ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джанк превращает человека в растение… Зелень, видишь?.. Зеленая доза должна долго держать.

Мы выписались из клиники и сняли домик, Док принимается варганить свой зеленый джанк, и подвал уже битком набит баками, которые воняют, точно навозная куча наркоманов… Короче, в конце концов он получает эту густую зеленую жидкость и набирает ее в шприц размером с велосипедный насос…

– Теперь надо подыскать достойный сосуд, – сказал он, и мы заарканиваем одного старого любителя чумовых колес, говорим ему, что это чистейший китайский героин времен династии Лин, и Док двигает ему прямо в вену целую пинту зелени, Желтая Шкура делается волокнистой и вянет, точно старая репа, а я и говорю:

– Лично я сматываюсь.

А Док отвечает:

– Сосуд явно недостойный… Кроме того, я уже решил, что джанк не зеленого цвета, а голубого.

Вот он и накупает уйму трубок и шаров, и они мерцают в подвале, целая батарея трубок, металлические испарения, ртуть и пульсирующие голубые сферы, и запах озона, и коротенькая блюзовая нота высшего класса – раскумаривает до состояния металла, эта джанковая нота со звоном проносится сквозь ваши кристаллы, и с лязгом падает тяжелое синее безмолвие… и все слова превратились в холодный жидкий металл и утекли прочь, а ты себе принимаешь дозу в прохладной голубой дымке испарившихся банкнот… Потом мы выяснили, что все металлические джанки радиоактивны и могут взорваться, если двое из них войдут между собой в контакт… В этой точке наших исследований мы и пересеклись с Полицией Нова…»

Китайская прачечная

Когда молодой Сазерленд попросил меня помочь ему получить офицерский чин в полиции Нова, я в шутку ответил:

– Возьми Уинкхорста, специалиста-химика из фармацевтической компании «Лазарь», и мы это дело обсудим.

– Этот Уинкхорст – преступник Нова?

– Нет, просто техник-сержант, которого надо допросить. Разумеется, я считал, что он ничего не знает о методах, с помощью которых подобные люди задерживаются для допроса… Это ювелирная операция… Сначала мы высылаем группу агентов… (как правило, под видом журналистов)… для контакта с Уинкхорстом и подвергаем его воздействию целого набора стимулирующих средств… Контактирующие агенты заводят разговор и записывают ответ на всех уровнях, вплоть до словесных единиц, а фотограф делает снимки… Этот материал передается в Отдел искусства… Писатели описывают «Уинкхорста», художники рисуют «Уинкхорста», актер по системе Станиславского становится «Уинкхорстом», а затем «Уинкхорст» отвечает на наши вопросы… Обработка Уинкхорста уже велась…

Через несколько дней раздался стук в дверь… На пороге стоял молодой Сазерленд, а рядом с ним – человек в пальто с поднятым воротником, так что видны были только горящие гневным протестом глаза… Я заметил, что рукава пальто пусты…

– Я надел на него смирительную рубашку, – сказал Сазерленд, вталкивая человека в комнату… – Это Уинкхорст.

Я увидел, что воротник был поднят, чтобы скрыть кляп…

– Но… Ты меня не так понял… Не до такой же степени… То есть, конечно…

– Вы сказали взять Уинкхорста, разве не так?

Соображал я быстро:

– Хорошо… Вынь кляп и сними смирительную рубашку.

– А он не станет звать легавых?..

– Не станет.

Когда он снял смирительную рубашку, мне вспомнилась картина старого сна… Этот процесс известен как ретроактивное сновидение… Разыгранное четко и со знанием дела, оно становится свершившимся фактом… Даже если Уинкхорст поднимет крик, никто его не услышит… В мое прошлое вторгается обратная сторона мирового зеркала… Стеклянная стена, значит… Уинкхорст не пытался кричать… С каменным лицом он сел… Я попросил Сазерленда оставить нас, пообещав дать его прошению законный ход…

– Я пришел за оплатой по счету прачечной, – сказал Уинкхорст.

– Какую прачечную вы представляете?

– Китайскую прачечную.

– Счет будет оплачен законным порядком… Как вам известно, ничто так не запутано и не отнимает столько времени, как оформление официальных распоряжений по поводу так называемых личных расходов… Вам известно и то, что оплачивать счета деньгами строго запрещено.

– Я уполномочен требовать оплаты… Это все, что мне известно… И могу я, наконец, спросить, почему я был вызван?

– Ну почему же вызван?.. Скажем так – приглашен… Так будет гуманнее… Дело в том, что мы проводим опрос, касающийся человека, с которым, полагаю, вы длительное время близки, а именно – мистера Уинкхорста из фармацевтической компании «Лазарь»… Мы беседуем с друзьями, родственниками, коллегами, чтобы предсказать его шансы на переизбрание капитаном софтбольной[11] команды администраторов-химиков… Вам, разумеется, должно быть понятно, сколь важен этот вопрос в свете девиза компании: «Играть только в мягкий мяч», не так ли?.. Теперь, просто чтобы оживить нашу беседу, предположим, что вы и есть Уинкхорст, и я буду задавать вопросы прямо, договорились?.. Прекрасно, мистер Уинкхорст, не будем терять время… Нам известно, что вы – химик, ответственный за синтезирование новых галлюциногенных наркотиков, многие из которых пока еще не выпущены, даже с экспериментальными целями… Мы знаем и то, что вы произвели определенные молекулярные изменения в уже известных галлюциногенах, свободно распространяемых во многих жилых кварталах… Каков же эффект этих изменений?.. Пожалуйста, пусть то, что я явно не обладаю специальными знаниями, не удерживает вас от полного ответа… Это не мое дело… Ваши ответы будут записаны и переданы для обработки в Технический отдел.

– Этот процесс известен как напряжение-деформация… Он происходит, или происходил, с применением циклотрона… Например, молекула мескалина подвергается воздействию циклотронного напряжения так, что деформируется энергетическое поле и некоторые молекулы становятся радиоактивными и приобретают способность к ядерному распаду… Обработанный таким образом мескалин… (известный как «препарат собачьего бешенства»)… вызовет в человеческом организме… э-э… неприятные и опасные симптомы, а главное – «тепловой синдром», который является рефлексией ядерного распада… Объекты жалуются на то, что они горят, что их заперли в душной печи, что в теле роятся раскаленные добела пчелы… Раскаленные пчелы – это, разумеется, деформированные молекулы мескалина… Я, конечно, излагаю упрощенно…

– Есть и другие технологические процессы?

– Разумеется, но всегда это вопрос деформации или ассоциации на молекулярном уровне… Другой процесс заключается в подвергании молекулы мескалина воздействию определенных вирусных культур… Вирус, как вам известно, это мельчайшая частица, которую можно легко ввести в молекулярную цепочку… Такая ассоциация позволяет точнее оценить состояние любого, кто перенес вирусную инфекцию, например гепатит… С помощью такого препарата намного легче вызвать тепловой синдром.

– Можно ли дать этому процессу обратный ход? То есть можете ли вы обезвредить соединение, уже подвергнутое деформации?

– Это нелегко… Проще было бы забрать у распространителей наши товары и заменить их.

– А теперь я бы хотел спросить, могут ли существовать безопасные соединения… Могли бы вы, например, соединить на молекулярном уровне мескалин и апоморфин?

– Сначала нам пришлось бы синтезировать формулы апоморфина… Как вам известно, это запрещено.

– И это весьма разумно, не так ли, Уинкхорст?

– Да… Апоморфин борется с паразитной инвазией, стимулируя регулирующие центры, чтобы нормализовать обмен веществ… Сильнодействующая разновидность этого лекарства могла бы дезактивировать все словесные единицы и погрузить Землю в полное безмолвие, уничтожив при этом тепловой синдром.

– Вы могли бы это сделать, мистер Уинкхорст?

– Разумеется… Если я получу приказ… Хотя, в свете известных нам обоим фактов, это маловероятно.

– Вы имеете в виду намеченную дату Нова?

– Конечно.

– Вы убеждены, что это неизбежно, мистер Уинкхорст?

вернуться

11

Софтбол («мягкий мяч») – игра, напоминающая бейсбол, но с большим по размеру и более мягким мячом. «Играть в мяч» – сотрудничать с полицией (жарг.).

6
{"b":"3360","o":1}