ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каждому своё 2
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Проделки богини, или Невесту заказывали?
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
S-T-I-K-S. Трейсер
Перстень отравителя
Ненавижу эту сучку
Панк-Рок: устная история
Станешь моим сегодня
A
A

Ясмин и Фейсел! Странно, но мысль об этом не вызвала у Фелиции ревности. Она почувствовала к девушке скорее что-то вроде легкой жалости.

Рашид провел ее вдоль узкой аллеи, тенистой и уединенной. Затем он уверенно свернул в лабиринт узких улочек, вымощенных потрескавшимся от времени булыжником.

— Куда вы меня ведете? — спросила она его на одном из перекрестков, пораженная таким внезапным переходом от Запада к Востоку.

Молчаливые прохожие неслышно скользили мимо. Экзотические ароматы восточных пряностей витали в воздухе,

Рашид усмехнулся.

— Во всяком случае, не на рабовладельческий рынок, если вы так подумали. Да, в отдаленных оазисах воины из захваченных племен до сих пор могут быть проданы в рабство. Это конечно, незаконно. — Он пожал плечами. — Но к тому времени, когда подобный факт обнаруживается, уже бывает поздно что-то предпринимать.

Фелиция вздрогнула, внезапно почувствовав, что рада его присутствию. Они проходили через старинный рынок, где торговцы зазывали покупателей, стоя в дверях своих лавочек. В витрине одной из них были вывешены такие красивые восточные ковры, что Фелиция невольно остановилась, чтобы лучше рассмотреть их.

— Их ткут иранцы, — пояснил Рашид. — Это ремесло передается из поколения в поколение.

Он повел ее дальше и наконец остановился у открытой двери одной из лавочек.

Привыкнув к полумраку, Фелиция увидела полки, уставленные коробочками и бутылочками. Воздух благоухал запахами кедра, сандала, амбры… Она поняла, что оказалась в магазине, где торговали благовониями.

Пока девушка с интересом осматривалась, двое мужчин вели тихий разговор. Владелец магазина, морщинистый, как грецкий орех, скользнул по Фелиции оценивающим взглядом. Он что-то сказал Рашиду, но тот отрицательно покачал головой.

— Может, хозяин подберет что-нибудь для Зары? — взволнованно прошептала Фелиция.

— Вы хотите купить благовония для мисс Зары? — спросил старик по-английски. Он осмотрел полки и снял с одной из них маленькую бутылочку. — У меня есть смесь благовоний, которую она заказывала в последнее время. Не хочет ли мисс купить ее?

В магазине было темно, но девушка увидела, что Рашид кивнул в ответ на ее вопросительный взгляд.

— Да, пожалуйста, — пробормотала она. Лицо торговца расплылось в широкой улыбке.

— Разрази меня Аллах, я совсем забыл, что мисс сама скоро выходит замуж. Я приготовлю что-нибудь и для вас.

Он стал отмерять и смешивать какие-то благовония, потом перелил смесь в маленький хрустальный бокал.

— Можно мне понюхать? — с любопытством спросила Фелиция.

К ее разочарованию, продавец отрицательно покачал головой.

— Этот запах не подходит для вашей красоты. — Повернувшись к Рашиду, он сказал что-то по-арабски, потом повернулся к девушке. — Вы похожи на розу, которая еще не расцвела, бутон, который еще полностью не раскрылся. Таким должен быть и аромат ваших духов.

Фелиция была рада, что полумрак комнаты скрыл краску, выступившую ей на щеки. Старик с церемонным поклоном вручил ей маленький пакетик. Она старалась не смотреть на Рашида, боясь, что он заметит ее смущение. Мудрый хозяин попал в самую точку. Она действительно была еще “бутоном” с туго свернутыми лепестками, ждущими тепла мужского прикосновения, чтобы превратиться в прекрасный цветок.

Наступало время послеполуденного отдыха, когда на окна витрин опускали плотные шторы, а двери закрывали, чтобы сохранить в помещении прохладу.

Они вышли из магазина на яркий солнечный свет, и тут старик что-то громко произнес. Рашид оглянулся.

— Одну минуту, — быстро проговорил он и вошел внутрь.

Фелиция растерянно стояла на месте, не зная, последовать ли за ним. Она услышала быстрый тихий разговор двух мужских голосов и, не желая подслушивать, остановилась в дверях.

Старый араб искал что-то на полках среди бутылочек и коробочек. Она распознала легкий запах английской лаванды, мгновенно вызвавший воспоминания о доме, а потом более острый, пряный аромат. Старик толок что-то в деревянной миске маленьким пестиком. Повеяло лесными фиалками.

Фелиция задумалась. Для кого Рашид покупает эти благовония? Для сестры? Тогда зачем эта таинственная беседа? Может быть, для какой-нибудь другой женщины? Наверное, это изощренная дама, которая, как хамелеон, может менять свою окраску с восточной на западную. Для женщины, которая скрывает свою красоту на публике, но отбрасывает стыдливость, оставшись наедине с человеком, которого любит…

— Мисс Гордон?

Сколько ей еще придется слушать этот властный голос?

Она медленно переступила через порог и услышала нотки раздражения в холодном тоне Рашида, сделавшего к ней несколько шагов.

— Неужели то, о чем говорили вам я и моя сестра, так же мало значит для вас, как горсть песка, унесенная ветром? Или ваше постоянное неповиновение — это просто каприз?

Неповиновение? Фелиция резко повернулась. В глазах ее вспыхнул зеленый огонь. Боже праведный, она не собиралась спорить с этим человеком, но не позволит бесконечно попирать ее достоинство!

— Я не вошла внутрь, потому что не хотела мешать вам, — резко проговорила она. — Думала, что вы решаете какие-то свои проблемы. — Гнев лишил ее осторожности. — Может, вы выбираете подарок для какой-нибудь женщины, которой разрешено делить с вами постель, но запрещено знать о других сторонах вашей жизни.

— Вы совершенно точно описали тип женщины, для которой предназначались эти благовония, — сказал Рашид. — Но хозяин магазина не разделяет моих взглядов на ваш счет, мисс Гордон. — Он рассмеялся, увидев растерянное выражение ее лица. — Неужели вы не поняли? Старик приготовил эту смесь для вас. Впрочем, должен заметить, что это была его идея, не моя. Вот, возьмите, — скомандовал он, вкладывая маленький пакетик в ее ладонь. — Хозяин говорит, что в этом запахе заключена невинность, которая показалась ему неотъемлемой частью вашей натуры. Я не хотел его разочаровывать, но, к сожалению, слишком хорошо знаю своего племянника, чтобы догадаться, какого рода женщины обычно разделяют его общество, — мрачно закончил он.

Фелиция отвернулась, но он протянул руку и остановил ее, предостерегающе бросив:

— Не делайте глупостей. В этой части города легко заблудиться. Не думаю, что вам нужны приключения подобного рода.

Фелиция испугалась, но все же постаралась взять себя в руки.

— Вам не стоит волноваться, шейх Рашид, — проговорила она. — Если я и потеряюсь, то постараюсь сама найти выход из положения.

Она сделала резкий шаг вперед и напоролась на заостренный камень, лежавший на ступеньке. Резкая боль пронзила ее пятку, и девушка вскрикнула. На коже выступила кровь.

Рашид наклонился, чтобы рассмотреть ранку.

— Ничего страшного, — запротестовала Фелиция, почувствовав, как длинные пальцы осторожно ощупывают ее ногу.

— Нужно продезинфицировать и забинтовать вашу пятку, — властно произнес Рашид. Девушка молча вынула из сумочки несколько салфеток. — Я сам это сделаю, — заявил он безапелляционным тоном. Она покорно протянула ему салфетку.

— Как приятно наблюдать англичанку, попавшую в беду, — насмешливо проговорил Рашид. — Абсолютное спокойствие, полный самоконтроль… готовность к любой случайности.

Блеск в его глазах напомнил ей, что несколько дней назад такая случайность произошла. И она оказалась к ней совершенно не готова.

— Мы стараемся…

— Конечно, конечно. И терпим поражение, спасая свою душу.

Что означают эти слова? Предупреждение о том, что она не сможет убедить его дать разрешение на ее брак с Фейселом?

Ступив на больную ногу, Фелиция поморщилась от боли. Рашид взял ее за талию, чтобы поддержать, и девушку пронзило какое-то странное незнакомое чувство.

— В чем дело?

Она отвернулась, но он успел заметить испуганное выражение ее лица и тихо рассмеялся.

— Ах, вот в чем дело! Вы, наверное, боитесь повторения романтической сцены, которая разыгралась в нашем саду? Должен вас разочаровать, мисс Гордон.

15
{"b":"3352","o":1}