ЛитМир - Электронная Библиотека

«Значит объявим его некомпетентным…»

И вот Ксиуптутоль шатаясь вываливается из «и говорит что мальчишки территории Нижней Цпино это сделали-таки, что никого не удивляет… Старый Брухо тебе говорит, дорогуша, им сюрпризы не нравятся…»

По рынку проходит похоронная процессия. Черный гроб – арабские надписи серебряной филигранью – влекомый четырьмя гробоносцами. Процессия скорбящих поет похоронную песнь… Лох и Джоди пристраиваются к носильщикам сзади, из гроба вырывается труп хряка… Хряк одет в джеллабу, изо рта торчит трубка для кайфа, одно копыто сжимает пачку гряязных картинок, на шее болтается мезуза… На гробе написано: «Это был благороднейший араб из всех.»

Они поют омерзительную пародию на похоронный маршна ломаном арабском. Джоди может так по-китайски изображать что сдохнгуть можно – как истеричная кукла чревовещателя. Фактически, он ускорил анти-иностранный мятеж в Шанхае унесший 3000 жизней.

«Встань, Герти, уважь местных чурок.»

«Если не я, то кто же.»

«Дорогой мой, я сейчас работаю над изумительнейшим изобретением… мальчик, исчезающий, как только ты кончаешь, оставляя запах горелых листьев и звуковой эффект свистков паровозов вдалеке.»

«Сексом когда-нибудь занимался без гравитации? Сперма твоя просто парит в воздухе словно славная эктоплазма, а посетительницы подвержены непорочному или по меньшей мере непрямому зачатию… Кстати напоминает о моем старом друге, одном из самых привлекательных людей что я знал и одном из безумнейших абсолютно испорченном богатством. Он бывало ходил с водяным пистолетом и впрыскивал сперму в баб-карьеристок на вечеринках. Выигрывал все процессы о разделе детей как нечего делать – своей-то спермой никогда не пользовался, понимаешь.»

Затемнение… «Порядок в Зале Суда.» Поверенный А.Дж. «Убедительные тесты показали что мой клиент не имеет э-э персональной связи с э-э маленьким происшествием очаровательной истицы… Возможно она готова соперничать с Девой Марией и зачать непорочно назвав моего клиента гррмпф призрачным сводником… Мне это напоминает об одном деле в Голландии пятнадцатого века когда молодая женщина обвинила престарелого и уважаемого колдуна в вызове суккуба который впоследствии приобрел э-э карнальные знания о данной молодой персоне с при настоящих обстоятельствах прискорбным результатом беременности. Поэтому колдун был осужден как пособник и злостный вуайер прежде в течение и после факта. Тем не менее, господа присяжные, мы больше уже не рассматриваем подобные э-э легенды; а молодая особа приписывающая э-э свое интересное положение вниманию суккуба, будет расцениваться в наши просвещенные дни, как романтик или же простым английским языком как проклядая врунья хехе хехе хе…»

А теперь Час Пророка:

«Миллинс умер на илистом грязном берегу. Бесплатно для легких дернул только один раз.»

«Есть, Капитан, – сказал он, прищурившись на палубе… А кто сегодня вечером наденет цепи? Это указывает на наблюдение некоторой осторожности при подходе против ветра, коль скоро попутному ветру не удалось выжать ничего стоящего ржавого груза… Сеньориты в этом сезоне в моде в Аду, а я устал так долго карабкаться на пульсирующий Везувий чужих хуев.»

Нужен Восточный Экспресс отсюда в то место где не спрятаться (золотые россыпи) часто встречаются в этих местах… Копай понемножку каждый день вот время и скоротаешь…

Дрочливые призраки шепчут жарко во внутреннее ухо…

Пробей свой путь к свободе.

«Христос?» насмехается порочный, сочный старый Святой накладывая блинчик из алебастровой чаши… «Дешевка! Думаешь, я унижу себя совершением чуда?… Да этому только в цирке выступать…»

«Подходите, Лоханки и Лоханы, и маленьких Лоханят тащите. Полезно для старого и малого, человека и зверя… Единственный и законный Сын Человеческий излечит мальчику триппер одной рукой – одним лишь касанием, толпа – сотворит марихуаны другой, прогуливаясь по воде яко посуху и прыская вином из сраки… Держитесь подальше, толпа, а не то вас озарит сиянием его личности.»

«А я же знал его тогда, дорогуша… Помню выступал он с Пародиями – тоже высший класс – в Содоме, а это дешевый был городишко… Исключительно от голода… Так вот, этот гражданин, этот ебаный Филистер подваливает из Заштат-Баала или откуда-то еще, и называет меня ебаным фруктом прямо на сцене. А я ему говорю: „Три тыщи лет в шоу-бизнесе и рыльце еще ни в чем не замарал. А помимо этого чего ради я должен за каким-то необрезанным хуесосом говно лопать.“… Потом он заходит ко мне в гримерку извиняться… Оказывается, он крупный лекарь. Славный парнишка, к тому же…»

«Будда? Известный метаболический торчок… Сам по себе врубаешься. В Индии где никакого понятия о времени нет, Чувак частенько на месяц запаздывает… Погодите чч-то я не понял, это второй или третий муссон? У меня как бы стрелка в Кетчупуре более-менее.»

«А все эти торчки рассиживают в позах лотоса наземь поплевывают и ждут Чувака.»

«А Будда значит грит: „С какой радости я должен на слух принимать. Ей-Богу метаболизую свой собственный мусор.“»

«Мужик, да как ты можешь. Таможников же потом с себя не стряхнешь.»

«А ко мне они не липнут. У меня приколюха есть, усекли? Я блядь Святой с сего момента.»

«Ебаный стос, шеф, вот так поворот.»

«Ща кое-кто из граждан точно крышей съедет только свяжутся с Новой Религией. Эти неистовые личности не прорубают как отвязываться. Класса в них нету… А кроме этого, их скорее всего линчуют ибо кому понравится если кто-то будет ходить и понты резать что он лучше других? Ты че, кент, народу кайф ломаешь?… Поэтому тут все по уму разыграть надо, по умум… Принимаем предложение, толпа, или на фиг. Мы тебе в душу впендюривать ничего не будем, в отличие от определенных дешевок которые останутся неназванными и пребудут нигде. Освободите пещеру для действий. Я щас метаболизую чуму с мурой и обойдусь Огненной Проповедью.»

«Магомет? Вы чч смеетесь? Его сочинила Торговая Палата Мекки. Египетский рекламный агент политрук конченый а дальше сами допишете.»

«Я еще одну возьму, Гас. А потом, ей-Аллаху, пойду домой и приму свою Суру… Погоди пока утреннее издание по базару пойдет. Разворочу Слитые Образы вдрызг.»

«Бармен поднимает глаза от беговой формы. „Ага. И крах их будет ужасен.“»

«О… э… ну да, вполне. А теперь, Гас, я выпишу тебе чек.»

«Ты всего лишь самый печально известная бумажная вешалка в Большой Мекке. Я не стенка, Г-н Магомет.»

«Ну, Гас, у меня как бы два типа паблисити есть, благоприятная и наоборот. Ты уже наоборот хочешь? Я должен получить Суру касающуюся барменов кои не выписывают кредит для тех кто в нужде.»

«И крах их будет ужасен. Продали Аравию.» Он перескакивает через стойку бара. «С меня хватит, Ахмед. Забирай свои Суры и ступай. На самом деле, я тебе помогу. И не лезь.»

«Я твою телегу так починю, хуесос неверующий. Я тебя насухо передавлю как жопу у торчка. Я ей-Аллаху весь Полуостров высушу.»

«Это уже континент…»

«Оставь то что сказал Конфуций стоять рядом с Малюткой Одри и косматыми псами. Лао-Цзы? Его уже почесали… И хватит этих липких святых со взглядом патического смятения как будто их ебут в жопу а им будто бы все равно. И чего ради позволять какому-то старому захезанному гаеру рассказывать нам в чем мудрость? Три тыщи лет в шоу-бизнесе и рыльце еще ни в чем не замарал…»

«Во-первых, каждый Факт лишен свободы вместе с зуктерами и теми кто оскверняет богов коммерции играя в мяч на улицах, и какой-то старый седой ебила вываливается одарить нас плодами своего зрелого идиотизма. Неужели мы никогда не освободимся от этого седобородого придурка рыскающего по каждой горе в Тибете, могущего выволочься из хижины на Амазонке, взять кого-нибудь на гоп-стоп в Бауэри? „Я ожидал тебя, сын мой,“ и выдает силосную яму полную кукурузы. Жизнь это школа где все ученики должны выучить разные уроки. А теперь я отомкну свою Кубышку Слов…»

«Боюсь я ее сильно.»

«Не-ет, ничто не отвратит наступающего прилива.»

«Я не могу отвратить его, мальчики. Sauve qui peut.»

25
{"b":"3359","o":1}