ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это все неправда, — холодно проговорила она. — Фейсел уважает меня,

— Неужели? — Он поднял бровь. — Что ж, тогда он еще глупее, чем я думал.

— Если у вас сложилось такое мнение, то зачем вы пригласили меня сюда? Я же могу плохо повлиять на вашу племянницу, — с плохо скрытым сарказмом произнесла Фелиция.

— Что касается моего приглашения… Вы умная мисс Гордон, что вы сами думаете по этому поводу?

— Я думаю, что вы вовсе не хотели, чтобы весь оказалась, — сказала Фелиция, — но у вас есть на мой счет какие-то свои планы, не так ли?

— Вам нельзя отказать в проницательное — сухо заметил он. — Мне хотелось бы, что бы вы поняли одну вещь. Вы здесь находитесь по милости. Моя сестра знает, что вы — подруга Фейсела и только…

— До тех пор, пока я не расскажу ей, что мы с ним собираемся пожениться, — прервала его Фелиция. — Мне все равно, что вы думаете обо мне. и я готова вытерпеть этот фаре. В конце концов, через три года Фейсел сможет вступить в брак и без вашего согласия.

По выражению лица собеседника она поняла, что разозлила его. Но, сдержав свой гнев, ее холодно произнес:

— Вы более решительная девушка, чем я ожидал Но вас можно понять. На родине вам ничего не светит, не так ли? Неинтересная работа; тетя на севере Англии, которая может оставить вам в наследство свой дом. А может и не оставить, вот и все…

— Неужели вы всегда и все пересчитываете только на деньги? — В голосе Фелиции слышалась горечь. — Если бы это имело для меня такое значение то я бы уже давно вышла замуж.

— Просто вы решили дождаться более выгодной партии, — медленно проговорил он. — И это совсем не глупо!

Фелиция устало откинулась на спинку сиденья. Какой смысл пытаться убедить его? Она просто теряет время. Может, потребовать развернуть машину и отвезти ее обратно в аэропорт? Но это означало бы признать свое поражение. Кроме того, она-то знает, что совсем не такая. У Фелиции постепенно крепло желание доказать этому человеку, как ложны были его представления о ней.

Нет, она не уедет. Любовь Фейсела — это тот спасательный круг, который не даст ей утонуть в штормовом море неприязни Рашида.

— Если вы так мало верите в самостоятельность Фейсела, то почему же не выберете ему невесту по своему вкусу? — спокойно спросила Фелиция. Она хотела пошутить, но, взглянув на лицо Рашида, поняла, что случайно угадала его тайные намерения. Побледнев, она проговорила: — Значит, у вас уже есть на примете кандидатура? Не может быть, я не верю… Фейсел никогда…

— Вас удивит, какие глупости молодой человек может совершить во имя любви, мисс Гордон. Но в данном случае дело упрощает тот факт, что официальной помолвки между вами не было. Я не считаю Фейсела достаточно взрослым, чтобы взять на себя заботу о семье. Вы не первая молодая женщина, в которую влюблялся этот ветреный юноша, по крайней мере, думал, что это так, но решение жениться он принял впервые. Все предыдущие его пассии довольствовались менее серьезными отношениями.

Фелиция отказывалась верить его словам. Но ведь она и сама не раз имела возможность убедиться в том, что ее жених — отнюдь не невинный мальчик. В его жизни наверняка есть стороны, о которых ей ничего не известно. Она была особенно задета тем, что Рашид небрежно причислил ее к тем девушкам, с которыми у Фейсела были мимолетные романы. Разве он не может понять, что тот никогда не стал бы думать о браке, если не был бы уверен в своих чувствах?

— Фейсел молод и нетерпелив, — сказал Рашид, как будто прочитав ее мысли. — Вы знакомы с ним всего несколько недель и не можете судить о том, хорошо ли подходите друг другу.

Фелиция хотела напомнить ему о любви с первого взгляда, но снова подумала, что действительно не так уж хорошо знает своего жениха. В глазах Рашида это был влюбчивый мальчишка, который постоянно совершает опрометчивые поступки… А вдруг это действительно так? Девушка, вздрогнув, отогнала эти мысли.

Машина свернула с главной дороги.

— Теперь уже недалеко, — холодно сообщил Рашид. — Мать и сестра Фейсела отложили ужин ради вашего приезда. Надеюсь, вам понравится наша национальная кухня, мисс Гордон.

Его глаза блеснули. Он надеется, что она попадет впросак? Но Фейсел говорил ей, что, хотя его мать предпочитает соблюдать традиции, сестры настояли на том, чтобы в семье ели по-европейски, вместо того чтобы, скрестив ноги, сидеть на полу. Он успокаивал невесту, обещая, что ей не подадут на закуску овечьи глаза или что-нибудь столь же экзотическое. А однажды повел ее в маленький ресторанчик, где они ели шашлыки с очень вкусным темным рисом и пили крепкий черный кофе из маленьких чашечек. Фелиции все показалось очень вкусным.

Она поняла, что оказалась в очень трудном положении. Если она расскажет матери Фейсела об их помолвке, то это вызовет гнев Рашида, а если промолчит, то он примет это за желание добиться его расположения. Ах, если бы Фейсел был независим от своего дядюшки! Но зачем думать о том, чего она не в силах изменить. Фейсел хочет занять достойное место в семейном бизнесе. Значит, они не смогут пожениться раньше, чем ему исполнится двадцать пять, а это целая вечность для такой непостоянной натуры, какой Рашид считает своего племянника. Судя по всему, дядюшка рассчитывает, что во время вынужденной разлуки с невестой Фейсел найдет себе кого-нибудь еще. Фелиция невидящим взглядом смотрела в темноту и ругала себя за то, что согласилась принять приглашение Рашида и приехать сюда. С одной стороны дороги шумело море, а с другой расстилалось нечто, похожее на пустыню. Наконец “мерседес” затормозил у какого-то здания.

Фейсел рассказывал ей о том, что Кувейт преобразился и стал вполне современной страной, но первый взгляд на семейную виллу привел девушку в шок. Она сама не знала, что ожидала увидеть, но, во всяком случае, не это огромное двухэтажное здание с разрисованными ставнями и белыми стенами, смутно напомнившее ей мавританские постройки в Андалусии.

“Мерседес” въехал во внутренний дворик, — украшенный огромными вазами с экзотическими цветами. В окнах кое-где горел свет. В полумраке Фелиция заметила аллею деревьев и несколько фонтанов, из которых с легким шумом струилась вода.

Рашид открыл дверцу машины, и она вдохнула свежий вечерний воздух, пропитанный ароматами незнакомых растений.

— Сюда, мисс Гордон.

Эти слова прозвучали, как команда, и девушка еще раз отметила способность этого человека облекать свою неприязнь в форму почти оскорбительной вежливости.

А что, если остальные члены семьи Фейсела отнесутся к ней так же враждебно, как и его дядя? — с беспокойством подумала Фелиция. Но в этот момент деревянная дверь распахнулась, и на девушку упал сноп света.

— Фатима, это мисс Гордон, — обратился Рашид к невысокой полной женщине. — Мисс Гордон — моя сестра, мать Фейсела.

Протянув руку, девушка почувствовала теплое мягкое рукопожатие и увидела ласковую улыбку хозяйки. Та что-то проговорила на своем языке.

— Говори по-английски, Фатима. Мисс Гордон не понимает по-арабски, — произнес Рашид.

Если он радуется, уличив ее в еще одном недостатке, то на этот раз просчитался, подумала Фелиция. Она знала, как сказать “добрый вечер”, хотя с трудом справлялась с незнакомыми словами.

— Масса аль хаир, — приветливо ответила мать Фейсела, бросив быстрый взгляд на брата. — А ты говоришь, что наша гостья ни слова не знает по-арабски, — добавила она по-английски с сильным акцентом.

— Только несколько фраз, — извиняющимся тоном сказала Фелиция. — Фейсел всегда смеется над моим произношением.

— Бедная мисс Гордон, — прозвучал еще один женский голос. — Давайте сначала войдем в дом, а потом ты устроишь перекрестный допрос, мама.

— Зара, что мисс Гордон подумает о тебе? — рассмеялась Фатима и повернулась к гостье. — Не обращайте внимания на эту девчонку. Она дразнит меня, потому что я волнуюсь за сына. Когда у нее родится собственный ребенок, она запоет совсем по-другому…

Значит, это младшая сестра Фейсела, Зара. Фелиция незаметно взглянула на девушку. Она была такой же невысокой и кругленькой, как и ее мать, с блестящими черными глазами и теплой улыбкой, совсем не похожей на холодную сдержанность Рашида. Фелиция с облегчением увидела, что Зара смотрит на нее без всякого предубеждения.

6
{"b":"3352","o":1}