ЛитМир - Электронная Библиотека

Его рука скользнула ей на живот, и Моника вздрогнула.

— Сними джинсы.

Рука замерла, а рот отпустил сосок.

— Только джинсы, — быстро добавила она. Он молчал. И замер. А потом оторвался от ее груди, и Моника очень пожалела об этом. Рик чмокнул ее в губы, а ладонь поднялась с ее живота на грудь и осталась там без движения. Поняв, что он никуда не убежит, Моника вздохнула с облегчением.

— А что потом? — внезапно спросил он. Она удивленно моргнула.

— Не понимаю.

— Почему ты просишь меня снять джинсы? Она почувствовала, что ее щеки заливает краска стыда. Одно дело попросить о чем-то, когда целуешься, а обсуждать это просто так…

— Потому что я… я… — И она замолчала. Пауза затянулась. И Моника сделала еще одну попытку: — Потому что мне нравится чувствовать твое тело.

Он схватил ее за запястье, на этот раз почти грубо, и прижал ее ладонь к ширинке джинсов.

— Тебе любопытно попробовать вот это?

От волнения и страха пульс у нее подскочил до небес. Голос у Рика был сердитый. Но ощущение его возбужденной плоти у нее в ладони завораживало. Моника расправила пальцы, и степень его готовности произвела на нее должное впечатление. Она знала из разговоров с подружками о том, как мужское тело реагирует на ласки, но и представить себе не могла ничего подобного. Она провела пальцами по всей длине его члена и сжала округлый кончик.

Рик застонал, и его пальцы сжали ее запястье еще сильнее. Он пробормотал что-то сквозь зубы, она ничего не поняла, а потом проговорил медленно, выделяя каждый слог:

— Моника, ты не можешь быть настолько наивной. — Он отбросил ее руку и соскочил с кровати. — Ты хочешь от меня слишком многого. — Он повысил голос, но тут же спохватился. — Советую хорошенько подумать над тем, что ты делаешь.

— Ричард, не сердись. Пожалуйста…

Он поднял с пола рубашку и рывком натянул на себя.

— Какого черта?! Моника, я же не святой! Как, по-твоему, сколько я могу все это выдерживать?

Она не совсем понимала, что он имеет в виду, и промолчала. Может, он решил, что она хочет от него всего? Если откровенно, иногда она этого хотела, а иногда страшилась.

— Пойду проверю, спит ли Микеле, и потихоньку уйду.

— Не сердись.

— А я и не сержусь. Просто устал. Постарайся уснуть.

Рик постоял у двери, прислушался, а потом приоткрыл щелку. И ушел, даже не обернувшись.

Моника еще долго лежала без сна в смятении и печали. Она не хотела расстраивать Ричарда. Если бы у нее было побольше опыта… Но из страха перед монахинями и родителями она никогда не отваживалась на общение с мальчиками. И дальше поцелуев дело никогда не доходило. А с Ричардом все по-другому. С ним она чувствует себя в полной безопасности, и ей хочется делать такое, о чем раньше она не посмела бы и мечтать. Она невесело усмехнулась. Мечтать не вредно! Ведь ничего так и не случилось.

Ей вдруг стало зябко. Она вылезла из кровати и достала из шкафа ночную сорочку. Коснулась груди, еще горячей и влажной от ласк Ричарда. Надела белую коттоновую сорочку, нырнула под одеяло и стала смотреть на тени на потолке.

У нее остается только один выход. Рискнуть отправиться в город одной и набраться опыта.

Когда на следующее утро Микеле не появился в офисе без двадцати одиннадцать, Рик, начал нервничать. Как правило, босс к десяти всегда был на месте, как бы поздно ни лег накануне спать.

Ночью, когда Рик крадучись выскользнул из квартиры, Микеле храпел у себя в кабинете так, что разбудил бы мертвого. Рик не сомневался в том, что ушел незамеченным, значит, волноваться нет причин. Босс задерживается из-за похмелья.

Черт! Работа не клеилась. С раннего утра Рик старался сосредоточиться на деле, но все валилось у него из рук: он мог думать только о Монике. Голова раскалывалась после бессонной ночи. Придя домой, Рик пытался уснуть, но проворочался часа три в постели, тщетно пытаясь придумать, как ему быть с Моникой.

Если Микеле явится и вышибет его пинком под зад на улицу, он ничуть не удивится. Он это заслужил. Стоит Монике оказаться рядом, как он глупеет. Превращается в полное ничтожество. Она скажет ему: лезь в постель — и он тут же лезет. Не задумываясь. Хочет, чтобы снял рубашку, — пожалуйста! Нет проблем.

Какого черта? И о чем он только думает? В том-то вся и закавыка — он вообще не думает. А если и думает, то дурной головой. Надо положить этому конец. Может, сегодня вечером ему стоит прогуляться в город, снять в баре какую-нибудь девицу и оттянуться по полной программе? А что, неплохая мысль! Вообще-то, на него это не похоже, но он дошел до ручки. Еще чуть-чуть — и он сорвется. Если только Микеле его раньше не прикончит.

Наконец в коридоре раздался ворчливый басок босса: он поприветствовал секретарш и прошествовал к себе. Хороший знак! А мог ведь сразу ввалиться к нему и пристрелить на месте. Или по крайней мере, как говаривают герои боевиков, отстрелить ему яйца.

Выждав пару минут, пока босс усядется и закурит сигару, Рик поднялся из-за стола и отправился прямо тигру в пасть. Нервы у него были на пределе, и он рассудил, что действовать лучше, чем ждать.

Дверь в кабинет, босса была приоткрыта. Рик заглянул туда и пробормотал:

— Доброе утро.

Микеле поднял на него припухшие глаза.

— Кому доброе, а кому и нет.

Рик прокашлялся, не зная, что на это сказать.

— Отрывать тебе голову я не собираюсь. — Микеле жестом пригласил его войти. — Не обращай на меня внимания. Голова раскалывается.

Ничего удивительного! После такой выпивки.

— Хотите, аспирин?

— Уже. Моника заставила меня выпить две таблетки с апельсиновым соком. — И он расплылся в улыбке. — До чего же похожа на мать! Такая же хлопотунья.

— Я ей еще не звонил. По-моему, сегодня она собиралась ехать в библиотеку. Как только закончу с бумагами, я…

— Можешь не спешить. — Микеле махнул рукой. — А если хочешь, возьми выходной. Сегодня я сам займусь Моникой.

У Рика упало сердце. Неужели Микеле что-то заподозрил?

— Почему? — Микеле прищурил глаза.

— А что, разве я не могу провести день с родной племянницей?

Рик шутливо поднял руки кверху.

— Нет вопросов. Просто, я подумал, может… Не обращайте внимания.

Микеле поморщился и, прижав ладони к вискам, простонал:

— До чего же болит! Ну просто мочи нет.

— Может, вам лучше пойти домой и как следует выспаться? А Моникой займетесь завтра. — Рик надеялся, что вышло не слишком жалобно, но он и помыслить не мог, что сегодня ее не увидит. Тем более что вчера так внезапно ушел. Нет, он должен ее увидеть!

Микеле покачал головой.

— Я уже обещал отвезти ее пообедать. Девочка гостит у меня скоро две недели, а я совсем не уделяю ей внимания! Так нельзя. — Он помолчал и покосился на Рика. — Свалил все на тебя. Оторвал от работы и… и от всего остального.

Рик хохотнул.

— Чего «всего»?

Микеле снова покосился на него каким-то странным взглядом и буркнул:

— Тебе виднее. — Босс вдруг вскочил. — Рики, меня это не касается. Это дело сугубо личное. — Он вышел из-за стола и подошел к двери. — Пойду выпью свежезаваренного кофейку. Может, полегчает? А потом сделаю пару звонков и вернусь домой. К Монике.

— А вечером? — Рик вышел проводить босса. — Может, мне ее куда-нибудь отвезти?

— Нет. Сегодня у тебя выходной. Можешь отправляться к своим… — Он осекся, махнул рукой и отвел глаза, словно ему неловко. — К своим друзьям. А Моника посидит вечером у меня в кабинете за компьютером.

— Это она вам сказала? Микеле нахмурился.

— Что сказала?

— Что вечером останется дома и посидит за компьютером.

Микеле захохотал.

— Как же! Дай ей волю, она целый день будет мотаться по городу! — Он ткнул себе пальцем в грудь. — Это я сказал, что сегодня вечером она останется дома.

— А вы тоже с ней останетесь? — стараясь не проявлять излишней заинтересованности, уточнил Рик.

— Не волнуйся. С ней все будет в порядке. — Они пришли в кухню, и Микеле достал кофейник. — Составишь компанию?

30
{"b":"3351","o":1}