ЛитМир - Электронная Библиотека

Присев на край кровати, Моника вздохнула. Спрашивается, зачем она столько лет училась? Если всю необходимую сумму знаний постигла еще в детском саду. Все мальчишки — дураки.

Она покосилась на раскрытый чемодан, где ровной стопкой лежали аккуратно сложенные черные мешковатые платья, столь любимые мамочкой. Час назад Моника извлекла их из недр шкафа вместе с сиротскими туфлями на низком каблуке. Ей казалось, что она носила их давным-давно, в какой-то другой жизни. А может, это была не она, а кто-то другой?

Она потрясла головой. Нет, это выше ее сил! Она не может вернуться к жизни, спланированной родителями, которые не желают понимать, что наступил двадцать первый век.

Она вскочила и, вытащив платья из чемодана, запихнула их в зеленый мешок для мусора.

Пусть Ричарду она не нужна. И пусть он не считает ее умной. Но она-то себе цену знает! Вернется во Флоренцию, устроится на работу и снимет себе квартиру. А если он не желает прожить свою жизнь с ней, не надо. Тем хуже для него. Он еще пожалеет!

Моника проглотила слезы и положила в пакет три пары черных туфель. Славные туфельки! Пусть их кто-нибудь поносит. Побросала в чемодан новые джинсы, тенниски и кроссовки, закрыла его и упаковала новые костюмы в мешок для одежды.

Неужели еще сегодня утром она ходила с Ричардом за покупками? И он уверял, что она прекрасно выглядит в чем угодно? Ну как она могла в нем так ошибиться?! А все потому, что у нее нет опыта общения с мужчинами. Она их вообще не понимает.

Моника, потянулась через кровать и достала с тумбочки упаковку бумажных носовых платков. Ей вспомнилось, как они с Ричардом лежали в постели в ту ночь, когда внезапно нагрянул дядя Микеле, и она улыбнулась. Как же он тогда перепугался, что дядя его застукает! Однако это не помешало ему прийти в состояние боевой готовности.

Моника снова вздохнула, вытащила несколько платков и легла. А все-таки не все, что между ними было, ложь. Ричард питал к ней чувства, и не только физические. Она ему нравилась. Пусть у нее нет опыта общения с мужчинами, но она не настолько наивна. Когда он бывал с ней, он все время смеялся или улыбался. Просто он боялся увлечься ею всерьез. Она чувствовала это. Даже когда он ласкал ее, он сдерживал себя.

Но она постоянно его провоцировала, и, в конце концов, он уступил.

Моника спрятала лицо в ладонях, но от стыда и унижения не спрячешься. Ну почему она вела себя так безрассудно? Ведь Рик не раз давал ей понять, что она его не интересует. Он все время держал дистанцию, а она давила, все сильнее и сильнее, пока не удовлетворила свое любопытство сполна.

И как ей ни больно сейчас, по большому счету винить Рика не в чем. Ведь он ей ничего не обещал.

— Моника? — Дядя Микеле легонько постучал в дверь.

— Да? — Она высморкалась, вытерла мокрые щеки и вскочила с кровати.

— Мы опоздаем на ужин.

Она забыла, что дядя заказал столик в ресторане. И не успела сказать, что завтра утром улетает домой. Она уже позвонила в авиакомпанию и поменяла билет.

— Я не хочу есть. Давайте я приготовлю вам спагетти с устрицами? — Это было дядино любимое блюдо. И хотя она предпочла бы сейчас побыть в одиночестве и зализать раны, она не могла не отблагодарить дядю за гостеприимство. — С маслом и уксусом, как вы любите. Хорошо?

Он помолчал, а потом спросил:

— Можно войти?

Моника покосилась на открытый чемодан и поморщилась.

— Минуточку.

Захлопнув чемодан, она спрятала его в шкаф и туда же отправила мешок для мусора, битком набитый одеждой. Открыла дверь и, увидев озабоченное лицо дяди, чуть не заплакала. Он вошел и, окинув комнату взглядом, с участием заглянул ей в лицо.

Моника нашла в себе силы улыбнуться.

— Я отлично готовлю спагетти с устрицами.

— Ты плохо выглядишь, — сказал дядя и нахмурился.

— Просто немного устала.

— Устала от суеты большого города? Моника хотела возразить, но передумала.

— Да. А еще немного соскучилась по дому. — Она пожала плечами. — Я решила вернуться в Италию пораньше.

Дядя прищурил глаза.

— И когда же ты это решила?

— Сегодня.

— А тебе не кажется, что ты могла бы и со мной посоветоваться?

Подобная реакция удивила Монику. И рассердила.

— Зачем? Я достаточно взрослая и могу принимать решения сама.

Дядя опешил.

— И говорить со мной в таком тоне тоже можно?

Она вздохнула.

— Извините, дядя Микеле. Я не хотела вам перечить. Просто хочу домой.

Он улыбнулся и обнял ее за плечи.

— Ложись спать, детка, а утром поговорим. Ладно?

Она кивнула, радуясь возможности побыть одной. Как только дядя вышел, вытащила чемодан из шкафа и закончила укладывать вещи. Никаких разговоров завтра не получится. Через двенадцать часов она уже будет сидеть в самолете.

Рик и Артур стояли у двери и ждали, пока Микеле откроет. Когда Они позвонили снизу, то, судя по его тону, он не слишком обрадовался неожиданному визиту. А жаль. Отложить разговор Рик не мог. Пока не облегчит душу, не сможет ни спать, ни работать.

— Что это вы примчались на пару на ночь глядя? — недовольно пробурчал Микеле, открыв дверь.

— Привет, папа! Рад тебя видеть, — бодрым голосом произнес Артур и вошел первым. — Надеюсь, у тебя в холодильнике найдется пиво?

— У меня есть вино. Надеюсь, подойдет?

— Сойдет, — хмыкнул Артур и прошел в кухню. — Рик, хочешь вина?

— Спасибо, не хочу. — Сейчас ему нужна ясная голова. Зато потом придется как следует напиться. А может, и нет. Рик повернулся и, встретив взгляд Микеле, спросил: — А где Моника?

— У себя в комнате. — Микеле прищурился. — Ей нездоровится.

Ричард сжал зубы. Днем она была в полном порядке.

— А что с ней?

— А ты не знаешь?

Рик сделал вид, будто не замечает сурового вида босса.

— Не знаю. Я думал, вы знаете.

— Я? — удивился Микеле. — С чего ты взял?

— Вы ничего не сказали ей насчет новых костюмов? И о том, что она торчит в офисе?

Микеле подошел к столику, достал из коробочки вишневого дерева сигару и сел на диван.

— Нет. Я же поручил это тебе.

— Да, поручили. Только у меня возникли кое-какие проблемы. — Рик почесал подбородок. — Дело в том, что я с вами не согласен.

Глаза Микеле полыхнули гневом.

— А мне все равно, согласен ты или нет. Рик кивнул.

— Разумеется. Ведь я не член семьи. Вошел Артур с двумя бокалами вина.

— Отец, давай выпьем за мое возвращение.

Микеле не обратил на него внимания.

— Рик, я не понимаю, что с тобой происходит. Может, я тебя слишком загрузил работой? Пока Артура не было, тебе пришлось пахать за двоих. А я еще навязал тебе Монику. Извини.

— Не за что. Видите ли, я не считаю, что вы «навязали мне Монику». Мне было приятно с ней общаться. И я благодарен ей за помощь. К вашему сведению, если бы не Моника, Стэнли Картер уже с нами не сотрудничал бы.

Микеле стал мрачнее тучи.

— Что ты городишь? Да, Бруно говорил мне, что Мондави с ним заигрывают. Ну и что? А может, Стэнли остался с нами, потому что повздорил с каким-нибудь своим дружком?

— Отец, ну зачем ты так? — Артур поставил бокал с вином на столик и бросил виноватый взгляд на Рика. — Ну, при чем тут дружки Стэнли?

— А это отдельный разговор, — спокойно заметил Рик, хотя думать о том, что Микеле на самом деле ему не доверяет, было нестерпимо обидно. — К вашему сведению, никакой я не голубой. А Стэнли остался с нами, потому что Моника его переиграла.

Микеле вытаращил глаза и обернулся к сыну.

Артур вздохнул.

— Я тебе сейчас все объясню.

— Потом. — Рик еще не закончил. — Хочу, чтобы вы поняли одну вещь: Моника принесет компании большую пользу, и если вы не…

— Хватит. — Микеле поднял руку. — Не желаю обсуждать эту тему.

— Микеле, вы совершаете большую глупость.

Рик и сам удивился, что это сказал, а Микеле покраснел, как рак.

— Так мы ни до чего хорошего не договоримся, — пробурчал Артур.

43
{"b":"3351","o":1}