ЛитМир - Электронная Библиотека

Рик достал бумажник и, вытянув пару банкнот, спросил:

— Сколько мы должны?

— Давайте посчитаем. Раз вы были у нас меньше часа… — лицо Гэвина приобрело задумчивое и сосредоточенное выражение, — … я смогу сделать вам скидку. С вас всего три сотни.

— Триста долларов?! — задохнулся от возмущения Рик.

Гэвин молча кивнул, по-прежнему сияя улыбкой.

— За фужер шампанского? Тот нахмурился.

— Шампанское за счет заведения.

Черт! Таких денег у Рика при себе не было. Самое большее — сто двадцать, ну сто сорок долларов.

— А за что же тогда, черт побери, триста долларов?!

Гэвин указал рукой на табличку при входе и изобразил на лице такое долготерпение, что Рику захотелось заехать ему по физиономии.

— Если угодно, ознакомьтесь с прейскурантом. И убедитесь сами, что я сделал вам приличную скидку. Наверху все услуги от двухсот долларов и выше.

— Но мы же ничего не делали. Мы только смотрели.

Гэвин пожал плечами, и его ослепительная фирменная улыбка начала меркнуть.

— Я только слежу за порядком в клубе.

Спорить бесполезно. Рик достал карточку «Американ-экспресс».

— Пожалуйста.

— Извините, но кредитные карточки мы не берем. Только наличные. — И Гэвин снова указал на табличку при входе.

Рик вполголоса ругнулся.

— Но у меня нет при себе столько наличных, от силы сто сорок долларов.

— Это ваши проблемы.

— У меня есть с собой деньги. — Моника покопалась у себя в сумочке и протянула три двадцатидолларовые купюры.

Гэвин посмотрел на Рика и мрачно констатировал:

— Этого мало.

— Вы что, шутите? Две сотни неизвестно за что мало?!

Тот пожал плечами и уже не столь терпеливо ответил:

— Повторяю: я слежу за порядком в клубе, а не определяю цены на услуги.

Рик начал заводиться.

— Приятель, ничем не могу вам помочь! Больше денег у нас нет.

Гэвин перевел взгляд с Рика на Монику и, немного помолчав, бесстрастным тоном уточнил:

— Это все, что вы можете сказать?

— Увы! — Рик развел руками.

Вышибала в смокинге повернулся к стойке и окликнул бармена:

— Дерек, вызови полицию.

Глава 8

Моника ругнулась по-итальянски, а потом перешла на английский:

— Неужели вы станете беспокоить полицию по такому пустячному поводу? Можно подумать, в таком большом городе ей больше нечем заняться!

Гэвин удивился ничуть не меньше Рика и, подумав, заметил:

— Раз сто долларов для вас сущий пустяк, нечего жаться.

Моника нахмурилась, пытаясь понять, что он имеет в виду.

— A что, если я в течение часа привезу остальные деньги? — вмешался Рик, кляня себя за то, что до сих пор не обзавелся пластиковой карточкой банкомата. А все из-за идиотской любви к порядку: ему всегда казалось, что, пользуясь карточкой банкомата, трудно иметь точное представление о состоянии своего банковского счета.

— А с какой стати я вам должен верить? — спросил Гэвин.

Моника едва не задохнулась от возмущения.

— Неужели вы думаете, что мы вас обманем?

— А почему нет? — хохотнул тот.

— Босс, зачем я тебе понадобился? — крикнул из-за стойки бармен.

— Там видно будет, — с наглой ухмылкой ответил Гэвин. — Все зависит от этой милой пары.

— Выбор у нас с вами небогатый, — стараясь сохранять спокойствие, заметил Рик. — Либо вы отпускаете нас за деньгами, либо вызываете полицию.

— Нет! — Моника выхватила у Рика деньги и сунула их Гэвину, присовокупив две свои двадцатидолларовые банкноты. Третью оставила себе. — Это нам на такси. А чтобы вы не сомневались, что мы привезем деньги, возьмите в залог вот это. — И она стянула с пальца перстенек с бриллиантом.

— Моника, не надо!

Но Моника уже отдала Гэвину кольцо.

— Вернете, когда привезем деньги. Договорились?

Рик взял ее за локоть и, заглянув в глаза, сказал:

— Моника, я этого не допущу.

— Ричард, это мое дело. — В ее глазах сверкнули гнев и решимость.

Гэвин покрутил перстень, посмотрел камень на свет, поискал пробу и, увидев ее, удовлетворенно хмыкнул.

— Так и быть. Договорились. Даю вам только час.

— Мне бы хотелось получить расписку.

— А это еще зачем? — ухмыльнулся Гэвин. — Не сомневайтесь, леди, вы получите свое кольцо. Мне нужно от вас только недостающие сто двадцать долларов. И больше ничего.

— А с какой стати я должна вам верить? — с невозмутимым видом парировала Моника.

Рик покосился на недовольную мину Гэвина и чуть не прыснул.

— Приятель, один — ноль в ее пользу.

— Смотрите, как бы я не передумал! — огрызнулся тот и подозвал бармена.

Бармен принес бумагу и ручку, и Гэвин под диктовку Моники написал расписку.

Рик молча наблюдал за ней, не переставая удивляться, с какой легкостью она взяла ситуацию в свои руки. Да, сразу видно: из нее выйдет превосходная домохозяйка. Однако Моника не из тех, кто удовольствуется исключительно этой ролью, как бы важна она ни была. Она не захочет быть дорогим украшением при муже. Хотя в вопросах секса она не искушена, жизненной хватки ей не занимать!

Рику пришло в голову, что Моника уже второй раз приходит ему на помощь. Черт! Его мужское самолюбие было уязвлено.

— Получите расписку. — Гэвин сунул ей клочок бумаги. — Даю вам один час.

Моника не спеша ознакомилась с его каракулями, кивнула и взяла Рика под руку.

Они вышли и поймали первое попавшееся такси. Времени у них в обрез. Если попадут в пробку, могут за час и не обернуться.

Моника села на заднее сиденье четко посередине. Когда Рик влез следом и захлопнул за собой дверцу, они оказались прижатыми друг к другу, но Моника, как видно, этого вовсе не замечала. Она молча смотрела в окно, но Рик увидел, что у нее дрожит рука.

— Успокойтесь! — Рик взял ее ладонь в руки. — Мы вернем ваше кольцо. Обещаю.

— Я знаю. Просто этот тип вывел меня из себя. — Она с шумом вздохнула и перешла на итальянский. И трещала как пулемет. Без остановки и не переводя дыхания.

В зеркале заднего обзора Рик увидел недоуменную физиономию таксиста. Отлично! Только этого им не доставало: того и гляди, водила решит, что Моника чокнутая, и выкинет их из машины.

— Успокойтесь! — Рик сжал ей руку, но она продолжала свой гневный монолог. — Не надо, Моника!

Водитель притормозил у тротуара. Ну вот! Рик шепотом выругался. Сейчас предложит освободить машину.

— В чем дело? Мы очень спешим.

Таксист не обратил на Рика никакого внимания, а повернулся к Монике и сказал что-то на итальянском.

Она ответила еще громче и возбужденно замахала руками.

Рик взглянул на удостоверение таксиста, прикрепленное под счетчиком. Пьетро Маркони. Отлично. Просто великолепно.

— Моника, у нас мало времени, — напомнил он.

Пьетро бросил на него любопытный взгляд и продолжил говорить с Моникой. На итальянском. И с такой скоростью, что Рик не мог уловить ни слова. Однако одно он понял: Пьетро ужасно рассердился. Осталось выяснить на кого.

Когда наконец Пьетро повернулся и, лихо развернув машину, помчался назад к клубу, Рик начал догадываться что к чему.

Пока Пьетро крутил баранку, он не выглядел таким огромным. Но когда он встал нос к носу с Гэвином, клубный вышибала сразу утратил всю свою внушительность. На подбородке и скуле у Пьетро красовались шрамы, приобретенные, вне всякого сомнения, в кулачном бою, а буйная черная шевелюра придавала ему такой свирепый вид, что Рик явно не пришел бы в восторг, повстречайся он с ним один на один в темном переулке. Впрочем, и в светлом тоже. Рик терпеть не мог драться. И не имел ни малейшего желания вступать в драку.

— Джентльмены, — начал он. — Давайте решим вопрос мирным путем. Без членовредительства.

Оба сделали вид, будто его не существует вовсе.

Посетители занимались своим делом. Две пары с деловым видом прошествовали мимо них наверх. Несколько человек толпились у стойки. И только какой-то мрачный тип с бородой выступал в качестве единственного зрителя.

19
{"b":"3351","o":1}