ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Совет Избранных контролирует некоторые культы, которые пополняют свою паству за счет молодых представителей среднего класса. В основном эти культы являются ответвлениями протестантской церкви.

Помимо этого агенты Совета Избранных организуют полувоенные группировки и приторговывают оружием. Они действуют с молчаливого согласия Герувимов, Героиновой Полиции.

Основная цель их деятельности – планируемый со стороны Йасс-Ваддаха аншлюс, который обеспечит фактическое господство Совета Избранных над обеими городами. Этот план поддерживается средним классом, который не в курсе интриг Совета, ведущих к экономическому уничтожению Ба’адана и, скорее всего, к закрытию космопорта.

Чтобы отвлечь внимание от этих маневров, агенты Совета с беззастенчивым лицемерием вопят о необходимости очистки Фан-Сити, о том, что нужно выжечь Касбу и отменить интернациональный статус Портленда. Богачи видят в аншлюсе угрозу своим интересам, но обитатели Касбы пострадают намного сильнее – ими-то займутся в первую очередь.

Он отключается. Холодные сухие хрипы в забитых легких… одевается, дрожит, роняет вещи, кишки горят холодным огнем, а ведь только что с толчка, желоб из гладкого красного камня в потеках светящегося дерьма, запах гнилого олова, лихорадочный жар, как же хочется Сини. Сухие голубоватые кристаллики снега закручиваются в вихрь, принимающий форму искромальчика, нагого, светящегося, с длинными острыми пальцами, из которых сочится Сок Счастья, над головой парит облако красных волос, дисковидные глаза сверкают эрогенной люминесценцией, его напряженный фаллос, гладкий, как внутренность морской раковины, с розовым кристаллом на кончике – он словно ошеломительно прекрасное морское чудище, истекающее смертельными ядами.

– Йасс-Ваддах, космопорт недалеко от Ба’адана, представляет собой матриархат, управляемый наследственной императрицей. Мужчины тут – граждане второго сорта, максимум, чего они могут достигнуть – стать слугами, лавочниками, продавцами или охранниками.

Те, кто не попал ни в одну из этих категорий, изо всех сил пытаются сделать карьеру в качестве доносчиков. Во всем обитаемом космосе не найдется города, так изобилующего доносчиками, как Йасс-Ваддах. В Ба’адане доносчиков даже называют Йассами.

Внутренняя часть Йасс-Ваддаха закрыта для любого лица мужского пола, за исключением Зеленой Стражи, генетических евнухов, пузатых, но сильных. Из них набирается шоковая полиция Йасс-Ваддаха.

К настоящему времени Ее Светлость Императрица загнана, образно выражаясь, на чердак. Это работа Совета Избранных, поддержанного могущественными графинями де Вайль и де Гульпа, так и не оправившихся от поражения и спешного бегства из Тамагиса. Именно они настаивают на аншлюсе, после которого Герувимы и Зеленая Стража должны будут стереть с лица земли Тамагис и навсегда закрыть дорогу в Вагдас.

Бунты, которые мы с вами подготавливаем, не что иное как прелюдия ко всеобщей атаке на Йасс-Ваддах. Проблему надо решить раз и навсегда. Компромиссы невозможны. Йасс-Ваддах следует стереть с лица земли, словно его и вовсе не существовало.

Послед мечты

Запах соляных топей, ледяные иглы на рассвете, тротуары, башенки и деревянные дома над водой, в которой шмыгают крокодилы, обросшие белым мехом …

В этом городе полно альбиносов с волосами, белыми, как снег, и раскосыми черными глазами – сплошной зрачок, как черное мерцающее зеркало. Многие жители меняют цвета в зависимости от времени года – зимой они ходят белые, а летом линяют и становятся зелеными в коричневую крапинку.

Лето здесь почти тропическое, на болотах вдоль каналов и прудов обильно цветут деревья и буйная зелень ирными глазами,. То тут, то там проглядывают лоскуты болотного мака, громадного, как дыня, сочащегося красно-коричневым опиумом.

Была осень, в хрустящем морозном воздухе кружились листья. Большинство людей ходили с рыжими волосами и веснушками, одетые в желтое, оранжевое и коричневатое.

Нагой. С искромальчиком – в узких затхлых улочках. Шафрановый дым вьется между его ног, постепенно сходя на бледно-желтый и фиолетовый. Тут мальчик подмигивает и смывается.

Когда Одри проснулся, запах все еще стоял, просачиваясь сквозь желтое кашемировое одеяло, которым было накрыто его голое тело. Он закрыл глаза, вспоминая прибытие в Ба’адан… убогий бордельный район Фан-Сити, куда он отправился на встречу со своим связным… брифинг Димитри, во время которого он постоянно отключался… сны, в которых Фан-Сити превращался в арену для сексуальных смертельных игр… стычка с искромальчиками… зависимость от радиоактивного наркотика под названием Синь… клиника… врач.

На кровати рядом – еще одно тело. Он открывает глаза и видит молочно-белую кожу, янтарные волосы и лицо ангела-олигофрена.

– Тоби.

Английский мальчик по имени Арн с лисьим, красным лицом и развратным заискивающим взглядом:

– Мы зовем его Чпокнутый Тоби. Когда на него находит, понюхай его и словишь кайф, зуб даю. Прикольно, да?

Тоби открыл громадные голубые глаза и взглянул на Одри, зрачок в зрачок. Он скинул одеяло и потянулся, выгнув тело дугой.

В комнате холодно, из круглого отверстия в стене, служащего окном, внутрь летит сухой снег. Одри бьет озноб, он подтягивает колени к животу.

– Ойё! – Арн встает в кровати, одетый в красную водолазку, зеленые вельветовые штаны и сандалии. – Тут до меня чпокнуло, что надо поставить воды для чая.

Арн разжигает спиртовую плитку и оборачивается к Тоби и Одри, снимая свитер и штаны.

– Хуу… – говорит он.

От паховых желез Тоби поднимается фиолетовый дым, обволакивающий тело Одри запахами гиацинтов, цианида и озона. Одри задыхается, кашляет; мозг пронзает фиолетовая вспышка.

Пошатываясь, Одри садится.

– А где Тоби?

Арн берет Одри за подбородок, поворачивает его голову к потускневшему зеркалу, висящему над кроватью:

– Свет мой, зеркальце, скажи…

В шее Одри хрустят позвонки. Арн щелкает языком. Одри глядит в пустые голубые глаза Тоби, смотрит на молочно-белую плоть, что обтягивает его тело, призрачную и бескровную.

Арн указывает на зеркало.

– Паааслушай, ты бы видел, каакой он был раааньше, пока с нааами не связался. Мааалако на гуубах не аабсохло. – Он произносит все это громким пронзительным голосом английского аристократа. Каждое слово слышно в радиусе пятидесяти футов.

– Наааверняка про меня слышал. «Арн-голос». «Захватывающе», – сказал джентльмен из «Таймс», а каааролева обмочила панталончики прямааа перед камерой. А ты?

Он швырнул Одри его белье.

– Наааатягивай свааи лааахмотья, любовь моя. На сааабрания не принято опаздывать. Это как репетиция в шоу-бииизнесе.

Димитри на командном пункте раздает киллерам фотографии и адреса. Арна нигде не видно. Одри разглядывает фотографию человека, которого ему предстоит убить: тонкое итальянское лицо с выпуклыми желтыми глазами, горящими дьявольской ненавистью.

– Чё уставился… – кричит фотография.

«Приятное будет задание, – решил Одри. – Я тебе тут погляжу на меня, жирная итальянская тварь! Барыга и жмот!»

Димитри тычет в карту:

– Вот тут. Владелец табачной лавки. Контрабандный товар. Плюс к тому – ростовщик, маклер и скупщик. От полиции откупается доносами. В киоске и бакалейной лавке – здесь и вот тут – сидят его осведомители, которые докладывают о всех незнакомцах. В дверях магазина сидит человек с обрезом под прилавком. Тут и тут стоят металлодетекторы. Детектор на этом входе будет выключен.

Миниатюрный юноша, с виду – восьмилетний пацан, щелкает каблуками и кланяется.

– Я – Выключатель.

– А ты – просто безбашенный звездолетчик, – инструктирует Димитри, – ищешь, где бы купить пару блоков контрабандных сигарет. – Он оглядел одежду Одри – голубой пуловер, морской бушлат, синий клеш… – Вот тебе шапка. Когда закончишь с ним, выйдешь с сигаретами в руках и пойдешь вот сюда, в китайскую прачечную. Там тебя выведут через черный ход.

56
{"b":"3358","o":1}