ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Глоток мертвой воды
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Белоснежка для тёмного ректора
Конфедерат. Рождение нации
Слушай Луну
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Красная угроза
A
A

— Я боюсь, что здесь его может случайно увидеть какая-нибудь служанка. Мама вряд ли пой мет, что это шутка, — объяснила Зара.

— Да, ты права, — согласилась Фелиция, глядя на прозрачный шифон.

Было ясно, что Зара любит своего Сауда. Фелиция с легким чувством зависти подумала, как приятно готовиться к свадьбе с любимым человеком. Ждала ли она когда-нибудь близости Фейсела с таким же нетерпением, как Зара предвкушает ласки Сауда? Уже не в первый раз Фелиция задавалась вопросом, способна ли она вообще ответить на страсть мужчины? Она вспомнила, как трепетало ее тело от грубых прикосновений Рашида. Но ведь она не любит его. Даже ненавидит. Ведь этот человек сделал все, чтобы разрушить ее счастье!

Фелиция взяла вещи, которые не поместились в коробки Зары, и отнесла их в свою комнату.

* * *

Оазис находился не так уж далеко от виллы, но путь к нему лежал через безводную пустыню. Али, отвечавший за безопасность поездки, несколько раз перепроверял все детали, особенно количество бензина. В машины погрузили дополнительные канистры. Емкости с водой заняли свои места, шины были проверены. “Мерседес” с Фатимой, Зарой и Фелицией сопровождали машины со слугами и багажом. Впереди и позади караван сопровождала охрана. Фелицию удивила тщательность этих приготовлений, но Зара рассказала ей о судьбе других, менее осторожных путешественников. Смерть от жажды под палящим солнцем — не самая лучшая смерть. Если вдруг поднимется песчаная буря или острый камень проколет бак с бензином, то можно остаться без средств передвижения.

До оазиса было немногим более ста миль, но Фелиции это путешествие показалось очень долгим. Она вздохнула с облегчением, когда верхушки пальм на горизонте возвестили, что оно близится к концу. Солнце нещадно раскалило капот “мерседеса”, и даже при включенном кондиционере в машине стало душно и жарко.

Кавалькада свернула с шоссе на песчаную дорогу и помчалась по ней, вздымая тучи песчаной пыли, которая забивала глаза и рот тем, кто ехал позади.

— Теперь ты понимаешь, почему мы едем первыми, — сказала Зара. — Последний автомобиль в колонне всегда подвергается большему риску, и даже хорошему водителю нелегко ехать сквозь сплошные песчаные вихри.

Фелиция подавила дрожь, представив, каково заблудиться в этой бесконечной пустыне. Но однообразная картина, простиравшаяся перед ее глазами, имела свою прелесть. Насколько мог видеть глаз, только песок ярко желтел под кобалътово-синим небом. Теперь Фелиция по-новому взглянула на людей, чье упорство и настойчивость покорили эту суровую местность.

— Уже почти приехали, — радостно прощебетала Зара, когда полоска пальм на горизонте выросла в размерах. — Тебе понравится в оазисе, Фелиция. — Мне кажется, что именно его Рашид считает своим настоящим домом. А вот Фейсел сюда не рвется. Мне кажется, что ты сможешь привыкнуть к нашему образу жизни. Ведь тебе здесь нравится, не так ли? — с нетерпением спросила она.

Фелиция должна была признать, что пустыня произвела на нее сильное впечатление. При других обстоятельствах я бы с удовольствием пожила бы в этой удивительной древней стране, с грустью подумала она.

— Завтра приедет Надия, — сообщила Зара. — Я так соскучилась по ней!

Фелиция надеялась, что со старшей сестрой Фейсела ей будет так же легко найти общий язык, как и с младшей. После того, как она получила письмо от Фейсела, эта семья стала ей совсем чужой. К тому же ей вполне хватало иметь такого врага, как Рашид.

Уже темнело, когда они въехали в оазис, и Фелиция ничего не смогла разглядеть, кроме пальмовых рощ, листья которых слегка покачивались под легким ветерком, и серебристых лунных дорожек на воде.

— Когда-то здесь останавливались древние кочевники, — тихо проговорила Зара, — но теперь они ушли в глубь пустыни.

Дом в оазисе не имел никакого сходства с виллой под Кувейтом. Из белого камня, с узкими мавританскими окнами и маленьким двориком, в котором тоже били фонтаны, он словно дышал древностью.

Когда первая машина остановилась перед зданием, огромные обитые железом двери распахнулись. Слуги-арабы двигались неслышно, и Фелиция подумала, что не удивилась бы, увидев в уединенном дворике у фонтана нескольких танцовщиц из гарема.

Сопровождаемые Али, они вошли в огромный прохладный холл, и Фелиция, оглядевшись вокруг, застыла от восхищения. Малахитовые колонны упирались в украшенный искусными узорами потолок. Откуда-то издалека доносилось мелодичное журчание воды. Все вокруг дышало таинственным очарованием Востока.

Зара рассмеялась, увидев ее лицо.

— Я же говорила, что тебе здесь понравится! Али вместе с другими слугами внес вещи и сложил их на прохладный мраморный пол. Селина поспешно вышла, пообещав, что скоро им подадут кофе.

Двустворчатые двери на другом конце холла отворились, и в дверном проеме показался силуэт Рашида. Белизна одежды ярко контрастировала с его бронзовой кожей.

— Зара отведет вас на женскую половину, мисс Гордон. Ее окна выходят во внутренний дворик. В пустыне мужчина привык хранить свои главные сокровища под замком. Когда здесь жил мой дед, женщинам из гарема не разрешалось покидать пределы дома. Для своей жены дед разбил сад, чтобы она могла наслаждаться прохладным ветерком, который налетает, когда спускаются сумерки. Она говорила, что все это напоминает ей Англию.

— Тебе здесь понравится, Фелиция, — тихо повторила Зара. — И помещение гарема тоже. Там столько экзотики, есть даже мраморный бассейн.

Она рассмеялась, заметив, что Фелиция покраснела, и вдруг изумленно воскликнула:

— Дядя Рашид, смотрите, глаза у Фелиции точно такого же цвета, как малахит, из которого сделаны колонны!

— Верно, — согласился Рашид и нежно обнял ближайшую к нему колонну. — Но я не думаю, что мисс Гордон сочтет комплиментом то, что ее глаза сравнивают с холодным камнем. — Как всегда, когда он обращался к Заре, его тон был насмешливо-снисходительным, и Фелиция отметила, что с ней он говорит со всем по-другому.

В холл вошел Али с горой коробок в руках. Одна из них упала и раскрылась и… лицо Рашида из насмешливого и благожелательного сразу же стало мрачным. Он сделал несколько шагов, наклонился и презрительным жестом вытащил из коробки полупрозрачные шаровары.

Зара вздрогнула и с ужасом взглянула на Фелицию.

— Это мое, — храбро проговорила та и протянула руку, чтобы взять вещь. — Я купила их вчера в одной из лавочек. — В ней вдруг проснулся какой-то озорной бесенок. — Хотела привезти в Англию новую моду. Надеюсь, Фейселу они понравятся. — Она опустила ресницы, что бы скрыть насмешливый блеск в глазах. — У нас ведь такие не купишь. — Фелиция понимала, что играет с огнем, но продолжала бесстрашно смотреть на Рашида.

Воцарилось мрачное молчание, и она подумала, что, вероятно, зашла слишком далеко. Рашид с презрением оглядел ее с ног до головы.

— Мне кажется, мисс Гордон, что этот наряд не будет вам к лицу.

— Вы меня огорчаете. — Она мило улыбнулась.

Он приказал Али собрать коробки и вынести их из холла.

Интересно, подумала Фелиция, как бы он отреагировал, если бы узнал, что пресловутый наряд принадлежит не ей, а его собственной племяннице!

Часом позже, когда она уже заканчивала разбирать вещи, в спальню вбежала взволнованная Зара.

Эта комната очень сильно отличалась от той, в которой Фелиция жила раньше. Здесь стояла удобная двухспальная кровать. Деревянный, до блеска натертый пол устилали мягкие персидские ковры, видимо, старинные и очень дорогие. Длинная низкая кушетка, на которой лежало множество разноцветных подушек, стояла у стены под решетчатыми окнами, приглашая отдохнуть, любуясь пышной зеленью сада. Мелодичные звуки журчащей окна. Фелиция вспомнила том, что в стародавние дни мерялось количеством воды, которое израсходовать.

В небольшой гардеробной было шкафов для одежды, но она прозрачный наряд в отделанный сундук.

Зара виновато наблюдала за ней.

— Я никогда еще не видела Рашида в гневе, — понизив голос, проговорила она. — О, Фелиция, мне так жаль!

20
{"b":"3352","o":1}