ЛитМир - Электронная Библиотека

— У меня?!

— Да, у тебя! А кто же еще покажет ей город?

— Ну уж нет! — Артур вскочил. — У меня отпуск! Ты что, забыл? Я уже оплатил круиз. На две недели. Только я, Кэтрин, солнце и сосны. А нянькой я быть не собираюсь!

— Я компенсирую тебе твой круиз.

— Ничего подобного! — Артур попятился к двери. — Кэтрин еле-еле договорилась, чтобы ее отпустили на две недели.

— Артуро! — Отец стукнул ладонью по столу. — Моника твоя сестра. Она же член семьи.

— Понимаю. — А вот Кэтрин вряд ли поймет. — Отец, меня не будет только две недели. Пусть ею пока займется Рик.

— Рик?

Артур пожал плечами — точно так же, как отец.

— А что, он почти что член семьи. Разве нет?

Микеле поморщился.

— Вот именно почти что. Нет, так не пойдет. Он мужчина, а она женщина. Я понятно излагаю?

— Вполне. Только речь идет о Рике.

— Не морочь мне голову! А что, Рик не мужчина? — Отец упрямо мотнул головой, и Артур понял: тема закрыта. — Ты встретишь Монику в аэропорту и от нее ни на шаг. Ясно?

— Отец, я не хотел говорить, но раз ты настаиваешь…

Микеле прищурил глаза.

— В чем дело?

Артур запаниковал. Отказаться от круиза? Ни за что! Они с Кэтрин мечтали о нем полгода. Черт принес эту Монику!

— Дело в Рике, — не сразу ответил он.

— И что с Риком?

— Понимаешь, это очень личное.

— Артуро, ты сам начал. — Микеле снова взял в руки сигару. — Ну и что же приключилось с Риком?

— Отец, только никому ни слова! В том числе и самому Рики. Договорились? Это очень деликатная тема.

— Договорились.

Артур тяжело вздохнул. Жаль, что приходится впутывать в это дело Рика, но у него нет выхода.

— Отец, Рики вполне может сопровождать Монику по городу. И ничего страшного не случится. — Он прокашлялся. Гореть ему в аду за эту ложь! А еще раньше его прикончит Рики. — Видишь ли, Рик играет за другую команду.

Микеле насупил брови.

— Как это понимать?

— А ты не понимаешь? — Артур нервно хохотнул. — Рики, ну… как бы это сказать…

— Артуро! Не выводи меня из себя! — Микеле начал сердиться. — Говори как есть!

— Рик не интересуется девочками.

— Рик?! Что ты несешь! Да я же знаю его чуть ли не с пеленок! Чушь! Он не такой.

— А когда ты последний раз видел его с девушкой?

Микеле покрутил в руках сигару и не сразу вспомнил:

— По-моему, в прошлом году, в День благодарения… Ну да, он приводил к нам на ужин маленькую рыжую толстушку.

— Приводил. Только три года назад, и это была дочь его соседа. Пятнадцати лет.

Микеле нахмурился.

— А почему он не похож на голубого?

— Отец, ты здорово отстал от жизни! Похож, не похож… С чего ты взял, будто они все на одно лицо? Главное, что Рики можно доверить Монику. Со спокойной душой.

Микеле пожевал сигару и, задумчиво сдвинув брови, сказал:

— Ну ладно! Зови его ко мне.

Рик покосился на часы на столе и чертыхнулся. Скоро заявится эта девица, а ему еще нужно успеть составить два отчета для таможни и подписать целую кипу счетов-фактур. Каких только поручений не давали ему Террачини, но быть гувернером еще не доводилось! В первый момент Рик чуть было не послал Микеле подальше, но внезапно понял: на этот раз ему оказали неслыханное доверие.

Мужчины клана Террачини отличаются старомодностью, особенно в отношении своих женщин. С точки зрения Микеле, женщина должна быть красивой, послушной и богобоязненной. Поручив Рику свою племянницу, Террачини-старший тем самым допустил его в святая святых. Можно сказать, доверил ключи от дома.

Жаль только, что пока он выгуливает по Нью-Йорку итальянскую пай-девочку, его непосредственная работа стоит на месте.

Рик отодвинул счета-фактуры и открыл ежедневник. Остается надеяться, что он сумеет выкроить время на дела — хотя бы рано утром и поздно вечером. Правда, Микеле велел не отпускать Монику ни на шаг, но Артур ввел его в курс дела.

Если верить Артуру, его двоюродная сестрица — истинный синий чулок и, стало быть, красотам Нью-Йорка предпочтет чтение книг и сидение у компьютера. Тем лучше! Осмотр достопримечательностей начнется с Нью-йоркской публичной библиотеки и, Бог даст, займет недельки две.

Рик снова и снова листал ежедневник, выстраивая дела в порядке срочности, пока его не прервал зуммер местной связи. Интересно, кто бы это мог быть? Обе секретарши ушли обедать, Артур отправился в аэропорт за Моникой, а трое остальных представителей семьи Террачини, работающих в офисе, этим устройством принципиально не пользуются. Когда им нужно кого-то позвать, они открывают рот и вопят на всю контору.

— Рик, вернулся Артур с… — раздался голос Микеле, потом что-то защелкало, но вскоре связь восстановилась. — Черт побери, как работает эта хрень?!

— Просто нажми на кнопку, — послышался голос Артура. — Вот и все. А теперь говори.

— Рик?

— Я слушаю.

— Будь добр, зайди ко мне в кабинет! — сказал Микеле не своим голосом, явно стараясь быть особенно милым в присутствии племянницы.

— Хорошо. — Рик ухмыльнулся и вышел в холл.

Ему не раз приходило в голову, что фирма процветает вопреки всему. Микеле не откажешь в деловой хватке, но его упорное нежелание заниматься модернизацией производства обходится фирме в копеечку. А Артуру, который прекрасно понимает недостатки отца, не хватает амбициозности, чтобы попытаться хоть что-то изменить. Вот если бы Рику предоставили такую возможность, он бы тут же ввел ряд нововведений и фирма получила бы ощутимый рост дохода.

В дверях Рик столкнулся с Артуром: тот выходил от отца и, увидев его, смущенно улыбнулся. Хотя дверь в кабинет была открыта, Рик вежливо постучал и остановился на пороге.

— А вот и он! — Микеле широким жестом пригласил его войти.

Кабинет Террачини-старшего был на удивление хорошо убран. Бумаги на столе лежали ровными стопками, даже в ящике с почтой царил идеальный порядок. А со стены, за спиной у босса, исчезла картина с обнаженной женщиной.

Заметив это, Рик с трудом подавил смешок: картина была дорогая и выполнена с большим вкусом. Наверное, эта Моника та еще лицемерка!

И тут он ее увидел. Она сидела в углу за столом для переговоров в мешковатом кашемировом пальто песочного цвета и вязаной шапочке. Бедолага! И как она только не сварилась в таком наряде! — посочувствовал ей Рик.

— Познакомься, моя племянница Моника. — Микеле снова пригласил Рика войти. — А это Ричард, наш директор по реализации.

— Очень приятно, — ответила она сочным низким голосом с чуть заметным акцентом и, округлив большие карие глаза, сказала дяде: — А я думала, реализацией занимается Артуро.

Ее замечание немало удивило и Рика, и Микеле.

— Они оба занимаются реализацией. Только Рик выполняет львиную долю всей работы.

Моника снова перевела взгляд на Рика, но тот еще не пришел в себя от изумления, вызванного наблюдательностью Микеле. Кто бы мог подумать, что старик настолько хорошо владеет ситуацией на фирме!..

— А теперь вам придется заниматься мной, — заметила Моника с легкой гримаской и протянула Рику руку. — Хотя я всем пыталась втолковать, что мне нянька не нужна.

— Пойми, детка, Нью-Йорк — большой город, — с терпеливой улыбкой заметил Микеле. — Мне будет спокойнее, если ты будешь не одна.

— Хорошо, дядя, — послушно ответила она, глядя прямо в глаза Рику.

А тот взял ее руку в свою ладонь. Рука была маленькая. И очень нежная.

— Я с удовольствием покажу вам город, Знаете, у нас тут прекрасная библиотека.

В глазах у Моники промелькнула досада, и она, вытянув руку из его ладони, сказала:

— Спасибо. Я составила список мест, которые хочу посмотреть.

— Вот как?! Очень хорошо.

— Моника, ты обедала? — спросил Микеле, потирая мясистые ладони. — А ты, Рик? — И не дожидаясь ответа, предложил: — А не махнуть ли нам в бар Анджело? Посидим, поболтаем за бутылочкой славного винца с бретонскими устрицами.

Моника чуть поморщилась, но потом согласилась:

2
{"b":"3351","o":1}