ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Запах Cумрака
Тропинка к Млечному пути
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Чего желает джентльмен
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Без компромиссов
Секреты вечной молодости
Путь художника
Я енот
A
A

— Я этого не делал, — сказал «Дисней». Шериф выхватил пистолет.

— Я вам не верю. — Он решительно выстрелил Омни прямо в сердце.

Глава 3

В течение следующих нескольких минут происходило какое-то гротескное действо. Выкатились маленькие роботы-уборщики — Микки, Дональд и Минни — и, распевая свои стишки, клеймящие позором тех, кто сорит на улице, принялись собирать совками и пылесосами клочья, оставшиеся от женщины, с которой я был знаком полжизни. Когда они принялись чистить ее ботинки — единственное из оставшегося, имевшее хоть какое-то подобие индивидуальности, я последовал примеру Омни и оттолкнул их прочь. Шериф увидел, что я сделал, и пришел на помощь.

Мы с ним подняли каждый по окровавленному ботинку.

— Нужно как-то похоронить ее, — нерешительно сказал он.

«Дисней» сел, держась за грудь.

— Если вы перестанете стрелять в меня, то я смогу помочь. — Он закрыл глаза, его кожа стала серой, как мокрый мел, и на мгновение у него был такой вид, будто он собирался снова упасть замертво. Но он медленно, в несколько приемов, преобразовал себя в крупного чернокожего рабочего с лопатой в руке, одетого в комбинезон, и с преувеличенной осторожностью поднялся на ноги.

— Вы уже довольно долго пробыли рядом с нормальными людьми, — сказал он хриплым басом, похожим на голос Луи Армстронга, — и могли бы научиться владеть своими эмоциями. — Он отшвырнул робота лопатой и направился к одичавшему газону, на котором росло несколько пальм. — Давайте отнесем ее туда, где она сможет отдохнуть. — Он повернулся к остальным, которые стояли рядом, сбившись в кучку. — А вы идите внутрь и приведите себя в порядок. Мы позаботимся об остальном.

Он вскинул лопату на плечо и направился к пальмам.

— Больше так не делайте, — сказал он, поравнявшись с шерифом. — Это очень больно.

Мы с шерифом последовали за ним, держа в руках наши ужасные символы. Ему потребовалось всего лишь около минуты, чтобы выкопать глубокую квадратную яму.

Мы опустили ботинки в это подобие могилы, и он снова закидал ее и разровнял влажноватую землю.

— Она следовала какой-нибудь религии?

— Ортодоксальный новый католицизм, — ответил я.

— Это я смогу сделать. — Он впитал в себя лопату и стал высоким священником в черной сутане, с тонзурой на голове и тяжелым крестом на цепи, надетой на шею. Священник сказал несколько слов на латыни и перекрестил могилу.

Все так же в обличье священника он вернулся с нами к «Молли Мэлон», возле которого на полуразвалившихся от времени садовых стульях сидело несколько человек. Стивен неудержимо рыдал, Мэригей и Макс поддерживали его. У них с Анитой когда-то был сын: в возрасте девяти или десяти лет он погиб от несчастного случая. После этого они разошлись, но оставались друзьями. Райи принесла ему стакан воды и какую-то таблетку.

— Райи, — сказал я, — если это какой-то транквилизатор, то я тоже не отказался бы от пригоршни пилюль. — Я чувствовал себя так, как будто сам был готов взорваться от переполнивших меня печали и растерянности.

Она взглянула на пузырек.

— Достаточно и одной таблетки. Кто-нибудь еще хочет поспать?

Мне показалось, что таблетки взяли все, кроме Антареса-906 и «священника». Мэригей и я поднялись на второй этаж гостиницы, отыскали спальню и отключились, крепко обняв друг друга.

Когда я проснулся, солнце уже клонилось к закату. Я как можно осторожнее выбрался из постели и обнаружил, что сантехническое оборудование «Молли Мэлон» все еще работало, была даже горячая вода. Пока я мылся, встала Мэригей, и мы вместе сошли вниз.

Стивен и Матильда шумели в столовой. Они сдвинули вместе несколько столов и разложили какие-то пластмассовые тарелки, вилки и груду коробок с едой.

— Наш бесстрашный лидер, — сказала Матт, — вам предстоит открыть первую коробку.

На самом деле я совершенно не хотел есть, хотя и должен был испытывать голод. Я поднял коробку, на которой под картинкой, изображавшей утенка Дональда Дака, извергавшего из клюва толстую струю пламени, ярко-красными буквами было подписано «чили». Я подцепил крышку, и устройство сработало: что-то зашипело, и комната заполнилась приятным ароматом.

— Не испортилось, — сказал я, подцепив еду вилкой и подув на нее. Она была мягкой, похоже, без мяса. — Кажется, неплохо.

Другие тоже принялись открывать коробки, и вскоре комната наполнилась ароматом, подобающим столовой. Спустились Диана и По, следом за ними Макс. Мы ели закуски в почти полной тишине, нарушаемой лишь негромкими благодарностями. По поблагодарил еще до того, как открыл коробку.

Свою порцию я оставил недоеденной.

— Пойду, взгляну на закат, — сказал я, поднимаясь из-за стола. Мэригей и Сара последовали за мной.

Там, почти на том самом месте, где Аниту настигла странная гибель, стояли Антарес-906 и Омни, все еще в облике священника, и разговаривали, каркая и попискивая.

— Обсуждаете, кто будет следующим? — спросила Сара, впиваясь взглядом в «священника». Он поднял на нее изумленный взгляд.

— Что?

— Что явилось причиной этого, — продолжала она, — если не вы?

— Не я. Я мог бы таким образом покончить с собой, если бы вдруг захотел умереть, но не могу сделать это с кем-либо другим.

— Не могу или не стану? — резко спросил я.

— Не могу. Это «физически невозможно», если попытаться выразить это в двух словах. Пользуясь вашей системой веры.

— Тогда что же случилось? Люди просто так не взрываются!

Он сел на край тротуара, скрестил длинные ноги и забарабанил пальцами по колену, уставившись на закат.

— Ну вот, вы пошли по второму кругу. Люди ни с того ни с сего взрываются! С одним, как вы сами видели, это только что случилось.

— И это мог быть любой из нас. — Голос Мэригей дрожал. — Мы все можем вот так погибнуть, один за другим.

— Можем, — ответил «священник», — включая меня. Но я надеюсь, что это был только эксперимент. Испытание.

— Нас кто-то испытывает? — Я почувствовал головокружение, отчаянным усилием сдержал тошноту и осторожно сел на тротуар.

— Все время, — спокойно ответил «священник». — Вы никогда не ощущали этого?

— Метафора, — сказал я.

Он сделал плавный широкий жест.

— В том же смысле, в каком все это можно считать метафорой. Тельциане понимают это лучше вас.

— Не это, — возразил Антарес-906. — Это что-то такое, чего я не могу вместить в себя.

— Неназванные, — «священник» произнес еще одно тельцианское слово, которого я не знал. Антарес положил руку на шею.

— Конечно. Но… Вы говорите неназванные? Они не являются реальными в буквальном смысле слова. Это обобщающее выражение, символ, который употребляют, когда говорят о… я не знаю, как это сказать. Проявление глубинной истины, судьба?

«Священник» прикоснулся к своему кресту, и он превратился в круг с двумя выступами, похожими на ноги, тельцианский религиозный символ.

— Символ, метафора… Неназванные, я думаю, более реальны, чем мы с вами.

— Но вы никогда не видели их, не щупали руками, — заметил я. — Это всего лишь предположение.

— И никто никогда не видел. Но ведь вы никогда не видели нейтрино, тем не менее не сомневаетесь в его существовании. Несмотря на «невозможные» характеристики.

— Конечно. Но существование нейтрино или чего-то там еще такого можно доказать: без них просто не стала бы работать физика элементарных частиц. А вселенная не могла бы существовать.

— Ну что ж, похоже, мы остались «при своих». Вам не нравится мысль о неназванных, потому что от нее попахивает сверхъестественным.

Это было в общем-то справедливо.

— Не стану отрицать. Но в течение всех первых пятидесяти — или пятнадцати сотен — лет моей жизни, и еще нескольких тысяч лет, прошедших до моего появления, вселенную можно было бы объяснять и без привлечения ваших таинственных неназванных. — Я взглянул на Антареса. — У тельциан это было примерно так же, неправда ли?

— Да, в значительной степени. Неназванные реальны, но лишь как элемент интеллектуальных построений.

51
{"b":"336","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Камни для царевны
С неба упали три яблока
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Дочь лучшего друга
Возвращение
Миллион вялых роз
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Лавр
Бумажная принцесса