ЛитМир - Электронная Библиотека

К двенадцати?! Моника нахмурилась. Да в двенадцать все только начинается! Это дядя Микеле возвращается домой к двенадцати — и то потому, что слишком много выпивает.

— Договорились, дядя Микеле.

Она прислушалась, как удалились его шаги, а потом хлопнула входная дверь. Тогда Моника вышла, отправилась к себе и, закончив макияж, надела черное платье, припасенное для особого случая. Платье было узкое как перчатка и, чтобы застегнуть молнию на спине, пришлось втянуть живот. Сегодня ужин ей не светит — это точно!

Моника придирчиво оглядела ногти — не облупился ли лак, еще раз причесалась и села на край кровати. Предстояло выбрать туфли. Если верить героиням шоу «Секс и город», туфли решают все. Однако выбор у нее невелик: всего-то две пары.

После минутного раздумья она остановилась на черных лодочках на шпильке, хотя их она уже надевала. Встала, покрутилась перед зеркалом. Класс! Однако придется попросить Рика отвезти ее в магазин еще раз.

Монике нравилась ее новая одежда, хотя возникали и некоторые неудобства. Раньше на нее никогда так не глазели мужчины. Сначала ей казалось, что именно этого она и добивалась, но потом поняла: ей нужно совсем другое: просто она хотела быть такой же, как все ее подруги и сверстницы, посещавшие ночные клубы Милана. И не хотела в двадцать с небольшим выглядеть как собственная бабушка! А когда на нее смотрит Рик, ей это нравится. И даже очень. Когда его глаза загораются блеском, ее бросает в жар. Но от его взглядов она не испытывает неловкости. А вдруг все дело в том, что дядя Микеле поручил Рику о ней заботиться?

Сраженная неприятной догадкой, Моника устало опустилась на кровать. Неужели Рик только поэтому обращает на нее внимание? Из одного чувства долга?! Нет, этого не может быть! Глупости! Она ему нравится. Ну разве стал бы он с ней целоваться, если бы она ему ни капельки не нравилась?

Она вздохнула. Жаль, что у нее нет никакого опыта общения с мужчинами! Что она знает? Только то, что читала или слышала от подружек. Но она не дурочка! И знает, кому верить, а кому нет. Вот, например, Маргарита делает вид, будто знает про мужчин все-все, но наверняка это только ее фантазии.

Моника встала и поправила платье. Еще раз посмотрелась в зеркало. Может, все-таки зря она надела такое вызывающее платье? Они представила, как заблестят глаза у Рика, когда он ее увидит, и как он окинет ее взглядом всю-всю, и у нее от нетерпения закружилась голова. Поскорей бы он пришел!

Наконец раздался долгожданный звонок. Моника еще раз взглянула в зеркало проверить, не смазалась ли помада, и подошла к двери. Она не сомневалась, что это Рик, но, согласно инструкции, заглянула в глазок и, никого не увидев, ухмыльнулась и спросила:

— Кто там?

— Это я! Рик.

— Откуда мне знать, что это вы?

За дверью было тихо, а потом Рик сказал:

— Ну хватит, Моника.

— Встаньте так, чтобы я вас видела.

— Очень смешно! — фыркнул Рик, но шагнул назад. — Так видно?

— Нет, отойдите еще дальше.

— Моника, вы хотите идти в город или нет?

Рик отошел еще дальше, и она, довольная, улыбнулась и как следует его рассмотрела. Он был в шелковой набивной рубашке бордового цвета и черных вельветовых джинсах, обтягивающих его так, что Моника снова почувствовала возбуждение. Она не торопилась открывать. Прижав ладони к двери, она представляла, что это его грудь, и долго смотрела в глазок, наблюдая, как он трет подбородок и нервно приглаживает волосы ладонью.

А может, лучше никуда не ходить? Почему бы не провести вечер дома? Она приготовит спагетти, а потом можно будет посидеть, послушать музыку, а после этого…

— Моника?

— Да, Ричард?

— Так вы меня впустите или нет?

Она отперла замок, распахнула дверь и сделала серьезное лицо.

— Ну-ка, повернитесь, чтобы я убедилась, что это вы.

Рик пристально взглянул ей в глаза, и Моника как завороженная не могла отвести взгляд. Он шагнул к ней, и она инстинктивно отступила на шаг.

Уголок его рта дрогнул в улыбке. Так он надумал с ней поиграть? Отлично! Она не прочь. Когда он снова сделал к ней шаг, она схватила его за рубашку и притянула к себе.

— Есть только один способ узнать, кто вы: Ричард Свенсон или кто-то другой.

Рик вскинул бровь, но не сделал попытки отстраниться или убрать ее руки, а молча смотрел на нее сверху вниз, словно выжидая. Потом протянул руку назад и захлопнул за собой дверь.

— И какой же это способ?

Моника проглотила ком в горле, подавив в себе внезапное желание отпустить его и отступить.

— Только поцелуй скажет, кто вы на самом деле.

— Вы уверены? — спросил он, переводя взгляд на ее губы.

У Моники перехватило дыхание, и она молча кивнула.

— Вот так? — Рик наклонил голову и слегка коснулся губами ее губ.

Так мимолетно и так благочестиво?!

— Нет, никакой вы не Ричард Свенсон.

Он улыбнулся, да так обольстительно, что у Моники все поплыло перед глазами, и она приготовилась к настоящему поцелую.

Рик взглянул на часы.

Вы готовы?

Какое разочарование! Моника подавила вздох.

— Готова. Только возьму сумочку. — Она метнулась в свою комнату и, обернувшись на ходу, увидела, какими глазами он смотрит на ее платье. — Если хотите, Ричард, то мы можем остаться дома.

— Почему? — прищурив глаза, спросил он.

— Дядя вернется поздно, — Моника пожала плечами. — А вы наверняка устали. Вот я и подумала, почему бы нам не остаться дома? Я приготовила бы спагетти. — Она снова пожала плечами, и в ее мысли закрались сомнения. — И помассировала бы вам плечи. Чтобы вы хорошенько расслабились…

Рик чуть откинул голову и произвел какой-то непонятный звук — не то застонал, не то вздохнул…

— Давайте придерживаться :первоначального плана. Только постараемся не углубляться в ночь.

— Не углубляться в ночь? — не поняла она. — Как это?

— Не будем гулять допоздна.

— Но ведь ночью все интересное только-только начинается.

Рик улыбнулся.

— Ну ладно, А когда у вас комендантский час?

— В половине третьего. — Моника улыбнулась ему в ответ.

Глава 7

Уж лучше бы мы остались дома! — думал Рик, стоя в холле роскошного ночного клуба в Манхэттене.

Моника с живейшим интересом рассматривала стены, пестревшие яркими плакатами с обнаженными телами, не замечая, как ее пожирают глазами два швейцара. Если честно, то снаружи заведение выглядит вполне респектабельно, да и печатная продукция выполнена со вкусом, только сути это не меняет. Можно себе представить реакцию Микеле, доведись ему узнать, что его драгоценная племянница посещает подобные места!

Интересно, с чего ей взбрело в голову таскаться по ночным клубам? И где она раздобыла адрес? В путеводителе по Нью-Йорку такие «достопримечательности» не рекламируют. Чует его сердце, все это плохо кончится! Моника представила Рику солидный список клубов, которые вознамерилась посетить, причем о доброй половине он слыхом не слыхивал. Придется срочно произвести разведку.

— Моника, может, лучше уйдем отсюда? — предложил Рик, покосившись в сторону танцевальной площадки, где какая-то парочка целовалась с таким самозабвением, словно они одни во всей вселенной, и партнерша была скорее раздета, чем одета.

— Почему? — спросила Моника, не отрывая глаз от постера с чернокожим красавцем-атлетом, повернутым к публике спиной в недвусмысленной позе:

— Почему? — с нервным смешком повторил Рик. — А вы не находите, что это заведение несколько одиозное?

— Одиозное? — Моника оторвала глаза от постера. — Не знаю… Я никогда не бывала в таких местах.

— Моника, я серьезно.

Мимо с очаровательной улыбкой продефилировала официантка в золотистой набедренной повязке и такой же «скромной» ленточке вместо лифчика.

— Добрый вечер! — приветствовал их внушительного вида мужчина в смокинге. (Ну и шкаф! — подумал Рик. Наверное, менеджер, но по виду вышибала.) — Вы для начала будете внизу?

16
{"b":"3351","o":1}