ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ваши мама и сестра…

— Уехали в город за покупками, но к ужину вернутся.

Увидев безотчетную тревогу на лице Линн, Хуан жестко усмехнулся.

— Вам что-то не нравится? Вы же наверняка не рассчитывали, что вас здесь встретят с восторгом? Должен признаться, я восхищен вашим… мужеством, мисс Вэйн. Не каждая дочь решится явиться в дом покойного отца, которого знать не знала, в столь откровенной погоне за выгодой. Когда я думаю о том, как он тосковал… как он пытался вас разыскать…

Хуан тяжело сглотнул, и Линн буквально физически ощутила его напряжение. Казалось, он из последних сил сдерживает ярость, бурлящую у него внутри.

Ее словно обухом по голове ударили. Неужели он думает, что она приехала сюда ради наследства?!

— В этом доме вы нежеланная гостья, — продолжал Хуан,-и я не буду даже притворяться, что рад вас здесь видеть. Из любви и уважения к вашему отцу я прослежу за тем, чтобы его последняя воля была исполнена. Моя мама не нашла в себе сил встретить вас, потому что все еще очень страдает из-за своей потери. Ваш отец был для нее самым близким и дорогим человеком на свете… Почему вы не приехали раньше, пока он был жив?

Наверное, впервые в жизни Линн не нашлась, что сказать. Пока она лихорадочно подбирала слова, Хуан резко развернулся и вышел из комнаты.

Оставшись одна, Линн невольно поежилась. Теперь она знала, за что он ее презирает. Хуан думает… Девушка сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Может, стоит позвать его и сказать ему правду. Но это потребовало бы слишком большого душевного напряжения. А Линн чувствовала себя совершенно разбитой и физически и морально. Ее словно облили грязью с головы до ног, и грязь эта просочилась внутрь, в самое сердце. Сейчас она, наверное, полжизни отдала бы за то, чтобы уехать из поместья и никогда больше сюда не возвращаться. Но в память об отце следовало остаться. Однако и Хуана можно было понять. Ее появление здесь сразу же после смерти Эймона наводило на вполне определенные мысли. И не только Хуана, но и всю его семью. Однако в любом случае они должны были сначала познакомиться с ней, поговорить, а не осуждать предвзято.

Упрямство и гордость, которые Линн унаследовала от бабушки, побуждали ее отказаться от наследства и немедленно уехать. Но она проделала слишком длинный путь и столько всего пережила, что сейчас было бы неразумно вот так просто повернуть обратно. Хуан и его семья могут думать о ней что угодно, но она твердо намеревалась высказать им ясно и определенно, что единственная ее корысть-побольше узнать про человека, который был ее отцом…

В комнату вошла молодая девушка так тихо, что, когда она обратилась к Линн, та едва не подпрыгнула от неожиданности.

— Я Химена.-По-английски девушка говорила с очаровательным акцентом.-Я вам покажу вашу комнату… Да?

— Да, будьте любезны.

Линн не вышла к ужину. Но не нарочно. Просто так получилось. Она решила немного прилечь с дороги и проснулась только в одиннадцатом часу вечера. Со сна она не сразу сообразила, где находится. А когда вспомнила, у нее внутри все оборвалось.

Линн охватило уныние, если не сказать отчаяние. Она приехала в Испанию, полная самых радужных ожиданий. Но теперь поняла, насколько нелепыми и смешными были ее мечты обрести семью, настоящую семью, по которой она тосковала всю жизнь: с братьями и сестрами, родными и двоюродными, с тетушками и дядюшками. Такую семью, о которой она постоянно слышала от коллег по работе. Такую семью, которая, как решила Линн после смерти бабушки, была ей не нужна.

Как известно, надежда умирает последней. Но сегодня надежды Линн все-таки умерли.

Осталась только гнетущая пустота. Она нежеланная гостья в поместье. Ей здесь не рады. Гордость требовала объясниться с Хуаном. Она не могла уехать отсюда, зная, что сводный брат составил о ней совершенно превратное мнение. Но та же гордость требовала держать его на расстоянии, пусть даже Хуан поймет свою ошибку, извинится перед Линн и попытается восстановить их отношения.

Он был совсем не таким, каким Линн представляла себе брата. Совсем не таким, каким она хотела бы видеть своего брата. И потом, его было просто немыслимо представить в роли ее брата. Линн невольно Поежилась, вспомнив презрение, с которым Хуан смотрел на нее…

Сквозь распахнутое окно в комнату доносилось стрекотание цикад. Теплый ветерок шевелил легкие занавески.

Девушка была слишком возбуждена, чтобы снова заснуть. И еще ей хотелось пить. Она оглядела комнату. Ее чемоданы лежали на длинном низком комоде. Кто-то распаковал их, пока Линн спала. Она встала с постели, открыла шкаф и достала свое любимое хлопчатобумажное платье.

Она без труда нашла лестницу. Но, спустившись на первый этаж, нерешительно остановилась. Где же здесь может быть кухня?

Легкий скрип открывшейся двери застал Линн врасплох. Она резко обернулась на звук, и ее лицо мгновенно сделалось замкнутым и холодным: в холл вошел не кто иной, как Хуан собственной персоной.

— Итак, вы все же решили почтить нас своим присутствием. Жалко только, что вы не соблаговолили с нами отужинать.

Тон, которым он произнес эти слова, был откровенно оскорбительным, что сразу заставило Линн забыть обо всех благих намерениях. А ведь она вроде бы твердо решила не поддаваться на провокации и не портить еще больше их и без того не самые теплые отношения.

— А почему я должна с вами ужинать? — язвительно проговорила она. — Вы, как оказалось, лучше меня знаете, зачем я сюда приехала, и ясно дали мне понять, что нам вовсе не обязательно поддерживать пусть даже видимость нормальных человеческих отношений. — От Линн не укрылось, что ее резкая отповедь задела Хуана за живое. Кровь прилила к его лицу, а в серо-стальных глазах зажегся недобрый огонь. Похоже, дерзкие слова уязвили его болезненное самолюбие.

Окрыленная успехом, она продолжила медоточивым голоском:

— Сразу видно, что вы, Хуан, человек большого ума. Вы так проницательно и так верно оцениваете мотивы поступков других людей, даже не будучи с ними знакомы и вообще ничего про них не зная!

На этот раз на его лице не дрогнул ни единый мускул, и только голос прозвучал немного натянуто:

— Боюсь, вы мне льстите. Что касается вас, тут большого ума не надо. Факты говорят сами за себя. Взрослая дочь знать не знает отца, но зато появляется словно по волшебству, когда становится известно, что покойный отец что-то оставил ей по завещанию. Причем упомянутая особа вряд ли вообще бы посетила этот дом, если бы ее настойчиво не пригласили приехать. Почему, интересно, вы не попытались разыскать своего отца? Я еще могу понять, что, когда вы жили у бабушки, у вас просто не было возможности сделать что-то вопреки ее воле. Но после того как ее не стало, а мне известно, что тогда вам исполнилось уже четырнадцать, что помешало вам его разыскать? Неужели даже не было любопытно узнать, что за человек ваш отец? Неужели вам не хотелось с ним встретиться?

Линн казалось, что она задыхается: так сильно билось у нее сердце. Ей стало ясно, что Хуан не знает всей правды. Но та гордость, которая с детства помогала Линн выносить все обиды и горести, теперь не давала ей унизиться до оправданий.

И вместо того чтобы объяснить свое поведение, она с вызовом бросила:

— А мне должно было хотеться?

Брезгливое презрение у него в глазах всколыхнуло в душе Линн такую жгучую ярость, что она мгновенно забыла об осторожности. Когда она снова заговорила, ее голос дрожал от переполнявших ее горьких чувств:

— И вообще, по какому праву вы меня осуждаете? Вы же совсем ничего не знаете ни обо мне, ни о причинах, побудивших меня сюда приехать. И тем не менее считаете себя вправе обвинять меня.

Глаза Линн потемнели от гнева, бурная вспышка эмоций лишила ее последних сил.

Причем она прекрасно понимала, что мериться силами с Хуаном — занятие неблагодарное и бесполезное. Но не собиралась безропотно сносить оскорбления.

— Я не намерена здесь оставаться! — Линн повысила голос, едва не срываясь на крик.-Я уезжаю. Сию же минуту!

4
{"b":"3354","o":1}