ЛитМир - Электронная Библиотека

— Джентльмены, прошу вас… — снова вмешался Рик, пытаясь осуществить миротворческую миссию. — Давайте обойдемся без…

Но Моника схватила его за руку и оттащила в сторонку от греха подальше.

— Ричард, я не хотела, чтобы все так вышло, — оправдывалась она. — Я просто говорила. Ну откуда я могла знать, что Пьетро так среагирует? Извините!

— Взял кольцо у бедной девочки! — с тихой угрозой пробурчал Пьетро. — Какой же ты после этого мужик?!

Гэвин сжал кулаки.

— Сейчас приложу тебя мордой об стену, тогда узнаешь какой!

— Ну-ка, попробуй! — И Пьетро начал по-боксерски пританцовывать вокруг него, провоцируя Гэвина вступить в бой. — Смотри, как бы я первый не размазал тебя по стенке! Моника потянула таксиста за рукав и сказала что-то на итальянском. Он на миг отвлекся, и Гэвин, воспользовавшись удобным моментом, со всего маху заехал ему кулаком в лицо. Пьетро пошатнулся, и Гэвин уже собрался закрепить успех, но Рик встал между ними.

Кулак угодил ему прямо в челюсть. Рику показалось, будто у него голова отлетела мячиком в сторону, а из глаз посыпались искры. Он зажмурился от боли, а когда открыл глаза, увидел, что Гэвин готовится к новому заходу. Моника швырнула ему в лицо сумочку. Такая малость не могла нанести Гэвину ощутимого ущерба, но на секунду он опешил. Этой секунды Рику оказалось достаточно, чтобы схватить Гэвина за руку и заломить ее за спину.

Пьетро живо подскочил к обидчику, намереваясь наверстать упущенное, но Рик успел его притормозить. А Гэвин умудрился высвободить руку. Черт! Рик не хотел драться, но выбора у него не было… — Гэвин метил кулаком ему в лицо, и Рик, резко выбросив ногу, ударил его по болевой точке ноги. Тот рухнул лицом вниз, и Рик прижал его к полу коленом.

— Какого черта?! Как это вам удалось? — раздался у него за спиной чей-то удивленный возглас.

Рик обернулся: рядом с ним стоял полицейский и хмуро смотрел на распростертого на полу Гэвина, который превосходил весом Рика как минимум на двадцать кило. Чуть поодаль стояли еще два стража порядка с дубинками и взирали на Рика весьма недружелюбно.

— Что за приемчик? — спросил один из них, подходя ближе и доставая наручники. — Каратэ?

— Не знаю. — Рик убрал колено со спины Гэвина. — Вернее, запамятовал. Может, каратэ, а может, еще что.

Полицейские хохотнули.

— Ну и ну! Первый раз такое вижу, — заметил первый. — А вы, ребята?

— Позвольте, я объясню, в чем дело. — Моника встала между Риком и полицейским с наручниками. — Прошу вас.

— Арестуйте этих паразитов! — Гэвин поднялся с пола и одернул рукава смокинга. — Я менеджер клуба. А эти двое отказываются оплатить счет.

— Вранье! — Рик замахнулся врезать ему по физиономии, но одумался. — Сам нас надул, а теперь валит с больной головы на здоровую!

— Ну-ка замолчите! Вы оба. — Полицейский повернулся к Монике. — Слушаю вас, леди. Что можете сообщить по сути дела?

— Видите ли, произошло ужасное недоразумение. Дело в том, что мы ехали за деньгами, чтобы выкупить мое кольцо, а Пьетро развернул машину и…

— Пьетро — это вы? — спросил полицейский, обернувшись к Рику.

— Нет. Пьетро — это водитель такси, — объяснил Рик и повернулся к Пьетро… Только таксиста уже и след простыл. Рик ругнулся.

Полицейский прищурился.

— Молодой человек, выбирайте выражения!

Моника ахнула.

— А где же Пьетро? — Она крутила головой по сторонам, без остановки тараторя то на английском, то на итальянском.

Полицейский не выдержал и гаркнул:

— С меня хватит! Знаете, что я вам скажу? — Он разомкнул наручники. — Отвезу-ка я вас в участок, и вы расскажете все это судье.

— Больно? — с участием спросила Моника и дотронулась до ссадины рукой.

Рик поморщился и, отстранившись, ответил вопросом на вопрос:

— А вы как думаете?

Она обиженно поджала губы. С тех пор как они вышли из полицейского участка, Рик пребывал в скверном расположении духа. Сколько раз она уже извинялась перед ним!

И сколько раз объясняла, что не просила Пьетро возвращаться в клуб. Да она удивилась ничуть не меньше Рика!

— Лучше я уйду, пока, ваш дядя не вернулся, — буркнул Рик и приподнялся с дивана.

Моника схватила его за руку.

— Я знаю, вы на меня сердитесь, но, прошу вас, не уходите! Ну пожалуйста…

Рик вздохнул и снова сел.

— Да я не сержусь. Просто не хочу, чтобы ваш дядя увидел меня с разбитой челюстью. Не имею ни малейшего желания объяснять, почему я два часа проторчал в полицейском участке.

— А мы ему ничего не скажем. — Моника легонько провела пальцем по больному месту. А потом потянулась и поцеловала.

— Не надо.

— Почему? — Моника сделала вид, что обиделась. — Вам что, неприятно? Я хотела как лучше…

— Куда уж лучше! Сегодня вы превзошли саму себя. — Рик снова хотел подняться, но она снова его удержала.

— А я думала, вы на меня не обиделись.

— А я и не обиделся. — Рик нервно пригладил ладонью волосы. (После драки они у него разлохматились, но Монике он так еще больше нравился.) — Только больше мы с вами по сомнительным заведениям не ходим. Сначала я лично сам все проверю.

Она покорно кивнула и пристроилась к нему поближе.

— Ничего подобного в жизни не видела! Подружки ни за что не поверят.

— Черт! Какие еще подружки? — возмутился Рик. — Не вздумайте никому об этом рассказывать. Понятно?

Она перевела дыхание и, опустив глаза, кивнула.

— Вы правы. Мне так стыдно!

— Не в этом дело. — Он приподнял ее лицо за подбородок. — Нам здорово повезло, что мы так легко отделались. Хорошо, что начальник участка вспомнил, как в прошлом году Гэвин сыграл такую же шутку с парой туристов. Кто знает; у скольких людей он подобным образом выманил деньги? Ведь, будь у нас наличные, мы бы заплатили ему сколько угодно, лишь бы поскорее убраться оттуда.

— Этому типу место за решеткой.

— Не могу не согласиться.

— А как это вы его так ловко завалили? Рик сделал вид, будто он не в восторге от того, что сделал, и скромно заметил:

— Занимался в детстве восточными единоборствами. Каратэ и дзюдо.

— И долго?

Рик пожал плечами.

— Мать работала на двух работах и не хотела, чтобы я после школы болтался без присмотра на улице. Она поставила передо мной дилемму: либо каратэ, либо пианино. — Он закатил глаза. — Похоже, я сделал правильный выбор. У меня черный пояс.

— А это хорошо? Он улыбнулся.

— Смотря для кого.

Монике нравилось, когда он был в таком настроении.

— Расскажите мне еще что-нибудь про свое детство.

— А больше рассказывать нечего. Ходил в школу, занимался каратэ. Когда стал постарше, начал подрабатывать. Вот и все.

— А у вас были подружки?

— Только две. Одна в десятом классе, а потом Келли. Мы с ней дружили полгода в последнем классе.

— А что потом?

— Потом пришлось работать, чтобы платить за обучение в колледже. Так что времени на личную жизнь оставалось не слишком много. Послушайте, может, хватит разговоров? С минуты на минуту вернется ваш дядя.

Моника затрясла головой.

— Он возвращается очень поздно. И от него каждый день пахнет вином. Боюсь, он совсем не следит за своим здоровьем. — Она насупила брови. Надо будет обязательно поговорить с дядей на эту тему.

— Думаю, он в полном порядке, — возразил Рик, но прозвучало это не слишком убедительно. — Во всяком случае, на работе он допоздна не засиживается.

— Может, я становлюсь похожей на маму? — От неожиданного открытия Моника пришла в ужас. — Я слишком много переживаю.

— А вы не переживайте. — Рик очаровательно улыбнулся. — Ведь вы приехали отдохнуть. Вот и отдыхайте. И постарайтесь избегать неприятных приключений.

Моника вздохнула. Нет, Ричард все не так понял. Она не ищет приключений. А сегодня произошло недоразумение… Перед глазами снова всплыла сцена, увиденная в клубе. Особенно лицо того блондина. Прикрытые глаза, подрагивающие ноздри, пылающие губы… Она представила себе Рика без одежды. Нет, все-таки она слишком много думает о сексе! А ведь сестры-монахини предупреждали: подобные мысли до добра не доведут.

20
{"b":"3351","o":1}