ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

— Мы договорились встретиться на первом этаже. Полчаса назад. — Рик сжал вспотевшие ладони. — Скажите, а она могла спуститься вниз как-нибудь по-другому?

Охранник покачал головой.

— Покупатели пользуются только эскалаторами и лифтами.

— Значит, есть еще служебные лестницы? А почему же мы их не проверили?

— Да не волнуйтесь вы так, мистер Свенсон! — Пожилой охранник заглянул в блокнот. — Все приметы у нас есть. И мы найдем вашу дочь. А сколько ей лет?

— Двадцать три, — пробормотал Рик.

— Сколько?!

— Двадцать три. А с чего вы взяли, что она моя дочь?

Охранник захлопнул блокнот, и его глаза свирепо сверкнули.

— Вы что, шутите?! Так речь идет не о ребенке, а о взрослой женщине!

Рик затряс головой.

— Да, это не ребенок. Но, поймите, ведь она здесь впервые и…

— Да здесь каждый третий покупатель впервые! — Охранник сложил руки на огромном животе. — Мистер Свенсон, за такие шутки вас следует арестовать.

— Что за чушь! На каком основании?

— Пока вы мне тут морочите голову, в магазине может черт знает что случиться. Например, кража. Кто знает, может, вы меня нарочно отвлекаете?

Рик застонал. Нет, ну надо же иметь такое богатое воображение! Ему бы не следить за порядком в супермаркете, а детективы писать.

— Послушайте, мне не до шуток. Дело в том, что она итальянка и не очень хорошо говорит по-английски.

— Да, но…

— Рик!

Услышав голос Моники, Рик стремительно обернулся, а она, подбежав к нему, обхватила его за пояс и спрятала лицо у него груди.

— Моника, с вами все в порядке? — Он прижал ее к себе и погладил по спине, а она все стояла, уткнувшись лицом ему в грудь.

Наконец, все так же не отрываясь от него, она пробормотала что-то по-итальянски.

Подошел еще один охранник, высокий и тощий, и, переглянувшись с напарником, буркнул:

— Все в порядке. — Он покосился на группу зевак, — Просто мисс немного испугалась, вот и все.

— Что случилось? Моника, ну почему вы ушли с какими-то типами?! — спросил Рик, удивляясь тому, как стремительно растет в нем гнев.

Моника подняла лицо.

— Они сказали, что вы попросили их привести меня к вам. И что с вами произошел несчастный случай.

— Они вас обидели? — Рик с тревогой заглянул в побледневшее лицо Моники.

Она покачала головой.

— Нет. А я врезала тому, что поменьше. Рик подавил нервный смешок и взглянул на худого охранника.

— Вы задержали их?

— Хотите сделать заявление? — мрачно осведомился тот. — Тогда пройдемте в кабинет.

— Нет! — Моника выпрямилась и отодвинулась от Рика. — Лучше пойдем в Центральный парк.

— Моника, но…

— Все равно они убежали. Где их теперь искать? А если дядя Микеле узнает о случившемся, он тут же посадит меня в самолет и отправит в Италию.

А ведь она права! Рик снова взглянул на длинного охранника.

Тот только пожал плечами. А толстяк принялся уговаривать зевак расходиться.

— Рик, давайте уйдем. Я вас очень прошу. Ну пожалуйста! — От волнения ее акцент чуть усилился. Но глаза светились решимостью: Моника сделала свой выбор.

— Ну ладно. Только больше от меня ни на шаг. Ясно?

Она с готовностью закивала и взяла его под руку.

Рик притянул ее к себе и вздохнул. День только начинается. Господи, помоги!

— Хочу еще один хот-дог. — Моника полезла в карман джинсов за деньгами. — И еще кока-колу со льдом.

— А вам дурно не будет? Она наморщила носик.

— Почему?

— Потому что вы уже выпили две кока-колы, съели хот-дог, да еще и пакет с воздушной кукурузой.

— Ну и что? — Она сунула деньги продавцу и смачно откусила изрядный кусок горячей сосиски с горчицей.

Для женщины, да еще такой миниатюрной, у Моники был чудовищный аппетит. Правда, она тут же сжигала все калории. Час назад она пристроилась играть в летающую тарелку с двумя подростками и загоняла мальчишек, а у Рика закружилась голова смотреть, как она носится и ловит тарелку.

Неудивительно, что Моника в такой превосходной форме. Она живая как ртуть! Ни минуты не сидит на месте. И другим не дает. Растормошила и его: заставила взять пару подач.

Моника ополовинила хот-дог, измазав в процессе кончик носа горчицей. Рик стер ее пальцем. Она благодарно улыбнулась и отхлебнула коки. И не легкой, диетической, а настоящей.

Рик невольно улыбнулся. Непосредственность Моники ему нравилась. Она делает все с таким самозабвенным удовольствием, что приятно смотреть. И ничуть не заботится о том, как при этом выглядит. Если ей чего-то хочется, об этом сразу узнают все вокруг, и ее это ничуть не смущает.

Моника постоянно приходит в восторг. И от волнения начинает говорить с сильным акцентом, перемежая английские слова итальянскими. Но Рик ее хорошо понимает: он понахватался кое-чего у Микеле, Бруно и Карло.

— Может, посидим немного в тени? — предложил Рик, сунув под мышку пакет с юбкой и второй парой купленных джинсов.

Пакет с бельем потерялся в потасовке, и Рик старался об этом не думать. При одной мысли о неприятном инциденте он приходил в бессильную ярость.

И не только потому, что отвечает за безопасность Моники перед Микеле. Когда Рик думал о том, что ее доверчивостью и невинностью воспользовались два подонка, у него кровь стыла в жилах. Но самое ужасное в том, что это случилось прямо у него под носом!

Рик терзался угрызениями совести, а Моника, как ни странно, вела себя так, словно ничего не произошло. Она ни словом не обмолвилась о происшествии, а когда Рик восхитился ее смелостью, посмотрела на него своими доверчивыми глазищами и сказала, что рядом с ним ей ничего не страшно.

Слушать подобные признания, конечно же, доставляло ему огромное удовольствие. И он, кретин, раздулся от гордости как индюк. Хотя чем ему гордиться? Хорошо, что Моника отделалась легким испугом. А что, если бы с ней что-нибудь случилось? Что, если…

— Может, здесь? — Моника остановилась у огромного тенистого дуба с толстыми кочковатыми корнями.

Углядев между ними уютный уголок, она плюхнулась на траву и похлопала ладошкой рядом, приглашая Рика.

Выбора не было. И он устроился рядом с ней. В опасной близости.

— Мне так нравится Центральный парк! — с улыбкой заметила она. — Давайте приедем сюда как-нибудь еще. Ладно?

— Не знаю. Вы меня здорово утомили. Она насупилась.

— Я пошутил.

Она с облегчением вздохнула, отправила в рот последний кусок сосиски и вытерла рот.

Рик посмотрел на ее губы — сочные, влажные, цвета спелого персика, — и кровь стремительно понеслась по жилами. Моника слизнула с уголка рта крошку хлеба, и он поскорее отвел глаза.

— Каким видом спорта вы занимаетесь? — внезапно спросила она.

— Что? — удивился Рик, снова переводя на нее глаза.

— Вы не любите спорт?

— С меня вполне хватает беготни по офису.

Она сморщила носик.

— Беготня по офису не спорт.

— Я много работаю. И на спорт у меня нет времени.

— Дядя вас так сильно эксплуатирует? Рик фыркнул.

— Никто меня не эксплуатирует. Просто много работы.

— Так нельзя. — Моника покачала головой. — Вы умеете плавать?

Он кивнул.

— Умею. Только давно не плавал.

Моника подняла руки, положила за голову и прислонилась к стволу. В результате под тонкой блузкой четко обрисовалась грудь и упругий живот.

— Вот завтра и поплаваем, — не терпящим возражений тоном заявила она.

— Где, например? — с усмешкой спросил Рик.

— А вы не знаете? — Моника чуть нахмурилась, но уже через мгновение ее глаза радостно сверкнули. — Хотя бы в Кони-Айленде. Я читала в рекламном проспекте в самолете.

Рик не был там сто лет.

— Можно… — без особого энтузиазма буркнул он.

— А вы против?

— Да нет. Просто у меня много работы. Я думал, утром вы сходите в библиотеку, а я…

Она застонала.

— В библиотеку я могу и дома сходить. Я приехала посмотреть Нью-Йорк.

9
{"b":"3351","o":1}