ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прежде чем она смогла что-то сказать, он повернул ее к себе, не оставляя сомнений в своих намерениях.

Что же это за человек, подумала Фелиция, если он может хладнокровно заниматься с ней любовью только для того, чтобы она не досталась другому? К тому же теперь Рашиду известно, что Фейсел этого больше не хочет.

Она понимала, что он жестоко поступает с ней, но все равно сгорала от желания. Фелиция съежилась под его взглядом, в котором светились одновременно страсть и ненависть. Она не станет молить о пощаде. Если он хочет подвергнуть ее такому наказанию, значит, ей придется вынести это. Фелиция отвернулась и закрыла глаза, чтобы он не заметил слез, и приготовилась к тому, о чем тайно мечтала в своих снах. Рашид уже знает, что Фейсел больше не хочет на ней жениться, так зачем же весь этот фарс? Зачем ему теперь унижать ее?

Он попытался войти в нее, и она невольно вскрикнула от боли.

— Только не нужно разыгрывать передо мной невинность! — хрипло прорычал он и, схватив ее за волосы, повернул к себе лицом.

Слезы потекли по ее щекам, и она крикнула:

— Перестань! Ты знаешь, что Фейсел больше не хочет меня. Он написал мне, что сообщит тебе обо всем…

— Фейсел больше не хочет тебя? — Он внезапно замолчал.

— Ты знаешь это, — всхлипнув, вымолвила она. — Я слышала, как ты говорил Фатиме, что он никогда на мне не женится. Это ты написал ему о моем “непристойном” поведении. Я бы уже давно уехала отсюда, если бы у меня были деньги на обратный билет. — Она взглянула ему прямо в глаза. — Неужели ты не можешь просто отправить меня домой? Зачем еще больше унижать меня?

Встав с постели, Рашид стал одеваться, повернувшись к ней спиной.

— Я не насилую девственниц, — грубо бросил он. — Неужели никто тебя не предупреждал, что мужчине нельзя давать заходить слишком далеко? Тебе повезло, что я смог вовремя остановиться.

Повернувшись на каблуках, он вышел, оставив ее наедине с разбитыми вдребезги мечтами.

Только убедившись, что он не вернется, она дала волю рыданиям, оплакивая свою несчастную судьбу. Рашид пришел в ее комнату с одной-единственной целью — унизить и оскорбить ее. Даже зная, что Фейсел не собирается жениться на ней, он все равно чувствовал потребность мучить ее. Как же он должен ее ненавидеть!

* * *

Рассвет не принес Фелиции облегчения. Как она могла хоть на минуту подумать, что Рашид испытывает к ней страсть? Как она могла быть такой глупой? Она позволила любви ослепить себя. А он просто цинично воспользовался ее чувством. Ее мысли все время возвращались к вчерашнему разговору. Может быть, со временем она сможет вспоминать о нем без боли и отчаяния, но сейчас…

Дверь отворилась, и в комнату вошла Надия.

— Как ты себя чувствуешь? Я заглядывал раньше, но ты спала, и Рашид запретил тебя беспокоить.

— Как мило с его стороны, — ответила Фелиция. — Но со мной все в порядке. Я скоро встану.

— Послушай, — ласково обратилась к ней На дня. — Что случилось? У тебя на лице следы слез. Скажи мне, в чем дело, или я приведу Рашида. Тебе плохо с нами?

Услышав это имя, девушка сначала побледнела, как полотно, потом покраснела.

— Надия, мне нужно срочно уехать отсюда, в отчаянии сказала она. — Если ты действительно хорошо ко мне относишься, помоги!

— Что заставляет тебя пойти на такой шаг? — Молодая женщина внимательно посмотрела на нее, садясь рядом на кровать. — Ты стремишься вернуться домой, чтобы убежать от Рашида?

— Вот именно, — храбро ответила Фелиция. Он ненавидит и презирает меня. Пожалуйста, помоги мне уехать! — Она всхлипнула. — Я не могу оставаться здесь больше ни одного дня.

По щекам девушки полились слезы, и Надия ласково обняла ее за плечи.

— Я сделаю все, что смогу. Найду Ахмеда и попрошу его все организовать. Мне очень жаль, что тебе было здесь так плохо. Я по твоим глазам я вижу, что это так.

— Обещай мне, что ничего не скажешь Рашиду.

Прошлой ночью он повел себя так бездушно, так бесчеловечно! Он не только безжалостно разрушил их отношения с Фейселом, но все это время хладнокровно мучил ее. Этот человек напрочь лишен сострадания, и она должна ехать как можно скорее, чтобы сохранить хотя бы жалкие остатки своего самолюбия.

Но прежде нужно попрощаться с Фатимой Зарой. Фелиция взглянула на себя в зеркало. Волосы растрепаны, кожа покрыта красными пятнами солнечных ожогов. Попробую принять ванну, устало подумала она и потянулась за полотенцем. Может быть, когда она почувствует себя свежей и чистой, ей станет немного легче, она сможет собрать свои вещи.

Рядом с ее комнатой был только душ, а единственная общая ванная комната располагалась дальше по коридору. Девушка доплелась до нее и увидела огромную ванну. Она пустила воду и невидящим взглядом уставилась на бегущую струю.

Когда ванна наполнилась, она намылилась ног до головы, как будто желая смыть даже упоминания о прикосновениях Рашида. За плеском воды Фелиция не слышала, как дверь отворилась. Раздались тяжелые шаги. Девушка подняла голову и побледнела.

Рашид! Прикрывая руками грудь, она погрузилась в мыльную пену.

— Почему ты хочешь уехать? — Значит, Надия предала ее!

— А зачем мне оставаться там, где меня оскорбляют, мучают и насмехаются надо мной.

— Мучают? — Его непреклонный взгляд остановился на ее дрожащих губах.

— Пожалуйста, Рашид, уходи… — умоляюще прошептала Фелиция. — Если кто-нибудь вой дет сюда…

— Не волнуйся. Зара с сестрой решили про вести сегодняшний вечер у родителей Сауда, а Надию я попросил тебя не беспокоить. К тому же, я принял некоторые предосторожности… — Он вынул из кармана ключ. — Так что, дорогая Фелиция, ты теперь в полной моей власти. Я давно хотел с тобой поговорить, — после паузы произнес он, — но это было нелегко сделать, потому что ты все время ускользала от меня, как маленькая рыбка под лист лилии. Кроме того, — добавил он саркастически, — вода, наверное, уже остыла.

Это действительно было так. Но полотенце лежало далеко на стуле, так что Фелиция не могла до него дотянуться, и она решила не покидать свое, пусть не особенные надежное убежище, пока Рашид остается в комнате.

— Если вы выйдете, то я оденусь и спущусь в ваш кабинет, — старательно избегая его изучающего взгляда, предложила она, снова переходя на “вы”.

— Выйти? Прошлой ночью, когда ты отвергла меня, я подумал, что ты или самая искушенная соблазнительница, которую я когда-либо встречал, или просто святая невинность, — сказал он. — Почему ты хочешь уехать от нас, Фелиция?

— Вы знаете почему, — дрожа, ответила она.

— Неужели?

Она сидела в холодной воде, и горькие слезы текли по ее щекам. С глухим проклятием Рашид склонился к ней, приподнял и сжал в своих объятиях.

— Ради Аллаха, Фелиция. Я хочу тебя… — хрипло пробормотал он. — Хочу с тех пор, как впервые увидел. Прошлой ночью, когда я понял, что ты девственница, я возненавидел и тебя и себя.

Она почувствовала, что его тело сотрясает дрожь. Ей было холодно и страшно. Что теперь делать? Снова предать свою гордость? Фелиция взглянула на него глазами, полными боли, словно затравленное животное.

— Чего вы хотите? — прошептала она. — Не ужели я недостаточно заплатила вам? Отпустите меня.

Его щеки покрыл темный румянец.

— Хорошо, — с трудом выговорил он, — я отпущу тебя, но сначала ты должна выслушать меня.

Помедлив, она кивнула. Не обращая внимание на слабые протесты девушки, он взял ее на руки, завернул в полотенце, отнес в спальню и бережно положил на постель.

— Ты пристыдила меня, Фелиция, и заставила почувствовать то, чего я еще никогда не испытывал. Когда я ушел от тебя прошлым вечером, то понял, что неправильно судил о тебе. Ты думала, что я хочу разлучить тебя с Фейселом…

— Но вы сами сказали…

Он приложил палец к ее губам.

— Нет, больше никаких недоразумений. Дай сказать правду. Действительно, вначале я хотел разрушить ваши отношения, думая, что я поступаю так ради его счастья, — сухо проговорил он. — Он еще слишком молод и ветрен для женитьбы, особенно на девушке, не знакомой с нашими традициями, утонченной и, возможно, влюбленной больше в его деньги, чем в него самого. Надо сказать, что я уже не первый раз вытаскивал его из подобной ситуации.

29
{"b":"3352","o":1}