Я чем-то обидела? :

Рик улыбнулся.

— Да нет. Я хотел сказать, что ничего особого не сделал. Просто это такое выражение. Ну, в общем, не стоит благодарности.

— Нет, это не так. — Она обхватила его руками за пояс и заглянула в глаза. — Вы подарили мне прекрасный день.

— Да? Вот и хорошо. Я рад, что вам понравилось. — Он попытался разомкнуть кольцо рук. — Не надо так делать.

— Почему? — Она сцепила руки еще крепче. — Потому что, когда я с вами, у меня в г… Как бы это сказать? Щекочет?

— Моника! — Рик попытался вложить в голос как можно больше твердости.

— Рик?

— Что? — Он сделал шаг назад.

Она шагнула за ним.

— Можно попросить вас еще об одном одолжении?

— О каком? — тихо спросил он и утонул в омуте ее глаз.

— Поцелуйте меня, пожалуйста.

Он все смотрел в ее глаза, пока до него не дошло, что еще чуть-чуть — и он выполнит ее просьбу.

— Моника! Что вы еще выдумали! Глупость какая!

— Почему? — Она часто-часто заморгала.

— Потому.

— У вас есть подружка? — Она немного ослабила руки.

— Нет.

— Хорошо. — Она чуть откинула голову назад и закрыла глаза. — Тогда поцелуйте меня.

В лицо Моники светило солнце, и губы нее влажно поблескивали. Рик героически противостоял искушению.

— Никаких поцелуев.

Она распахнула глаза, и от обиды они стали темными, как грозовая туча.

— Я вам не нравлюсь. Впрочем, это понятно: у вас от меня одни неприятности.

— Ничего подобного.

Она отпустила руки и шагнула назад.

— Не надо меня успокаивать. Я все понимаю.

— Нет, не понимаете. — Рику стало ее жалко. Обижать ее он совсем не хотел. Господи, почему она так не уверена в себе? Кто виноват: родители или монашки? — Дело в том, что здесь… здесь слишком людно. Моника округлила глаза, и ее губы растянулись в мечтательной улыбке. — А вы хотите поцеловать меня по-настоящему?

Рик заскрипел зубами. Какой же он тупица! Может, она просила, чтобы он ее всего лишь чмокнул, а теперь будет ждать большего! Нет, с ней нужно быть осторожнее.

— Артур, подожди! — Рик вскочил из-за стола и вышел в коридор. Надо поговорить, пока он не уехал из офиса.

— Хочу кофе, — бросил Артур через плечо, направляясь в конец коридора, где была маленькая кухня. — Составишь компанию?

Рик пошел за ним, но, заметив, что дверь в кабинет Бруно открыта, остановился.

— Я не знал, что вы уже пришли. Не хотите выпить кофе?

Бруно пожал плечами и, не отрывая глаз раскрытой газеты, буркнул:

— Некогда. Как-нибудь в другой раз.

Рик нахмурился. Да, вид у Бруно на самом деле озабоченный. Что, черт побери, происходит? Бруно всегда находил время выпить с ним чашечку кофе, хотя бы для того, чтобы выяснить, как обстоят дела с реализацией. Он любит быть в курсе всего, что происходит на фирме.

— Ну ладно. Не буду вам мешать. Может, завтра?

— Непременно, — Бруно на миг поднял глаза и снова углубился в газету.

Рик с неспокойной душой пошел на кухню, где уже хозяйничал Артур. Выглядел он сумрачным и заспанным: для него было еще раннее утро. Налив себе кофе из автомата, он спросил:

— А ты будешь?

— Мне не до кофе.

— А что стряслось?

— Есть разговор.

— Куда пойдем? — Артур отхлебнул большой глоток кофе. — К тебе или ко мне?

— Лучше ко мне. — Рик вышел в коридор. Хорошо, что хотя бы Артур его не избегает. Впрочем, пока он ни словом не обмолвился про поездку в Джерси.

— Ну, что случилось? — спросил Артур, усевшись напротив Рика с кружкой кофе.

— А я думал, ты сам мне расскажешь. Брови Артура поползли вверх.

— Не понял.

— Как дела в Джерси?

— А-а-а, вот ты о чем! Никак. — Артур хмыкнул. — Ты же знаешь отца! Подходит к концу срок аренды складских помещений, вот он и нервничает. Боится, что повысят арендную плату.

Рик нахмурился. Плохи дела. Если поменяют складскую базу, открытие филиала на Западном побережье придется отложить.

— Как знать, может, и повысят, — сказал он.

— Вряд ли. Отец сотрудничает с Циммерманами больше двадцати лет. И всегда вовремя платит. — Артур отхлебнул глоток и, глядя на Рика поверх кружки, спросил: — Надеюсь, ты не думаешь, что я плету интриги у тебя за спиной?

— Нет. Только не пойму, почему ты не сказал мне про поездку в Джерси.

— Да я сам узнал об этом в последний момент! — Он пожал плечами. — Видимо, отец хочет занять меня делом. Ведь он считает, что от меня никакого проку.

— Артур, не городи чушь! Никто так не думает.

— Ну ладно. Хочу еще кофе.

— Подожди, У меня к тебе еще один вопрос…

— Расслабься, Рики! — Артур встал. — Филиал на Западном побережье от тебя никуда не денется. Во всяком случае, мне его отец точно не доверит. Он невысокого мнения о моих организаторских талантах.

Рик почувствовал угрызений совести. А ведь Артур вполне мог бы возглавить филиал. Просто не проявляет должной заинтересованности.

— А с каких это пор тебя стало волновать его мнение?

— Да мне по барабану, — возразил Артур. — Просто я случайно услышал разговор.

— И с кем же, если не секрет?

— С Моникой.

— С Моникой? — Рик не сумел скрыть удивление: — О тебе?!

— Наплевать! Так о чем ты хотел со мной поговорить?

10
{"b":"3351","o":1}