ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В таком случае мне не стоит ехать… — начала Фелиция, но Надия не стала слушать ее протесты.

— Конечно, стоит. — Она поцеловала ее в щеку. — Мы все тебя полюбили. Знаешь, честно говоря, мне не очень хочется, чтобы ты выходила замуж за Фейсела. Хотя он и мой брат, я должна признать, что это слабый и безвольный человек. Он вряд ли может стать хорошим мужем, не то что мой Ахмед. — Она изучающе взглянула на Фелицию. — Меня немного удивляет, что ты не ладишь с Рашидом. Он всегда был большим поклонником женской красоты.

— Наверное, симпатия не может возникнуть на пустом месте, — тихо сказала Фелиция, стараясь отвлечься от мыслей, которые разбудили в ней слова Надии. — Это идет от сердца, а сердце Рашида для меня закрыто.

Наступил подходящий момент попросить Надию о помощи, но Фелиция никак не могла решиться начать этот разговор, а когда они присоединились к остальным, было уже слишком поздно.

* * *

Когда все собрались в обратный путь, уже начинало темнеть. В суматохе сборов Фелиция почему-то оказалась рядом с Рашидом на переднем сиденье, а Фатима и Зара сели сзади.

Он задумчиво смотрел на расстилавшийся впереди посеребренный луной пустынный пейзаж. Фелиция украдкой взглянула на его профиль, а потом, с трудом оторвав взгляд, со вздохом закрыла усталые глаза.

Но вдруг, повинуясь какому-то странному побуждению, она подняла ресницы, и их взгляды встретились. Счастье и боль захлестнули ее сердце.

— У нас был трудный день, мисс Гордон, — промолвил Рашид. — Моя сестра и Зара заснули. Пожалуй, вам стоит последовать их примеру, ведь нам предстоит долгое путешествие.

Впереди них ехала машина, в которой находились Надия и Ахмед. Вглядевшись, Фелиция увидела в свете фар темноволосую голову Надии, склонившуюся на плечо мужа. Ей мучительно захотелось так же прижаться к Рашиду.

— Если гордость не позволяет вам использовать мое плечо в качестве подушки, мисс Гордон, — сказал Рашид, будто читая ее мысли, — попытайтесь внушить себе, что скоро я стану вашим дядюшкой и вы должны будете слушаться моих приказаний. Я знаю, что вы меня терпеть не можете, но дорога неровная, и, заснув, вы можете удариться обо что-нибудь. Советую вам послушаться здравого смысла и принять мое предложение.

Что ей оставалось делать? Она опустила голову на его плечо и тут же почувствовала, как его рука обвилась вокруг ее талии. В ответ на ее вопросительный взгляд Рашид проговорил:

— Я могу вести машину одной рукой, мисс Гордон. Попытайтесь отдохнуть, я не причиню вам вреда.

Фелиция задремала и не заметила, как они приехали домой. Полусонная, она вылезла из машины. Сильные руки Рашида поддерживали ее. Ей хотелось поскорее отправиться в постель, чтобы во сне еще раз пережить непередаваемое ощущение его теплых объятий.

* * *

В саду было тихо и пустынно. Зара сидела наверху с матерью. Приближался месяц Рамадан, и нужно было скорее закончить приготовления к свадьбе.

Утром Фатима показала Фелиции тонкий шелк розового цвета, из которого будет сшито подвенечное одеяние невесты. Девушка с трепетом дотронулась до нежной ткани.

Потом Зара показала ей подарки, которые прислал Сауд. Это были серебряные браслеты с бирюзой, которые передавались в семье из поколения в поколение, золотые ожерелья с рубинами, кольца и ножные браслеты, — целая коллекция драгоценных и полудрагоценных камней, способная поразить воображение любой женщины.

Наконец Зара вынула из инкрустированного сундучка искусно сделанный серебряный пояс и объяснила, что его по традиции должна надеть невеста. Никто, кроме жениха, не имеет права развязать его.

— Рашид хранит для своей невесты пояс, который был в день свадьбы на его бабушке, —сказала Зара. — Хотя он и христианин, но должен жениться по законам нашей веры, потому что так завещал его отец.

Упоминание о Рашиде заставило Фелицию вздрогнуть. Каждый день она ждала, что он позовет ее в свой кабинет и скажет, что получил письмо от Фейсела. Почему она так изводит себя? Почему сама не пойдет к нему сообщить, что хочет уехать домой. Он еще не понял, почему она остается в его доме, но ее сердце уже знало ответ.

* * *

Сидя у пруда, Фелиция лениво глядела в глубину. Большая серебристая рыба выпрыгнула из воды, обдав ее водопадом брызг. Вдали ворковали голуби. Все вокруг было напоено тишиной и покоем. Задумавшись, она опустила голову, не замечая взгляда мужчины, стоящего в тени деревьев.

Но вдруг, словно повинуясь неведомому побуждению, девушка подняла глаза… и не смогла подавить восторг, внезапно охвативший все ее существо.

— Шейх Рашид!

Знакомым до боли движением он наклонил голову. Смущенная улыбка тронула ее губы.

— Есть новости от Фейсела?

Что заставило ее спросить об этом? Рашид нахмурился.

— Нет, — резко ответил он. — Видя, что вы так сильно скучаете по нему, я в конце концов вынужден буду признать, что был несправедлив к вам.

Это был, наверное, самый подходящий момент, чтобы сказать ему правду. Но слова застыли на ее губах, когда он добавил:

— Но, как мы оба знаем, внешность бывает обманчива. Наше солнце сделало вашу кожу почти такой же темной, как и у нас, но оно не может изменить душу. Ваш брак с Фейселом не будет счастливым.

— Но Запад и Восток могут жить в гармонии, — запротестовала Фелиция. — Ваши собственные предки…

— Они были исключением, — прервал ее Рашид. — Моя бабка бросила все, что ей было дорого, чтобы жить рядом с дедом. Скажите честно, неужели ваша любовь к Фейселу так же сильна? Вы могли бы бродить с ним по пустыне, оторванная от своего народа?

Ее глаза засветились. С Фейселом — нет, но с ним… Фелиции мучительно хотелось протянуть руку и дотронуться до него, погрузить пальцы в темные густые волосы, коснуться этих твердых и чувственных губ, стать частью его, почувствовать его ласковые руки на своем теле… Она опустила ресницы, моля небеса дать ей сил вынести это испытание.

Открыв глаза, она встретилась с бесстрастным взглядом Фейсела.

— Вам не стоит ходить одной, мисс Гордон, это небезопасно, — предупредил он.

— Вы имеете в виду, что меня может украсть какой-нибудь варвар из пустыни? Но даже он не оскорбит и не унизит меня больше, чем вы.

— Но Фейсел не оскорбляет и не унижает вас, — возразил Рашид. — А ведь именно он является господином вашего сердца, не так ли?

С этими словами он резко повернулся и исчез в тени деревьев.

Фелиция смотрела ему вслед. Все краски вокруг померкли. Поднявшись к себе в комнату, она подошла к шкафу, где лежал маленький флакон с благовониями, подаренный ей торговцем, и открыла его. Свежий запах английских равнин и холмов наполнил комнату.

9

Рашид вместе с Ахмедом занимался приготовлениями к соколиной охоте. Они собирались провести несколько дней в пустыне и брали с собой слуг.

Надия рассказала Фелиции, что в юности они с Зарой часто ездили с Рашидом на охоту и веселились там от души.

— Раньше мужчины ставили палатки и готовили на открытом огне, но теперь все стало гораздо цивилизованнее. Мы пользуемся спальными мешками и возим с собой специальные передвижные кухни. — Надия засмеялась. — Рашиду это не нравится. Он предпочел бы, чтобы все оставалось по-старому, но мама всегда беспокоилась, что Фейсел что-нибудь спалит или отравится полусырой пищей, и в конце концов дядя сдался.

Это звучало весьма заманчиво — широкие пространства пустыни, мужчины в длинных белых одеяниях, сидящие у костра под черным небом, усыпанным яркими звездами. Фелиция подавила вздох. Дядя Джордж никогда не любил пикников.

— Не беспокойся, Ахмед обязательно убедит Рашида взять с собой женщин. Он сделает это, — мрачно добавила она, — иначе сам не поедет.

Фелиция расхохоталась. Надия была так непосредственна. Уважение к старинным обычаям естественно уживалось в ней с современными взглядами, и нетрудно было понять, почему Ахмед обожает свою жену.

24
{"b":"3352","o":1}