ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ту ночь было полнолуние. Я пошел выставить рыбные ловушки и оставил Ксолотля в хижине велев ему не выходить. Я взял деревянный нож если ягуар набросится на меня я всажу ему нож прямо в пасть. Я нахожу глубокую серебряную заводь погружаю ловушку. Но тут слышу ягуара и крики Ксолотля. Я бегу обратно на поляну и там перед хижиной вижу Ксолотля на четвереньках. Он пытается что-то сказать но вместо этого раздается рычанье его голова повернута назад чем-то что внутри не дает ему закрыть рот и зубы выпирают наружу сочась глядя на меня умоляя о помощи когда желтый свет возник изнутри заставил его глаза вылезти из орбит и они засветились зеленым в лунном свете и ягуар тут как тут вертится мечется рыча и скуля плюется ужасный черный запах. Мой нож упал и плевок ягуара размазал меня по дереву. Я долго стоял у дерева вобрав его острый запах в рот вместе с плевком. В конце концов я оторвался и подобрал нож. Ягуар ушел. На следующий день я покинул хижину. Не смог там оставаться. Я побрел в джунгли и поймал несколько рыбин. Вскоре у меня поднялась температура. Глина скрепляющая тело рассохлась. Порой я был деревом или скалой и день и ночь сидел на одном месте томимый голодом и жаждой. Иногда принимал зелье и видел Ксолотля во плоти я почти мог дотронуться до него и говорить с ним но когда его не было я молчал. Спустя некоторое время я не мог больше есть и перестал искать пропитание. Я отошел от реки и передвигаясь короткими бросками добрался до открытого места и запутавшись ногой в лозняке упал. Я не мог подняться нога была сломана и я увидел что это та поляна где был храм. Я дополз до края поляны под дерево. Я полз мимо костей надсмотрщика у него между ног пророс лозняк. Наверно все остальные умерли. Скоро я тоже умру. Я лежал под деревом и ждал когда в голове появятся картинки они двигаются меняются исчезают и возвращаются смешиваясь с запахами ощущениями и вкусом белого мяса и горького зелья и того что вырвалось из моего желудка и я стал Ксолотлем. Я видел что его глаза были мертвой дичью и животными джунглей. Я выбиваю жезл из руки надсмотрщика нашими руками. Я бью теслом ему между ног. Он вскрикивает острый маленький кончик торчком в сорняках и лозняке просеки смеялся показывал "добывать огонь" мы называли это и отшвыривает наши тела. Еще некоторое время мы делали это в джунглях. Я не хотел оставаться там где следили и ждали женщины. Я поднял глаза и посмотрел на рыбные ловушки и силки. В них не осталось больше силы панцирь мое каменное тесло он не мог там прижав голову к дереву выплевывая картинки боли в визжащий огонь. Ксолотль отшвыривающий меня и я дергающийся дроча пока не наступила ночь и холод появился в наших глазах. Заключая пари ночью напрягся в хижине он был гладкий я видел как блестели его глаза когда он кончил. Кусок мозга чтобы добыть огонь вместе я стою голый на коленях перед ногами в ожидании Ксолотль втирает звериные мозги в мое тело на наших руках и коленях лопающиеся яйца рассыпающиеся звезды звери рычащие и скулящие в дверях хижины у меня встал и я вплываю в него словно ягуар голова лопаясь рдеет в небе нежные струи изнутри на песок он извергал лягушек и птичьи трели там моя голова о дерево теперь была ночь и дождь тек по лицу а я вытянул руки и поймал достаточно чтобы напиться было легко ловить рыбу на песчаной отмели и я видел как дичь и маленькие свинки дергаются и визжат в силках много храмов хижин и людей висящих на деревьях вниз головой. Я вижу котелок полный ночей в хижине.

Я ложусь прижавшись ногами к Ксолотлю. Он вводит рыбу в меня и все было голубое уплывающее в небо и я проделывал это с ним иногда он Ксолотль схваченный сзади голова откинута плач в его глотке слышал свой вой лицо в его лице вышел в ночь звезды горят слабым голубым огнем когда я спускаю свою реку бегущей воды и лозняка. Свет и кусачие мухи на моей ноге я их не чувствую нога как дерево только когда я двигался от его крика сильный огонь это была разбитая известняковая боль в звериной лапе мертвецы вокруг как птичьи трели дождь на моем лице я не хотел оставаться я вижу котелок и дрожащую хижину. Ксолотль, мне приснилось что мой друг Ксолотль смеялся на горле надсмотрщика Ксолотль мои ноги прижаты к Ксолотлю прыгающему в небо. Еще некоторое время моя голова о дерево. Я вытянул руки в них не осталось больше силы головой о дерево моим глазам было холодно луна той ночью во плоти я мог почти дотронуться не мог добраться нога была сломана и зубы выпирали наружу мимо костей на меня умоляя о помощи картинки все раскромсаны нож упал я лежал там куски меня двигались и сменялись о дерево что я выплюнул из желудка зеленое когда настал день и туман испаряясь поднялся к вершине высокого дерева как раз под листьями на вершине и глядя вниз я увидел свое тело лежащее там нога вывернута лицо провалилось губы оттянуты назад обнажая зубы я мог видеть и слышать но не мог говорить без горла без языка солнце луна и звезды на лице внизу черви в ноге сорняки прорастающие сквозь кости. Я оставался в верхушках деревьев. Когда я пытался подняться над деревьями что-то удерживало меня я не мог уйти с просеки чтобы забраться выше нее или в сторону. Без слов нет времени. Не знаю как долго это продолжалось. Однажды пришли индейцы построили большую хижину высадили маниоку и ловили рыбу в реке. Я спустился подстеречь их ночью когда мужчины занимались этим с женщинами в гамаках я бы забрался у них между ног чувствуя как мягкая сетка прижимает меня все ближе и ближе. Я знал что если я проникну в яйца мужчины и он кончит в женщину я буду беспомощен в сетке. Так что я оставался в верхушках деревьев. Или же пытался подобраться близко к мальчикам и молодым мужчинам когда они были вдали от женщин. Один раз у реки у двух мальчиков встали члены они смеялись и показывали друг другу провели черту на песке стоя бок о бок и начали дрочить я пробрался у них между ног один заметил меня и закричал они кинулись назад к хижине. Один старик взял лозу и сказал что на просеке живет злой дух. Они ушли и хижина обрушилась. После этого я спустился и жил среди холодных камней лозняка дождя солнечного света долгое время я был там и больше не поднимался к вершинам деревьев потому что знал что не могу забраться выше них и я больше не пытался покинуть поляну я остался среди камней и лозняка и стволов деревьев возле земли и не мог пробраться дальше поймавшая меня сетка и зубы прорвавшиеся сквозь его десна я знаю что если я побоюсь просить о помощи женщин я буду беспомощен в желтом свете проникающем в них кругом мертвецы как птичьи трели беспомощные в сетке дроча и я получил руки подрочить немного моя голова видела меня и криками пробрала меня до костей умоляя о помощи под камнями и лозняком я видел свое лежащее там пустое тело и я не мог говорить без горла лицом вниз а там черви в вывернутой ноге

два мальчика

смеющихся в небо. Я протянул руки. "НЕТ". Бегут назад к хижине. Умоляя о чем-то удерживал меня долго долго как долго это было. Пыль мертвых богов словно паутина в воздухе.

Затем приходят картинки оставляющие следы. Они приплыли на моторных лодках. Мужчина женщина худой бледный мальчик и с ними шестеро индейцев. У них ящики инструменты гамаки и палатки которые они устанавливают на песчаной отмели. Индейцы вырубают деревья на старой просеке и мужчина обнаруживает разрушенный храм. Они начинают раскопки и находят горшки кремни и статуэтки. Мальчишка спит один в палатке. Сперва я остерегался показываться на вид. Он удит рыбу в реке а я следую за ним. Иногда он поспешно оборачивается и оглядывается он чувствует мое присутствие и я прячусь в дерево. Он подходит смотрит на дерево обходит кругом трогает его. Этой ночью полнолуние. Я пошел к палатке мальчишки. Он лежал голый на койке у него стоял он дрочил. Я был теперь очень близко у него между ног он посмотрел вниз увидел меня. Открыл рот и я подумал что он закричит но он улыбнулся раскорячился и продолжал дрочить он хотел чтобы я смотрел как он это делает. Я проник ему в яйца протискиваясь в нежные трубочки все туже и туже пуская струи тяжело дыша глядя на горячий белый сок на моем животе смотря на это сквозь его глаза. Я – этот мальчишка лежащий голышом на нижнем белье дроча а пыль мертвеца в глазах. Бледные небеса развалились на части. Улицы предместья во второй половине дня свет уныло ясный ржавеющий ключ. Я вышел через заднюю дверь с тысячелетней пылью. Я покупаю мертвому ребенку сандвич. Американский мальчик здесь один. Послушай я сделал ошибку найдя ту площадку для гольфа говоря "сэр" и притворяясь мертвым ребенком. Путь был разумеется перекрыт.

21
{"b":"3355","o":1}