ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Я оставлю свет включенным
Стигмалион
В каждом сердце – дверь
Встреча по-английски
Ключ от Шестимирья
Неправильные
Игра Кота. Книга четвертая
A
A

— Пришел хозяин, — объявила она.

— Ах, да, он хотел тебя видеть, Фелиция. Рашид собирается показать нашей гостье Кувейт, — пояснила Фатима подругам и добавила что-то по-арабски, отчего глаза женщин сразу засверкали.

— Она сказала, что ее брат — человек безупречной репутации, — перевела слова хозяйки соседка Фелиции. — В дни нашей молодости прогулки с холостым мужчиной были запрещены, но времена меняются… — Она пожала плечами, давая понять, что не знает, к лучшему ли это, и рассмеялась, когда Фелиция неуклюже поднялась с подушки.

Без сомнения, эти женщины очень грациозны и гибки, подумала девушка. Они с детства привыкли к такой манере сидеть.

После их стычки в саду Фелиция не ожидала, что Рашид захочет выполнить свое обещание сопровождать ее на прогулке по городу, но гордость не позволила ей отклонить его приглашение.

Фелиция особенно тщательно оделась для приема, устроенного Фатимой, но, когда она вернулась в свою комнату, ей пришло в голову, что Рашид может подумать, что она старалась для него.

На ней был льняной костюм персикового цвета, который очень шел к ее белой коже и светлым волосам, и простая шелковая кремовая блузка. Кремовые туфельки дополняли ансамбль. На запястье позванивали тонкие золотые браслеты, подаренные Фейселом. Фелиция вспомнила, что не хотела принимать этот подарок, но юноша сказал, что тогда просто выбросит их. Девушка вспомнила о кольце с изумрудом и гневной реакции Фейсела на ее отказ носить его, пока семья жениха не одобрит их брак. Теперь она жалела, что не взяла с собой это кольцо. Может быть, оно возродило бы в ее душе те надежды, с которыми она приехала сюда.

Взглянув в большое, во весь рост зеркало, Фелиция поняла, что выглядит совсем недурно.

На щеках играл румянец, глаза блестели, в движениях чувствовалась уверенность.

Сегодня она одержала победу. Подруги Фатимы признали ее, несмотря на различие их культур. А значит, Рашид ошибается, и Запад и Восток могут хорошо понимать друг друга. Фелиция решительно вышла в мощеный дворик.

В слабом свете, пробивавшемся сквозь высокие узкие окна холла, она сначала не заметила Рашида. Но он поднял руку и взглянул на часы, мелькнув белой манжетой рубашки. Этот типично мужской жест заставил ее улыбнуться.

Рашид оглянулся и увидел Фелицию, стоящую в проеме двери. Темное дерево подчеркивало ее нежную красоту.

С непроницаемым лицом он подошел к ней.

— Простите, если я заставила вас ждать, — вежливо извинилась она, — но подруги вашей сестры…

— Не стоит объяснять мне женские привычки, мисс Гордон. Я прекрасно осведомлен о вашей приверженности к бессмысленной болтовне.

Это было сказано таким надменным тоном, что у нее перехватило дыхание.

— Ну как же, разве могут иметь какой-то смысл разговоры тех, кого и за людей-то не считают, — возмущенно парировала она, но Рашида ее слова, похоже, только позабавили.

— Так вот, чем вы занимались, — читали Фатиме и ее подругам лекцию о правах свободной женщины? Вряд ли их мужья будут вам благодарны, мисс Гордон.

— Мне это безразлично, — неосторожно проговорила Фелиция.

— А вот это уже просто глупо, — медленно произнес Рашид. — Ведь эти самые мужья могут запретить своим женам общаться с вами, и Фейсел попадет в трудную ситуацию. Возможно, вам он показался европейцем, мисс Гордон, но его жена вынуждена будет соблюдать местные обычаи, уверяю вас.

Фелиция упрямо тряхнула головой и направилась к машине. Если, приехав сюда, она пыталась заслужить расположение этого человека, то теперь, казалось, получала удовлетворение, специально раздражая его. Почему опекуном Фейсела должен был оказался именно тот, кто постоянно возбуждает в ней чувство протеста?

— Мы с мужем не собираемся жить в Кувейте, — сказала она, вспомнив о том, что говорил ей Фейсел.

— Вы так думаете? — Он искоса взглянул на нее. — Вы ничего не забыли, мисс Гордон?

Она, не оглядываясь, шла через двор, вдыхая теплый воздух, напоенный ароматом роз.

— Если я и забуду что-нибудь, то вы мне об этом быстро напомните, не так ли?

— Разумеется, — учтиво согласился он. — Как служащий банка, а Фейсел им является, — он должен находиться там, куда пошлет его правление.

— Правление? — с сарказмом спросила Фелиция. — Вы имеете в виду себя?

— В данных обстоятельствах должен признать, что эти два понятия — синонимы.

Фелицию раздражал его учтивый тон. Она уже хотела была отказаться от прогулки, но потом вспомнила о том, что приближается день рождения Зары и, скорее всего, у нее больше не будет возможности купить подарок.

В последние несколько дней все семейство занималось подготовкой предстоящего праздника. Сегодня Зара, смеясь, сообщила ей, что, если бы не Рашид, они вряд ли смогли бы все подготовить к ее дню рождения. Фелиция робко предположила, что ей, вероятно, лучше вернуться домой, чтобы не мешать приготовлениям к празднику, но Зара замахала на нее руками.

Они очень подружились за эти дни. Фелиция старалась не выказывать девушке своей антипатии к Рашиду, зная, как та будет огорчена. Ей совсем не хотелось омрачать предстоящий день рождения Зары. Рашид тоже не хотел этого, и в результате между ними возникло что-то вроде перемирия.

Обойдя машину, он сел на место шофера и открыл Фелиции дверцу.

— Я лучше сяду на заднее сиденье, — напряженно проговорила она. — Разве послушные арабские женщины могут ехать рядом с водителем?

— На этот раз мы будем придерживаться западных обычаев, — сухо сообщил Рашид. — Иначе мне придется постоянно подвергать опасности наши жизни, поворачиваясь спиной к дороге, чтобы разговаривать с вами. Надеюсь, вы не усмотрели какой-то другой смысл в моих словах? У вас слишком богатое воображение, мисс Гордон.

Фелиция покраснела, поняв, что он просто издевается над ней.

— Если бы я даже захотел, то все равно никогда бы не стал заниматься любовью в машине, да еще недалеко от своего дома. Кувейтские шоферы не самые вежливые в мире, они терпеть не могут помех на дорогах. Заранее прошу прощения, если я не смогу сравниться по мастерству с вашими предыдущими шоферами, но на Востоке мы стараемся соблюдать правила.

Фелиция стояла около машины, испытывая сильное желание хлопнуть дверцей и уйти. Она не подумала, что Рашид может видеть выражение ее лица в зеркале, и вздрогнула, когда он медленно проговорил:

— Вы выглядите так, как будто собираетесь вонзить нож мне в сердце, мисс Гордон. Будьте осторожны. В нашей стране еще верят в кровную месть.

— Сердце? Какое еще сердце? — язвительно проговорила она, не обратив внимания на его последние слова. — У вас его нет, шейх Рашид!

— Садитесь в машину, мисс Гордон, и используйте свою энергию для чего-нибудь более конструктивного, чем ненависть ко мне.

Фелиция, кипя от негодования, уселась рядом с ним. Он с улыбкой протянул руку, чтобы закрыть дверцу. Фелиция краем глаза видела его тонкие черты лица, длинные ресницы. Она вздрогнула, почувствовав его взгляд.

— Ну, как, я прохожу по конкурсу? — Краска бросилась ей в лицо. Фелиция злилась, что он заметил ее интерес к нему. Как странно, что при смешении Запада и Востока получился такой великолепный экземпляр мужской породы, в то время как чистая арабская кровь Фейсела текла в человеке гораздо более невзрачном.

Пока Фелиция боролась со своим гневом, ей пришло в голову, что пора научиться подавлять свои эмоции и быть кроткой и послушной.

Машина свернула на дорогу, тянувшуюся вдоль побережья. День стоял теплый, но не жаркий, работал кондиционер, кожаные сиденья были очень удобны, из динамиков лилась тихая музыка. Казалось бы, такая обстановка способствовала тому, чтобы полностью избавиться от напряжения, но Фелиция не могла преодолеть волнения. Она невольно стиснула пальцы.

— Расслабьтесь, — внезапно проговорил Рашид. — Или вам больше нравится водить машину, чем быть пассажиркой? Ведь вы, европейские женщины, предпочитаете все делать сами!

— Возможно, это происходит потому, что мы по опыту поняли, что на мужчин нельзя полагаться? — парировала Фелиция, вспомнив о дяде Джордже и о том, как он контролировал свою жену и племянницу, лишая их даже самых невинных удовольствий.

13
{"b":"3352","o":1}