ЛитМир - Электронная Библиотека

Рик чуть нахмурился.

— А какой у нас выбор? Вышибала в смокинге свел брови и, окинув Монику цепким взглядом, спросил:

— Так вы у нас впервые?

Рик и Моника молча кивнули.

— Добро пожаловать! — Он сверкнул дежурной улыбкой. — Вы не пожалеете, что пришли к нам! Скажу без ложной скромности: это лучший ночной клуб Манхэттена, а может, и Нью-Йорка. Позвольте представиться. Гэвин, ваш покорный слуга! — Он поклонился и, обведя рукой зал, указал на винтовую лестницу. У нас еще два этажа. А здесь, как видите, танцевальная площадка и буфет с легкими закусками. Сыр, орешки, крекеры, фрукты и все такое прочее… Для начала, пока вы тут освойтесь.

Рик покосился на парочку, поглощенную не столько танцем, сколько поцелуями, и на один безумный миг представил на их месте себя и Монику. Нет! Осваиваться тут он не намерен. Он обвел глазами почти пустой зал. Две пары сидели за столиками, неспешно потягивая коктейль.

— Еще рано. Завсегдатаи приходят часам к одиннадцати, — объяснил Гэвин, перехватив его взгляд. — Несколько человек уже поднялись на второй этаж. Там у нас небольшой зал для общения. А на третьем отдельные номера.

— Там можно поужинать?!

— Можно и поужинать, — улыбнулся Гэвин.

Моника отошла в сторону и, глядя на лестницу, спросила:

— А можно пойти взглянуть?

— Разумеется, — ответил Гэвин, не спуская плотоядного взгляда с попки Моники.

Рик подошел к ней и, заслонив от посторонних глаз, положил руку на ее талию. Пожалуй, отдельный номер как раз то, что нужно. Коль скоро уходить отсюда Моника не собирается. А может, все-таки удастся ее уговорить? Что-то ему здесь не нравится…

— Моника, здесь неподалеку, есть отличный ресторанчик, — шепнул он ей на ухо. — Уверяю вас, не пожалеете!

— Но я еще не хочу есть. А вы хотите?

— Мы же собирались поужинать.

— Не буду вам мешать, — дипломатично заметил Гэвин, отходя в сторону. — Походите, посмотрите все сами…

— Спасибо, — буркнул Рик, глядя ему в спину. — Моника, мне здесь не нравится. Давайте уйдем отсюда.

— Но я хочу взглянуть, что там наверху.

— Послушайте, но ведь этот тип сказал, что пока еще рано… Давайте зайдем попозднее, — нашелся Рик.

— Но ведь мы уже пришли, Зачем же уходить? — возразила Моника и улыбнулась своей обольстительной улыбкой, разом перечеркнув все его разумные доводы. — Ричард, давайте останемся! Неужели вам не любопытно?

— Представьте себе, нет.

— А мне очень даже любопытно! — Она у него на руке. — Прошу вас! Может, музыка получше и мы с вами потанцуем.

Потанцуем? Рик снова покосится на парочку. Он не считал себя большим специалистом по части хореографии и последний раз был на дискотеке в студенческие годы, но то, что выделывали эти двое, танцем он не назвал бы. Партнер гладил партнершу по голой спине — разрез платья едва ли не обнажал ягодицы, — страстно прижимая к себе и производя недвусмысленные телодвижения.

К своему стыду, Рик почувствовал возбуждение и поспешил отвести глаза.

— Ну ладно, — согласился он. — Давайте посмотрим, что там наверху, и уйдем.

Моника улыбнулась и повела его наверх. Рик поднимался по лестнице с тяжелым сердцем. Нет, ему это заведение не нравится. И он ни за что не позволит ей уговорить его остаться. В городе полным-полно клубов, и они пойдут в любой — из тех, что он знает, а здесь ему как-то не по себе.

В холле второго этажа висела большая картина маслом с обнаженной женщиной в духе импрессионизма, стояли два обтянутых бордовым бархатом диванчика, а между ними — низкий столик с хрустальной вазой с зеленым и черным виноградом.

Справа и слева — две закрытые двери. Из-за той, что слева, слышалась негромкая музыка.

Моника молча подняла глаза на Рика, тот пожал плечами и слегка толкнул дверь плечом.

За дверью царил мягкий красноватый полумрак, и после яркого холла трудно было сразу что-то увидеть, Моника висела у Риса на руке и, с любопытством вытянув шею, пыталась заглянуть внутрь. Они стояли в узком коридоре, вернее в части зала, отделенной бархатными бордовыми портьерами.

За тяжелыми портьерами послышался негромкий женский смех и музыка. Рик узнал композицию «Безудержные мечты» группы «Moody blues».

Моника нерешительно шагнула вперед, Рик за ней. Теперь и ему стало любопытно, что же там происходит. Гэвин сказал, что наверху несколько человек, тогда почему тут так подозрительно тихо?..

Внезапно слова песни заглушил женский стон наслаждения, и Рик сразу понял, куда они попали. Черт! Нет, все-таки он непроходимый тупица! Надо же быть настолько наивным! Ну почему он с самого начала не догадался, что это за заведение?!

Между тем Моника подошла вплотную к портьерам и, прежде чем Рик успел ее остановить, раздвинула их. Рик схватил ее за запястье и хотел оттащить назад, но, заглянув внутрь, остолбенел.

На устланном коврами полу на бархатных подушках раскинулась в окружении трех мужчин обнаженная женщина. Один припал ртом к ее груди, другой устроился между ног и орудовал языком, а третий стоял, на коленях, закинув голову с белокурыми взлохмаченными волосами и закрыв глаза от наслаждения, а женщина одной рукой ласкала его пенис, а другой свою грудь.

Моника еле слышно пробормотала что-то по-итальянски, Рик пришел в себя и, сжав ей руку, потянул назад к двери. От неожиданности она вздрогнула и, потеряв равновесие, оступилась, но продолжала как завороженная следить за происходящим.

— Куда же вы? — оторвавшись от своего занятия, спросил тот, что занижался куннилингом, и обернулся к ним, весь влажный от пота. — Не уходите. Лучше присоединяйтесь к нам.

Блондин открыл глаза и уставился на Монику.

Рик снова дернул ее за руку, на этот раз сильнее, и шепнул:

— Пошли отсюда!

Моника подняла на него ошарашенное лицо и снова заговорила на итальянском, но потом опомнилась и шепотом спросила:

— Что они делают?

Час от часу не легче! Она что, шутит?!

— Поговорим об этом потом.

Моника молча кивнула и послушно пошла за ним, глядя назад круглыми глазами.

Черт! Ну надо же так влипнуть! Какой же он кретин! Ведь не первый день в Нью-Йорке, мог бы догадаться что к чему! — проклинал себя Рик. Он никогда не посещал подобных заведений, но прекрасно знал об их существовании. В такие места ходят разведенные супруги и любители группового секса. Господи, и где только были его глаза?! Все яснее ясного: постеры и картины с обнаженными телами, непристойные танцы… Отдельные номера? Вот идиот!

Нет, ему не может быть оправдания! Впредь надо быть осторожнее. Нью-Йорк — это настоящий вертеп, где и в общественном месте можно нарваться черт знает на что! Ловко же ему запудрил мозги этот Гэвин!

Когда они вышли на лестницу и Рик собрался спускаться вниз, Моника промямлила:

— Но ведь мы еще не были на третьем этаже. Рик нервно хохотнул.

— А второго вам не хватило? Выдержав его взгляд, она упрямо заявила:

— Но ведь на третьем этаже отдельные номера. Верно?

— Да. То есть нет! — С него хватит! Мало ли что там на третьем этаже? — Нет, Моника, мы уходим!

— Рик, ну пожалуйста! — Она сжала его руку выше локтя и нежно погладила. — Прошу вас!

Мягкие движения ее пальцев вызвали у Рика совершенно неуместную ассоциацию.

— Моника, поймите, мы должны уйти. — Черт! Звучит не слишком убедительно. — И прямо сейчас!

— Но мне нужно в туалет.

Рик с опаской покосился на вторую дверь. Никакой таблички на ней не было. Впрочем, как и на той, куда они вошли.

— Может, подождете несколько минут? Тут неподалеку есть «Макдоналдс».

Она пожала плечами и прикусила нижнюю губу.

Рик вздохнул. Пожалуй, она права. Наверху отдельные номера. А это уже лучше. Ведь так?

— Ну ладно, пойдемте, — с неохотой согласился он.

Рик взял ее за руку и повел на третий этаж, где сразу за лестничной площадкой тянулся длинный коридор. По обе стороны виднелись закрытые двери. На двух висели таблички «Не беспокоить».

17
{"b":"3351","o":1}