ЛитМир - Электронная Библиотека

На ее счастье, к клубу только что подъехало такси. Моника хотела обернуться и взглянуть, не идет ли за ней Росс, но побоялась. Она помахала таксисту и подскочила к машине.

Задняя дверца открылась, и пассажир вышел.

— Ричард!

Увидев ее, он так обрадовался, что она чуть не расплакалась.

— Моника.

— Ричард, отвези меня домой. Пожалуйста.

Он распахнул дверцу и посмотрел на дверь клуба.

— Садись.

Моника быстро забралась в машину и, как только Ричард сел рядом, схватила его за руку.

Он приподнял ее лицо за подбородок.

— С тобой все в порядке?

В его глазах было столько тревоги и заботы, что у нее перехватило дыхание, и она молча кивнула.

— Приятель, ну и куда же мы теперь? — спросил водитель.

Ричард назвал ему адрес — конечно, не Микеле — и спросил:

— Что случилось? Почему ты вышла в город одна?

Моника обхватила себя руками и отвернулась. Если скажет, он решит, что она набитая дур.

— Моника? — Он снова взял ее за подбородок и повернул лицом к. себе. — А я по тебе скучал. Целый день.

Она прикусила губу, чтобы не расплакаться, и пробормотала:

— Я тоже.

— Скажи, а зачем ты пошла в клуб одна? Она вздохнула.

— А как ты догадался, что я там?

— Когда я подъехал к дому Микеле, ты как раз садилась в такси. Решили ехать за тобой, но за несколько кварталов отсюда мы потеряли тебя из виду. — Он обнял ее за плечи, и она доверчиво прильнула к нему. — Ну, я подумал-подумал и решил, что ты отправилась в клуб, где мы с тобой были вчера. Ведь ты здесь больше ничего не знаешь.

Ричард такой теплый, такой сильный и такой надежный… Монике хотелось попросить его, чтобы он больше никогда не отпускал ее от себя. Только это невозможно. Но ведь помечтать-то можно? И она прижалась к нему еще теснее и закрыла глаза, а он все гладил ее по плечу.

— Одного не пойму, — продолжал он, — что ты там делала?

Моника съежилась. Лгать Ричарду не хотелось, но…

— Просто захотелось потанцевать, а дядя Микеле сказал, чтобы я тебя не беспокоила.

— Вот как?

Услышав незнакомый тон, Моника подняла глаза.

Губы Ричарда скривились в усмешке. Она сделала обиженный вид.

— Ты что, мне не веришь? Он посмотрел на нее пристальным взглядом, и она почувствовала, что краснеет.

— Ну что, мне вас опять подождать? — спросил таксист, затормозив у двухэтажного дома, облицованного коричневым песчаником.

— Спасибо, не надо. — Ричард расплатился и вышел.

Моника тоже вышла и проследовала за ним к входной двери.

— А куда мы идем?

— Ко мне домой.

Она окинула взглядом увитый плющом фасад.

— Ты здесь живешь?

— Да. — Он открыл ключом дверь. — Как видишь, это не Риц, но мне нравится.

— А что такое Риц? Он усмехнулся.

— Просто так говорят. Вообще-то, это рекламный слоган. «Уж если крекер, то Риц». — Он распахнул дверь и, отвесив поклон, провозгласил: — Только после вас.

Моника перешагнула порог и с любопытством огляделась. Слева виднелась дверь, прямо напротив порога лестница вела наверх.

— Моя квартира напротив лестницы на втором этаже.

Монику охватила сумасшедшая радость, Ричард пригласил ее к себе домой! Все-таки он особенный. С ним так хорошо. И так спокойно. И она ничуть не боится оставаться с ним наедине. Моника вспомнила, как ее тискал Росс, и у нее повлажнели ладони.

Ричард открыл ключом дубовую дверь и, отойдя в сторонку, пропустил Мвнику вперед.

Гостиная была небольшая, но уютная. Ничего лишнего. У стены коричневый кожаный диван. Напротив низкий стол с телевизором и декоративным цветком с большими резными листьями. В углу письменный стол и стул.

Удобно и практично. Очень похоже на Ричарда. Жаль только, что здесь нет милых пустяков, которые превращают безликое жилище в настоящий дом. А может, так и должна выглядеть квартира холостяка?

На стене висели две фотографии за стеклом в рамке. На одной женщина, наверное, мать Ричарда. А на другой… Почувствовав его взгляд, Моника обернулась.

Внезапно она словно увидела себя со стороны, и ей стало неловко. В чем дело? И тут она вспомнила, как высказался о ее платье Росс, Она смутилась и опустила глаза. А ведь ей это платье так нравилось… Все! Больше она его ни за что не наденет.

Ричард положил ключи на стол.

— Садись. Сейчас принесу что-нибудь выпить. Что ты хочешь?

— Шардонэ. И побольше.

Он чуть нахмурился и вышел, а Моника пожалела, что не сумела скрыть от него, как сильно расстроилась. Она стала смотреть в окно, надеясь, что он больше не будет задавать никаких вопросов.

Рика долго не было, и, не выдержав, Моника последовала за ним.

Кухня была крошечная, длинная и узкая, как пенал. Она подошла поближе. Дверца холодильника была открыта, и он впечатлял чистотой и пустотой: пакет с апельсиновым соком, пара бутылок вина и кусок сухого сыра.

Ричард обернулся и, перехватившее взгляд, усмехнулся:

— Не густо. — Он протянул ей бокал вина. — Впрочем, ты, наверное, так и думала.

— Даже фруктов и овощей нет? — ужаснулась Моника. Ну разве можно так питаться? Что он ест? Сплошные хот-доги, пиццы и спагетти. Да еще с диким количеством масла. — Тебе нужно обзавестись женой. Тогда будет кому о тебе позаботиться.

Он несколько опешил.

— Неплохо бы… Только желающих что-то нет. — Он закрыл холодильник, и они вернулись в гостиную.

Вот если бы она была женой Ричарда, она бы о нем отлично заботилась! Каждый день готовила бы разные вкусности и приобщила бы к готовке и его самого. Они с ним все время целовались бы, и ей не пришлось бы спрашивать у него разрешения. И каждый день занимались бы любовью. А может, даже два раза в день.

Моника перевела дыхание. Представив себя женой Ричарда, она одновременно испугалась и возбудилась. Как странно: еще неделю назад мысль о замужестве внушала ей лишь отвращение. А попроси ее Ричард стать его женой, и она согласится. Хоть сегодня.

Она отдавала себе отчет в том, что Ричард не собирается просить ее руки, но сама мысль была настолько привлекательной, что становилось жутковато. Что с ней происходит? Почему ей так хочется принадлежать ему телом и душой? И почему именно ему? Да, он ей нравится. И не только потому, что вызывает в ней те самые чувства, о которых предостерегали в школе сестры-монахини, но и потому, что считает ее толковой и способной. И уважает как личность.

Только любовь ли это? Настоящая любовь на всю жизнь? Господи, как все запуталось! В колледже ее подружка Маргарита влюблялась несчетное число раз. Каждый раз, когда ее приглашали на свидание. И любовь продолжалась до тех пор, пока на горизонте не появлялся очередной воздыхатель.

— Моника? — Ричард сел на диван и с тревогой заглянул ей в лицо. — С тобой все в порядке?

Она кивнула и подошла к окну.

— Иди сюда. — Он улыбнулся и похлопал по дивану, приглашая ее сесть рядом.

Скажи так отец, дядя Микеле и любой другой мужчина, она восприняла бы это как команду. Но Ричард ее именно пригласил, поэтому она подошла и с готовностью села рядом. Поставила вино на стол и, заметив, что узкое как перчатка платье поднялось слишком высоко, одернула подол.

Подняла глаза на Ричарда. На миг его взгляд задержался у нее на бедре, но он быстро отвел глаза и отхлебнул вина.

Моника пододвинулась поближе. Ричард никогда ее не обидит. Рядом с ним она чувствует себя в полной безопасности. Вспомнив сегодняшнюю вылазку в клуб и Росса, она невольно вздрогнула.

Ричард обнял ее одной рукой.

— Может, теперь скажешь, что с тобой случилось?

Она пожала плечами.

— Ничего особенного.

Он коснулся ее подбородка и повернул лицом к себе.

— Моника, ты уверена, что тебе нечего мне рассказать?

В его глазах было столько тревоги и участия, что лгать было бессмысленно.

— Я поступила глупо, что поехала в клуб одна. Но ведь ничего страшного не случилось…

— Но почему ты поехала одна? Тебе надоело, что я целыми днями хожу за тобой по пятам?

33
{"b":"3351","o":1}