ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Борода. Первый в мире гид по бородатому движению
Приключения Шерлока Холмса. Возвращение Шерлока Холмса
Те, кто уходит, и те, кто остается
Русич. Бей первым (СИ)
Рассвет
Валькирия в черном
Волшебный клубок. 2160 рисунков, узоров и схем для вязания. Крючок и спицы
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
A
A

Приуменьшать свои заслуги было истинно арабской чертой, которая уходила корнями в те времена, когда считалось, что, хвастаясь достижениями, можно навлечь несчастье на свой дом.

Фелиция с тревогой смотрела, как Зара открывает свой сверток, но возглас удовольствия, сорвавшийся с губ девушки, развеял ее страхи. Даже Рашид, правда с типично мужской снисходительностью к женским слабостям, выразил одобрение по поводу подарков.

Восторг Фатимы был более сдержанным, но явно искренним, и Фелиция похвалила себя за то, что догадалась спросить у Фейсела, какие духи любит его мать.

— Чудо! — воскликнула Зара, отложив свою косметику и нюхая крышечку флакона, подаренного матери. — Это напоминает мне запах благовоний, которые мы купили, когда были в Джеддахе, помнишь, мама?

— Я помню, — сухо прервал ее Рашид. — Они были очень дорогими.

Фелиция поймала удивленный взгляд Зары,

— А где подарок для Рашида, Фелиция? Или ты не отдашь его, пока не услышишь извинений? — спросила она с шаловливой улыбкой.

Фелиция почувствовала, как краска бросилась ей в лицо. Не могла же она сказать, что не привезла никакого подарка для Рашида. Но тут девушка вспомнила о пресс-папье, которое купила для Надии, старшей сестры Фейсела.

— Он наверху, — поспешно проговорила она, — я не была уверена, что Рашид будет обедать с нами.

— Значит, ты простила его! Я знала, что так и будет! — радостно воскликнула Зара и повернулась к матери. — Дядя Рашид сегодня обидел Фелицию, мама. Ей ведь просто не пришло в голову, что нужно спрашивать у него разрешения для того, чтобы поменять свои деньги!

Заметив растерянное выражение, появившееся на лице Фатимы, Фелиция убедилась, что пожилая женщина в данном случае разделяет взгляды своего брата. Воспользовавшись замешательством, вызванным замечанием Зары, девушка извинилась и быстрым шагом направилась наверх.

К счастью, пресс-папье было завернуто в красивую блестящую бумагу. Когда она приняла решение не привозить подарка для дяди Фей-села, то даже не представляла себе, в какую неловкую ситуацию может попасть!

Когда Фелиция протянула Рашиду маленькую квадратную коробочку, их пальцы случайно соприкоснулись, и ее пронзила дрожь. Он вежливо поблагодарил, но в глазах его блеснул огонь, и девушка поспешила на свое место, ругая себя за то, что выбрала такой неподходящий момент для раздачи подарков.

— Ну, открой же! — взмолилась Зара, не отрывая глаз от коробки, которую Рашид держал в руках. — Я просто умираю от любопытства!

— Что ж, придется сделать это, а то мисс Гордон обвинит меня в жестокости, — насмешливо проговорил он, проворно разворачивая бумагу.

Обертка отлетела в сторону, и взорам присутствующих открылась маленькая синяя кожаная коробочка. Зара нетерпеливо вздохнула.

— Рашид, скорее покажи нам, что внутри!

В полумраке комнаты с белыми стенами, роскошными яркими персидскими коврами и старинной обстановкой скромная красота сине-зеленого стекла остро напомнила Фелиции о родине. Безделушка была изготовлена в Кейтнессе, местечке в Шотландии, где мастера особенно искусно делали пресс-папье, вплавляя в жидкое стекло маленькие цветы, лепестки, морские анемоны… Фелиция выбрала самое дорогое, с голубым анемоном, — она была зачарована его холодной красотой.

Затаив дыхание, девушка наблюдала, как Рашид рассматривает подарок. Молчание, которое воцарилось в комнате, было данью восхищения мастеру, сотворившему такую красоту.

— Эта вещь похожа на тебя, Фелиция, — прошептала Зара, — дотронувшись пальцем до мерцающего стекла, — такая же холодная и загадочная.

— Это подарок, который оценит любой араб, мисс Гордон, — раздался голос Рашид а. — Стеклодув смог передать цвет моря в нашем заливе, а для нас нет ничего драгоценнее воды.

— Его можно использовать как пресс-папье, — хриплым от волнения голосом проговорила Фелиция.

Как хорошо, что я не купила Надии духи, с облегчением подумала девушка. Как бы я тогда вышла из положения?

Ей не хотелось встречаться взглядом с Рашидом.

— Это очень щедрый подарок, — наконец произнес он. — Я такого не заслуживаю. — Положив пресс-папье обратно в футляр, он захлопнул крышку. — Прошу извинить, но я вынужден покинуть вас и заняться делами.

Фелиция хотела спросить, нет ли для нее писем. Зара сообщила, что вся почта, независимо от того, кому она предназначена, попадает в руки главы семьи. С тех пор, как Фейсел уехал в Нью-Йорк, он еще ни разу не написал своей невесте, и это ее беспокоило. Его письмо подняло бы ей настроение и придало уверенность в себе, которую она теряла в присутствии Рашида. Фелиции сейчас была жизненно необходима чья-то поддержка.

— Ты привезла нам великолепные подарки, — прошептала ей на ухо Зара. — Особенно тот, для Рашида. Это Фейсел сказал тебе, что дядя собирает изделия из стекла?

Фелиция отрицательно покачала головой. С каждым днем выяснялось, что жених о многом не удосужился рассказать, и ей почему-то стало казаться, что он сделал это намеренно.

— Твоя щедрость растопит сердце дяди, — улыбнулась Зара.

Фелиция не была уверена в этом. Если Рашид решит, что она собиралась угодить ему, то станет думать о ней еще хуже.

— Скоро мой день рождения, — объявила Зара. — Рашид обещал отвезти нас в оазис на несколько дней. Тебе там понравится. Этот дом принадлежит дяде и, выйдя замуж, я уже не смогу проводить там много времени, так что с удовольствием съезжу туда сейчас.

Девушка впервые упомянула о предстоящей свадьбе, но Фелиция не стала проявлять любопытство. Впрочем, Фатима ушла к себе, а Зара, казалось, была склонна к откровенности.

— Сегодня мама купила материю на свадебное платье, — сообщила она. — Но считается, что мне об этом ничего не известно.

— Ты хочешь сказать, что выходишь замуж за человека, которого совсем не знаешь? — с любопытством спросила Фелиция.

Зара бросила на нее негодующий взгляд.

— С чего ты взяла? — Фелиция растерялась:

— Когда твой дядя упомянул о переговорах по поводу твоего брака, я подумала, что его организовали ваши родители.

Зара рассмеялась.

— В какой-то степени это так и есть. Мы с Саудом познакомились в университете. Его семья занимает очень высокое положение в обществе и строго придерживается традиций. Он должен был жениться на своей первой кузине, но к счастью, Рашид узнал, что та девушка любит кого-то другого, и смог убедить родителей Сауда в том, что я буду ему хорошей женой. Дяде пришлось нелегко, потому что у нас считают нарушением традиций отказ жениться на кузине, а если бы девушка не вышла за Сауда, то пятно позора легло бы на ее отца. Наша свадьба состоится очень скоро, но сначала нужно соблюсти все формальности. — Она состроила недовольную гримаску. — Представляешь, мы оба должны притворяться, что не знаем друг друга. Мне бы очень хотелось выйти замуж на европейский манер, но Рашид говорит, что иногда более длинный путь на деле оказывается короче.

Фелиция не знала, что сказать. Она-то думала, что Зару принудили выйти замуж из меркантильных соображений и Рашид ждет от этого брака финансовой выгоды.

— Конечно, семья Сауда запросила очень богатое приданое, — как о чем-то само собой разумеющемся сообщила Зара, приведя Фелицию в еще большее замешательство. — Но Рашид был очень щедр. Ты должна попросить маму показать тебе наш семейный свадебный сундук, гае лежат подарки всех десяти поколений невест. Туда положат и дары Сауда. — Зара взглянула на часы. — Ой, как мы заболтались. Извини, мне пора заниматься.

Девушка поспешно ушла, а Фелиция выглянула в темневший за окном сад.

Значит, она неправильно поняла мотивы Рашида — по крайней мере, в том, что касалось Зары. Видимо, этот человек привык пользоваться обходными путями. Что же он затеял, пригласив ее сюда?

Она направилась во внутренний дворик, привлеченная его гостеприимной тишиной и свежим воздухом. На улице было прохладно, но музыка фонтанов звучала так призывно, что девушка невольно сделала несколько шагов к мраморной чаше, в которую низвергался журчащий водопад. Проходя мимо вольера с умолкнувшими птицами, Фелиция тихо вздохнула. Она чувствовала себя такой же пленницей, как и они, только стенами ее клетки были средневековые обычаи и враждебность.

11
{"b":"3352","o":1}