ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Та кивнула, и женщины поспешно бросились выполнять его распоряжения.

— Почему вы скрыли свое недомогание? — строго спросил Рашид Фелицию. — Она молча закрыла глаза и повернулась лицом к стене. — Все еще ненавидите меня, мисс Гордон? Не стоит эта отрицать, ведь ваши глазки так и сверкают. Но я советую не показывать это моей сестре. Она воспитана в старых традициях и верит в абсолютное превосходство мужчины.

— Должно быть, вы отсталый человек! — не сдержалась Фелиция.

Рашид повернул девушку лицом к себе и устремил на нее холодный испытующий взгляд.

— Куда же делись все ваши благие намерения? — насмешливо произнес он. — Разве мы не договорились, что ради Фейсела вы должны добиться моего расположения? Неужели вы считаете, что выбрали правильную тактику? Увы, должен вас разочаровать. Перестаньте раздражать меня. Я не отличаюсь терпением, мисс Гордон, но и не такое чудовище, каким вь меня представляете. Фейсел очень богатый и испорченный молодой человек, а я, к несчастью, являюсь его опекуном. Я не могу запретить ему жениться, но имею право отложить брак, если не убежден, что это в его интересах. Если вы действительно хотите, чтобы он был счастлив, то должны согласиться с тем, что я прав.

— Неужели вы не можете понять, что его счастье — это я? — парировала Фелиция, стараясь не опускать глаз под его пристальным взглядом. — Вы говорите о здравом смысле, а сами осуждаете меня, ничего обо мне не зная. Почему вы не хотите, чтобы Фейсел женился на мне? Откуда вам известно, что мы не будем счастливы?

— Вы или слабоумная или просто упрямая особа, мисс Гордон. Фейсел — мусульманин, а вы — англичанка. Даже сегодня эти два мира бесконечно далеки друг от друга. Вступив в брак с моим племянником, вы превратитесь в его собственность, такую же, как дом или машина.

— А если я этого хочу? — запальчиво воскликнула Фелиция, не желая сдаваться. Рашид вздохнул.

— Вы можете хотеть, чтобы он обладал вашим телом, мисс Гордон. Но рискуете столкнуться с тем, что он завладеет не только вашим телом, но и душой.

— Но ведь для вас женщина лишена души, — возразила Фелиция. — Она только игрушка в руках мужчины и воспитательница его детей. Вы зря пытаетесь напугать меня. Если вы действительно верите в то, что мусульманская женщина — низшее существо, то почему же разреши ли Заре учиться в университете?

— Мы обсуждаем не мои поступки, мисс Гор дон, — холодно сказал он, — а взгляды моего племянника. Не надо себя обманывать. Несмотря на свою европейскую наружность, Фейсел не менее консервативен, чем его отец. Может быть, он и не станет требовать, чтобы вы сидели на женской половине дома и выходили от туда, только закрыв лицо чадрой, но вряд ли потерпит, если вы откажетесь признавать его абсолютную власть. — Рашид замолчал, уловив шорох легких шагов на лестнице. — Сейчас не время и не место обсуждать эти вопросы, — сказал он. — Мы продолжим разговор, когда вы отдохнете, но учтите: что бы вы ни говорили, я не изменю своего мнения. Брак — это слишком серьезное дело.

— Откуда такая уверенность? — съязвила Фелиция. — Вы же никогда не были женаты.

Он повернулся на каблуках, не отвечая на ее колкость, кивнул племяннице, вбежавшей в комнату, и вышел.

Зара бросила встревоженный взгляд ему вслед.

— Фелиция, ты спорила с Рашидом? — шепотом спросила она.

— Он не хочет, чтобы мы с Фейселом поженились, — после некоторого молчания ответила та.

— Я знаю. — Зара нахмурилась. — Он говорил об этом со мной. Но не огорчайся, это все оттого, что Фейсел… — Она замолчала и покраснела. — Ты не первая девушка, в которую он влюблялся, как ему казалось, на всю жизнь. Дядя Рашид думает о нашей матери. Она ведь этого не пони мает. Для нее помолвка так же священна, как и бракосочетание, и именно поэтому дядя хочет сначала убедиться в том, что ваш брак будет счастливым.

При других обстоятельствах Фелиция, возможно, сочла бы это правильным. Но сейчас ее щеки запылали от гнева.

— Рашид изменит свое мнение, — успокаивающе проговорила Зара. — Нужно просто запастись сиазой.

— Сиазой? А что это такое? — удивленно спросила Фелиция.

— Это можно сравнить с тем, что вы в Англии зовете тактом! Искусство получить то, что хочешь, не приводя других в ярость.

— Мне кажется, твоему дяде доставляет удовольствие унижать меня.

Зара неодобрительно поцокала языком.

— Рашид никогда не будет невежлив с гостем, — твердо проговорила она. — Он просто хочет уберечь мою мать от страданий, вот и все. Брак — это очень серьезный шаг…

— Он уже сказал мне об этом, — сухо заметила Фелиция. — Похоже, он эксперт в этих вопросах, хотя сам еще не женат.

— Его невеста умерла. — Зара опустила глаза. — По нашим обычаям девушка должна выйти замуж за своего старшего кузена. Этот брак был одобрен отцом Рашида. Он — брат моей матери, но он еще и кузен моего отца.

Фелиция никак не могла разобраться во всех этих родственных связях.

— Дело в том, что Рашид — сводный брат моей матери, — продолжала объяснять девушка. — Он сын второй жены моего дедушки, вот по чему он исповедует твою веру. Фейсел, наверное, рассказывал тебе об этом?

— Он говорил мне, что бабушка твоего дяди была англичанкой.

— Правильно, — кивнула Зара. — Они познакомились в пустыне, когда дедушка спас ее от песчаной бури, и полюбили друг друга. Поскольку дедушка Рашида был главой семьи, он мог жениться, на ком захочет. Он построил дом в оазисе, потому что этой женщине трудно было все время жить в чужом городе. Мать Рашида была их единственным ребенком, а когда она выросла, то стала второй женой моего дедушки. Вот почему Рашид — христианин. Романтическая история, не так ли?

Фелиция кивнула.

— Не думаю, что Рашид скоро женится, — задумчиво проговорила Зара. — Он слишком любит свободу. — Она улыбнулась Фелиции, и на щеках ее появились ямочки. — Мама постоянно подыскивает ему невест, но он всегда находит причину отказаться.

— Еще один пример сиазы! — сухо заметила Фелиция.

Зара рассмеялась и захлопала в ладоши.

— Молодец! Как я рада, что ты приехала к нам! Бедный дядя Рашид не устоит перед тобой, особенно когда вернется Фейсел. А мама не станет возражать даже против четырех английских жен.

Зато я стану, устало подумала Фелиция. Она закрыла глаза, пытаясь расслабиться, но перед ее внутренним взором снова встало суровое лицо Рашида.

К счастью, в комнату вошла Фатима и увела с собой дочь.

* * *

Открыв глаза, Фелиция сначала никак не могла понять, где находится, но потом события вчерашнего дня начали всплывать в ее памяти. Конечно! Она приехала в Кувейт с совершенно невыполнимой миссией: попытаться убедить шейха Рашида принять ее в свою семью.

В комнату вошла служанка и, застенчиво улыбаясь, отдернула шторы. В ответ на вопросы Фелиции она только покачала головой и вышла. Через несколько минут появилась Фатима.

— Надеюсь, тебе уже лучше? — произнесла пожилая женщина, одарив гостью лучезарной улыбкой. — Зара уже ушла в университет. Она просила передать, что будет ждать тебя в городе после полудня. Наш “мерседес” с шофером будут в твоем распоряжений.

Фелиция взглянула на часы. Неужели уже одиннадцать? Она стала извиняться за то, что так долго спала, но Фатима рассмеялась.

— Не переживай, это просто снотворное подействовало, — проговорила она. — Зато теперь, выспавшись, ты наверняка почувствуешь себя лучше. Брат уехал в банк, и мы с тобой остались одни. Сейчас Селина принесет тебе булочки, мед и свежие фрукты, а потом ты расскажешь мне о Фейселе. Зара смеется надо мной, но я ведь мать и переживаю за сына, тем более что он живет в незнакомой стране среди чужих людей.

Фелиция прекрасно понимала эту женщину. Она тоже скучала по Фейселу и мечтала о его приезде. Только он мог бы стать буфером между ней и Рашидом.

— Конечно, жаль, что Фейсел отправился в Нью-Йорк как раз в то время, когда ты прилетела к нам, — сказала Фатима, — но брат считает, что так было необходимо.

8
{"b":"3352","o":1}