ЛитМир - Электронная Библиотека

Он чуть не поперхнулся: на ней были одни трусики.

Глава 6

С минуту Рик смотрел на нее не в силах оторвать взгляд. Она была само совершенство. Грудь высокая, идеальной формы, с небольшими сосками, которые так и просились в руки…

— Моника!

Наконец он пришел в себя и наклонился за ее майкой, но впопыхах схватил свою тенниску и, пытаясь прикрыть Монике грудь, выронил из рук. Покосился на ближайших соседей — пожилую супружескую чету, — те посматривали на них с живейшим интересом и ухмылялись.

Рик инстинктивно обнял Монику за плечи и притянул к себе. Кожа у нее была гладкая, теплая и душистая, а упругие соски призывно щекотали ему грудь.

— Рик? — Она откинула голову и с недоумением заглянула ему в лицо.

Он глазами показал на пожилую чету у нее за спиной. Супруга сделала недовольную мину.

— Моника, это не нудистский пляж.

— А разве я голая?

— Делайте, что я говорю, — отчаянным шепотом велел он. Не хватает еще, чтобы Монику арестовали за нарушение порядка в общественном месте! Микеле не только выгонит его с фирмы, а обратится за помощью к своим дружкам. Из тех, что имеют дело с мафией. — Моника, сейчас мы с вами сядем на полотенце. Понятно?

Она нахмурилась, а потом глаза у нее радостно сверкнули, и она, обхватив его руками за шею, шепнула:

— Поняла. Мы сядем, а потом поцелуемся, да?

— Да, то есть нет. Черт! Уберите руки!

Она помрачнела и медленно опустила руки.

Времени объяснять что к чему у Рика не было: он с ужасом заметил, что соседка поднялась и с решительным видом направилась в сторону спасательной будки.

Рик чертыхнулся, схватил с песка полотенце и накинул на плечи Монике. Побросал, как попало, одежду в сумку и, схватив Монику за руку, молча потащил ее на другой конец пляжа. Там был не такой живописный берег и народу почти не было.

— Рик, я не… — Она запнулась. Рик обнял ее за плечи и шепнул:

— Пойдем быстрее. Потом все объясню.

Он большими шагами пошел вперед, не оборачиваясь, пока они не оказались в глухой части пляжа, где не было никаких купальщиков, и остановились у врытого в песок старого рекламного щита. Рик огляделся вокруг. Слава Богу, никого! Он с облегчением перевел дыхание.

Конец полотенца сполз, обнажив Монике левую грудь. Рик на всякий случай увлек ее за щит и устало прислонился к нему спиной. Усилием воли оторвал взгляд от груди Моники и посмотрел в ее растерянное лицо. Черт! Надо бы поскорее поправить полотенце и прикрыть ее как следует. А как хочется сорвать это чертово полотенце и увидеть ее всю!

Словно читая его мысли, Моника повела плечами и укуталась полотенцем.

— Рик! Почему вы меня все время пугаете?

— Извините! Я не хотел.

Он отстранился от щита. Сердце колотилось как бешеное. Господи, можно себе представить, что она о нем подумала!

Моника шагнула к нему и положила ладонь на его грудь.

— А почему мы убежали оттуда?

Рик чуть-чуть расслабился. Слава Богу, дело не в том, что она его боится. А зря…

— Потому Что на пляже нужно быть в купальнике.

Она удивленно моргнула.

— А я, по-вашему, в чем?

— Я хотел сказать, в купальном костюме, а не в одних плавках.

— Но в Европе…

— Здесь не Европа.

Моника недовольно выпятила нижнюю губу.

— Ох уж эти американцы! Вы придаете слишком много значения тому, как ;выглядите.

Рик хохотнул.

— К сожалению, далеко не все выглядят так хорошо, как вы.

С минуту она смотрела ему в глаза, и Рик почувствовал неловкость.

— Я вас смутила?

— Нет, — честно признался, он. — Моника, вы очень красивая.

От удовольствия она вспыхнула.

Странно… Неужели девушка с такой внешностью, не понимает, как она хороша? Рик слегка дотронулся пальцем до ее щеки.

— Просто не хочу, чтобы у вас были неприятности.

— С дядей Микеле?

— И не только с ним. Вас могли задержать.

— За что? — изумилась она.

— За нарушение общественного порядка.

— Но в Европе…

Рик остановил поток ее красноречия, прижав палец к ее губам.

— Не забывайте, вы в Америке. И мне прекрасно известно, что в Европе несколько иной подход к обнаженному телу. — Он усмехнулся. — Впрочем, я не уверен, что ваши родители одобрили бы ваш наряд.

Моника посмотрела на него так, что он понял: сейчас она и думать забыла о родителях. Рик подавил вздох и опустил руку.

— Я была на пляже всего три раза. И все три раза без родителей. Так что не знаю, что бы они на это сказали.

— Моника…

Услышав в его голосе сомнение, она подняла голову.

— А знаете, что я думаю? Это пляж. А на пляже люди купаются и загорают. Так что ничего неприличного в наготе нет.

— Согласен. — Рик тяжело вздохнул и снова огляделся, вокруг ни души. Надо ей надеть верх купальника. И чем быстрее, тем лучше. Хорошо, что у него еще осталась хоть крупица разума.

Он перевел на нее взгляд. Она привстала на цыпочки и на миг прижалась губами к его губам. Опустилась, но потом снова поднялась и прижалась еще раз.

Рик стоял не шелохнувшись. Пусть себе экспериментирует. Только без него. Но тут Моника тихонько вздохнула и взглянула на него с такой обидой, что у него внутри словно что-то сломалось. Он схватил ее за плечи, привлек к себе и прижался ртом к ее рту.

Когда он провел языком по ее губам, она на мгновение напряглась, но потом разомкнула губы.

Рик хотел, чтобы поцелуй был нежным, но он слишком долго сдерживал себя. Его язык ворвался к ней в рот и завладел им с такой жадностью, что Рик испугался сам. Моника сделала робкую попытку ответить на поцелуй, и лишь это несколько отрезвило Рика.

Он сбавил темп и через миг, сделав над собой усилие, оторвался от ее губ и опустил руки.

Моника смотрела на него круглыми как у совы глазищами. Похоже, на этот раз он ее точно напугал.

— Поцелуйте меня еще, — не сразу пробормотала она.

Рик сомневался. Остатки разума возобладали.

— Не надо, — выдохнул он.

— Нет, надо. — Она прижалась к нему, полотенце раздвинулось, обнажив грудь, и он почувствовал прикосновение ее голого тела. — Я прошу вас, поцелуйте меня еще раз.

На миг Рик прикрыл глаза и дал волю чувствам. Он ощущал, как от прикосновения к его груди набухли ее соски, и хотел одного: взять их в рот и ласкать. Ласкать до изнеможения. Пока Моника не запросит большего.

— Рик, ну пожалуйста…

Он вышел из транса и открыл глаза. Какого черта он себе позволяет?! Ведь это Моника, племянница босса. Он отстранился от нее, и его взгляд остановился на ее груди. Неимоверным усилием воли он отвел глаза и сказал:

— Моника, так нельзя.

— Почему нельзя?

В ее голосе было столько обиды и смятения, что Рику показалось, будто его ударили по лицу. И поделом.

— Я так не могу. Не имею права.

— Но ведь я вам нравлюсь?

Он заглянул ей в глаза и спросил напрямую:

— У вас были отношения с мужчиной?

Она моргнула и, чуть покраснев, буркнула:

— Конечно, были. Он вздохнул.

— Это был риторический вопрос.

Она нахмурилась, силясь понять, что он имеет в виду.

— Моника, я думаю, у вас не было отношений с мужчиной.

Она начала было возражать, но он прервал ее:

— Я имело в виду, в полном смысле этого слова.

— Как это?

— Я думаю, вы меня поняли.

Она молчала. Но ее лицо говорило больше любых слов. Моника вспыхнула, опустила глаза и прикрыла грудь полотенцем.

— Моника? — Он поднял ее лицо за подбородок. — Вы очень красивая и очень соблазнительная. Прошу вас, не осложняйте мне жизнь.

В ее глазах затеплилась надежда.

— Но мы можем только целоваться.

Рик опустил руку.

— В том-то все и дело, что на этом, все не закончится.

— Закончится, — сказала она, беря его за ладонь и сжимая ее в своей.

— Вы мне слишком доверяете.

На ее лице снова промелькнуло удивление, словно, она его не совсем понимает.

14
{"b":"3351","o":1}