ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неужели он думает, что ее можно запугать? Фелиция кипела от злости.

— Вы устраиваете ее брак? Как это типично! — гневно воскликнула она. — Если бы это зависело от вас, вы таким же образом постарались бы разрушить счастье Фейсела, и тогда вам не пришлось бы возиться с неизвестной английской девушкой с возмутительными моральными принципами! Должна вас огорчить, шейх Рашид, но я выйду замуж за Фейсела, и вы не сможете помешать этому, даже если нам придется ждать три года.

Рашид слушал ее, поджав губы.

Без сомнения, в Кувейте девушки из хороших семей не выражают свое мнение так открыто, но покорно и терпеливо ждут, пока отцы и братья выберут им жениха. Бедная Зара! Она же совсем не знает своего будущего мужа! — с сочувствием подумала Фелиция.

Сильные темные пальцы все еще сжимали запястье Фелиции, а безжалостные серые глаза смотрели ей в лицо. Она задрожала от гнева.

— Отпустите меня, — пробормотала девушка. — На нас смотрят!

— Это вас раздражает? — насмешливо произнес Рашид. — Неужели вы не понимаете, что, если бы стали женой Фейсела, то уже дали бы ему множество поводов для развода. Во-первых, ваше поведение на улице. Во-вторых, то, что вы позволили мне так вольно обращаться с вами на виду у всех. Фейселу бы это не понравилось, мисс Гордон.

Она поняла, что он говорит правду.

— Мне тоже не нравится, когда меня рассматривают как товар на рынке! — резко проговорила Фелиция, отводя глаза.

— Вы удивляете меня. Я не могу обвинить Фейсела только в одном — в отсутствии вкуса. Вы необыкновенно привлекательная женщина, но для хорошей жены нужно много больше, чем красивая фигура и хорошенькое личико.

— Хотя эти качества необходимы для любовницы? Вы это имеете в виду?

Брови Рашида надменно взлетели вверх.

— Я этого не говорил, — произнес он. — Это вы согласились приехать сюда, чтобы продать себя как можно дороже, так как знали, что зажиточные арабы хорошо заплатят за стройное тело, которое вы теперь выставляете напоказ.

— А вы уже прицениваетесь? — с презрением в голосе спросила Фелиция и тут же поняла, что зашла слишком далеко.

Его рот угрожающе сжался, глаза гневно взглянули на нее.

— Это исключено, — холодно ответил Рашид. — Я не покупаю товар, бывший в употреблении. Статуэтка с отбитым краем, рваный ковер, чужая любовница — все это меня не интересует.

Фелиция чуть не задохнулась от возмущения. Она попыталась вынуть руку из его цепких пальцев, но он рывком прижал ее к себе. Оттолкнув его, девушка бросилась к машине. Она не понимала, почему это мимолетное прикосновение так сильно взволновало ее.

Зара, высунувшись из окошка, с тревогой наблюдала за этой сценой. Догнав Фелицию, Рашид распахнул перед ней дверцу, обошел машину и направился к переднему сиденью.

Весь эпизод длился всего несколько минут, но девушке казалось, что она теперь никогда уже не сможет выбросить его из своей памяти. Всего на секунду Рашид выказал эмоции, которые обычно скрывал под маской холодности и презрения, и то, что она увидела, испугало ее. Он совершенно не похож на своего племянника, подумала она, дрожа. У него нет ни доброты Фейсела, ни его мальчишеского обаяния.

Но почему же тогда этот человек так бесцеремонно вторгся в ее мысли?

4

На обратном пути из города Фелиция раз или два поймала на себе полный сочувствия взгляд Зары.

Когда машина остановилась во дворе дома, та тихо прошептала ей на ухо:

— Терпеть не могу, когда Рашид начинает меня воспитывать.

Фелиция была так взбешена, что эти слова только подлили масла в огонь.

— Это твой дядя, Зара, и он может приказывать тебе, но не мне. Если я захочу бродить одна по улицам Кувейта, я так и сделаю!

Она пошла к дому с высоко поднятой головой.

— Он очень разозлил тебя, правда? — В голо се Зары звучало сочувствие.

— Разозлил? — Фелиция задохнулась от негодования. — Он унизил меня! Он обращался со мной, как с… — Она замолчала. Зачем этой девушке знать о ее чувствах. — Но не будем об этом, — сказала она устало. — Я рада, что когда мы с Фейселом поженимся, то будем жить от дельно. Я не смогу находиться под одной крышей с твоим дядей!

В ее голосе была такая горечь, что Зара участливо взяла ее за руку.

— Может быть, это все из-за того, что Рашид не понимает, что ты не привыкла к такому обращению. Я расскажу ему, как ты расстроена. Я попытаюсь поговорить с ним прямо сейчас…

— Нет, нет! Не делай этого, Зара! — Поздно. Она не оправдала ожиданий Фейсела и потерпела поражение в схватке с его дядей.

Но Зара по-своему расценила слова Фелиции. Ее лицо просияло улыбкой облегчения.

— О, ты начинаешь понимать Рашида. А понять — значит простить, — радостно прощебетала она. — Я уверена, что он не хотел огорчать тебя. Просто к его характеру нелегко привыкнуть. Он очень требователен к окружающим.

Фелиция только вздохнула в ответ. Зара смотрит на своего родственника сквозь розовые очки. Простить его? Никогда!

Девушка снова вспомнила, как он смотрел на нее и что говорил…

Зара предупредила Фелицию, что ее мать обычно отдыхает после полудня, в самое жаркое время дня, и семья собирается вместе только во время вечерней трапезы.

Приняв душ и переодевшись в свежее платье, Фелиция посмотрела на свое отражение в зеркале. Достаточно ли скромно она одета, чтобы снова не вызвать раздражение Рашида? Девушка криво усмехнулась. У этого наряда был скромный вырез и короткие рукава с буфами. Кружевные белые фестоны украшали лимонно-желтую льняную юбку. Светлые волосы Фелиции волнами спадали на плечи, тоненькая золотая цепочка притягивала взор к стройной шее.

На ужин был подан жареный барашек, красиво украшенный зеленью, фаршированные овощи и рис со специями. Фелиция поежилась, подумав о том, как вся эта тяжелая пища отразится на ее фигуре.

Потом служанки принесли громадный поднос с фруктами и миндальные пирожные.

Фелиция взяла ломтик дыни и несколько свежих фиников, заметив, что Рашид положил себе то же самое. Его сестра и Зара отдали предпочтение сладкому, видимо нимало не опасаясь растолстеть.

После ужина подали кофе.

Спускаясь к столу, Фелиция взяла с собой подарки и положила под свой стул. Она хотела вручить их после обеда, когда, как она надеялась, Рашид уйдет к себе в апартаменты. К ее огорчению, он, казалось, никуда не спешил, удобно откинувшись в кресле. В его позе была какая-то тигриная грация.

Фелиция попыталась представить его сидящим, скрестив ноги, у костра. В своем дорогом, явно сшитом на заказ костюме он выглядел, как богатый бизнесмен, но она уже знала, что за этим парадным фасадом скрывается человек, такой же прямой и жестокий, как пустыня, которая была его настоящим домом.

Фатима и Зара весело болтали, а взгляд Фелиции снова и снова обращался к непроницаемому лицу мужчины, сидевшего напротив. Она с трудом отвела глаза от его красивого рта и невольно вздрогнула, представив себе, какое ощущение может вызвать поцелуй этих жестоких и чувственных губ.

Фелиция тряхнула головой. Что за чушь лезет ей в голову!

Она тщетно попыталась восстановить в памяти черты жениха и внезапно поняла, что властное лицо Рашида вытеснило из ее воображения образ Фейсела. Девушке никак не удавалось вспомнить его теплую улыбку и нежный взгляд.

Что с ней происходит?

Фелиция, не поднимая глаз, из последних сил пыталась избавиться от этого наваждения. Поспешно нагнувшись и покраснев, она вытащила из-под стула приготовленные подарки.

— Я привезла вам кое-какие безделушки из Англии — в знак благодарности за ваше гостеприимство.

Фатима только вежливо склонила голову, но Зара была менее сдержанна в своих чувствах.

— Подарки? — воскликнула она, и ее глаза радостно засверкали. — О, Фелиция, как это мило с твоей стороны!

— Тут нет ничего особенного, — сказала Фелиция, вспомнив, что Фейсел всегда произносил эту фразу, преподнося ей очередную дорогую безделушку.

10
{"b":"3352","o":1}