ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, будут. Когда-нибудь.

— Скоро?

— А я думал, мы с вами решаем, какой фильм пойдем смотреть. — И он снова углубился в газету. — Кстати сказать, нам нужно поспешить, а то мы никуда не успеем.

— На танцы мы всегда успеем.

— Моника, ведь я вам уже говорил.

— Отлично. — Она с решительным видом поставила бокал на столик. — Не хотите идти в город, не надо. Пойду одна.

— Что еще вы придумали?

— Ничего. — Она встала и, тряхнув волосами, заявила: — А насчет дяди Микеле не беспокойтесь. Он не узнает, что я была в городе одна.

— Одна вы никуда не пойдете. И я уже говорил: никаких танцев сегодня.

Моника твердым шагом направилась к себе в комнату переодеваться.

— Моника, я не шучу.

— Ричард, извините, что я вас не провожаю, — бросила она через плечо и, услышав, что он тихонько ругнулся, довольно ухмыльнулась.

— Моника!

Она вошла в свою комнату и плотно затворила за собой дверь. На стоячей вешалке висело подготовленное к сегодняшнему вечеру синее платье. Сбросив туфли, она расстегнула молнию на джинсах. Интересно, почему Ричард до сих пор не стучит к ней в дверь? Он что, на самом деле ушел? Неужели допустит, чтобы она отправилась в город одна?!

Хотя какая разница? Подумаешь, одна так одна. Не заблудится. Скажет водителю такси адрес — и все дела. Доллары у нее, слава Богу, есть. И кредитная карточка тоже. Как говорит Ричард, базара нет.

Моника стянула джинсы, сняла блузку и надела платье. После недели хождения в тесной узкой одежде она пришла к выводу, что это не есть здорово. Во всяком случае, не слишком удобно. Нужно все время думать о том, как сесть, как встать, можно ли положить ногу на ногу и всякое прочее. Но самое ужасное — приходится чуть ли не каждый день пропускать ужин. Спрашивается: ну зачем ей такие радости? Разумеется, мешковатое черное платье она по своей воле больше сроду не наденет, но обычный деловой костюм — самое то. Может, завтра они с Ричардом снова съездят в универмаг. После офиса. Моника представила себе, как сидит у него в кабинете за столом и он рассказывает ей, чем занимается фирма. Здорово! Кто бы мог подумать, что ее так заинтересует работа! А может, все дело в том, что Ричард считает ее умной и способной принести пользу семейному бизнесу?

Если бы отец думал так же!

Впрочем, к черту неприятные мысли! Сегодня вечером она будет танцевать. Может, даже с Ричардом. Если он перестанет упрямиться.

Моника подошла к двери и прислушалась. Тишина. Неужели он на самом деле ушел?! Ну и пусть! Она почистила зубы и накрасила губы помадой. Ладони вдруг стали влажными, но она твердила себе: ничего страшного. И одна прекрасно доберется.

Выбрав подходящую дару туфель, обулась и покрасовалась напоследок перед зеркалом. Все в порядке. Кроме кислой физиономии. Идти танцевать одной, без Ричарда, уже не слишком хотелось.

Может, все-таки остаться дома? А может, он был уверен, что она без него никуда не пойдет?!

Однако какое самомнение!

Она распахнула дверь.

Ричард с недовольной миной стоял посреди холла.

— Ну так мы идем танцевать или нет?

Глава 10

В клубе на Пятой авеню было людно. Здесь тусовались исключительно приличные люди. Играла живая музыка. И очень неплохо. Рик потягивал свое любимое фирменное темное пиво. Моника выглядела как всегда роскошно и обращала на себя внимание даже здесь, среди множества красивых и ухоженных женщин.

Словом, все было бы прекрасно, если бы не одно «но»: Рик не умел танцевать. Вернее, у него напрочь отсутствовало чувство ритма. Особенно когда играли быструю музыку. А выйти на середину зала и дергать руками и ногами, как какой-нибудь придурок, он не собирался.

Впрочем, большинство танцующих мужчин в зале не отличались особым мастерством, но это ничего не меняет. Он не намерен выставлять себя полным идиотом. Тем более перед Моникой.

Хотя они сидели в отдельной кабинке со столиком на двоих, ее уже не единожды приглашали на танец и присылали три раза напитки от благодарных партнеров. Кроме того, на нее постоянно пялились мужики. Однако Моника всего этого словно и не замечала. Похоже, ее куда больше интересовала обувь остальных посетительниц клуба.

Ну, а больше всего ее интересовал Рик. В зале было довольно шумно, и, когда он наклонялся к ней, пытаясь перекричать грохот музыки, она клала ладонь ему на колено и подвигалась совсем близко.

От нее так приятно пахло, что у Рика кружилась голова. Он прикладывал все свои силы, чтобы не забывать: он всего-навсего провожатый — почти как тетушка Клементина, — хотя сама Моника его таковым и не считает. Неважно. Он-то знает свое место. Моника — запретный плод. И больше он не поддастся искушению.

Впрочем, чего греха таить? Сидеть за одним столиком с такой красавицей, да еще и в столь престижном заведении, — одно удовольствие. Тем более что Моника ведет себя так, будто он единственный мужчина в зале, а то и во всей вселенной.

— Ричард? — Она коснулась его руки и наклонилась так близко, что обожгла своим горячим дыханием. — Ну, когда же мы с вами пойдем танцевать?

— Потом.

Она покосилась на часы.

— Это я уже слышала час назад.

— Я жду подходящей мелодии.

— И это вы уже тоже говорили. — Она помолчала и спросила напрямик: — Вы что, не хотите со мной танцевать?

— Не в этом дело. — Даже в полумраке клуба он заметил, как ее глаза полыхнули обидой. — Моника, я не умею танцевать под такую быструю музыку.

— Правда? — Она с завистью взглянула на танцующие пары. — Но ведь бывают и медленные танцы.

— Раз вы так любите танцевать, может, потанцуете с кем-нибудь другим?

В ее глазах снова вспыхнула обида.

— Ричард, я не хочу танцевать с кем-нибудь другим. Я хочу танцевать с вами.

Вот кретин! Ведь знал же, что именно так она и скажет! Черт, да ведь он ждал этих слов. Потому что не хотел видеть Монику в объятиях посторонних мужчин.

— Ладно. Как только заиграют медленную мелодию, идем танцевать. Обещаю.

Она расцвела улыбкой.

— Я сейчас вернусь.

— Моника…

Но она уже выскользнула из кабинки и затерялась в толпе. Интересно, что еще она придумала? Хочется верить, что она отправилась в дамскую комнату. Ну конечно, а куда же еще?

Минуты через три она вернулась с довольной улыбкой на устах, что несколько насторожило Рика. На этот раз уселась рядом с ним вплотную, с видом собственницы положив ладонь ему на руку, и чуть откинула голову назад.

Господи, как же ему захотелось ее поцеловать! Ведь она сама его провоцирует: достаточно посмотреть на ее влажные мягкие губы, заглянуть в глаза… Но он всю неделю держит оборону и сдавать позиции не собирается.

— Куда вы ходили?

— Скоро узнаете.

Рик вздохнул. Главное — она снова в поле его зрения. Он перевел взгляд на танцующих. Так безопаснее.

— Ричард?

— Да? — Он оглядел зал, ища глазами официантку. Будь он разумнее, заказал бы кофе или кока-колу, но Рик решил, что может позволить себе еще одну порцию пива.

— А почему вы не любите танцевать? Он пожал плечами.

— Не знаю. Может потому, что не умею.

— Неужели вы не ходили на дискотеки в школе?

— Очень редко. Я много учился, Играл в бейсбол и занимался каратэ. А когда исполнилось шестнадцать, начал подрабатывать и времени на общение стало еще меньше.

— А вы никогда не говорили об этом со своим отцом?

При упоминании об отце Рик невольно напрягся. Как назло, оркестр сделал паузу, и пары разбрелись кто куда.

— Я его почти не помню.

На его счастье, подоспела официантка. Моника за весь вечер едва притронулась к бокалу с каберне. Рик заказал себе еще одно пиво.

Моника положила руку на его бедро, и ему пришло в голову, осознает ли она, в какой опасной близости расположена запретная зона.

— Он умер, когда вы были совсем маленьким?

— Что-то в этом роде.

— Извините. Я не… — Она нахмурилась. — Я не понимаю.

24
{"b":"3351","o":1}