ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Dejeuner des chasseurs2.

Майк понял, что его подставили и что ему придется стрелять. Он почувствовал вспышку негодования и обиды.

Черт побери! Это нечестно!

Почему он должен подвергать свою жизнь опасности из-за какого-то мерзкого маленького педрилы? Но Майк умел властвовать над собой. Он подвинул в сторону свои оскорбленные чувства и набрал в легкие побольше воздуха, собираясь с силами.

Ким, который в этот момент находился в пятнадцати ярдах к югу от Майка, медленно шел ему навстречу. Свежий южный ветер шуршал перед ним опавшими листьями, пока он шагал «на шепчущем южном ветру»… хруст листвы под его подошвами… Майкл, aime tu le bruit des pas sur les feuilles mortes?.. Двенадцать ярдов, десять… Ким ступает, широко размахивая руками, пальцы правой руки похотливо поглаживают приклад револьвера, лицо его настороженно, отрешенно, непроницаемо… Восемь ярдов… Внезапно Ким вскидывает вперед свою правую руку, но оружия в ней нет – он просто тыкает в сторону Майка указательным пальцем.

– БАБАХ! ТЫ – ТРУП!

Последнее слово он бросает, как увесистый камень. Он знает, что Майк увидит револьвер, которого нет в его пустой руке, поддастся панике и схватится за свой…

(При помощи блефа с воображаемым револьвером он заставляет Майка нарушить главное правило револьверного боя – СНО. Себя Не Обгонишь. Каждому стрелку требуется определенное время на то, чтобы извлечь револьвер, прицелиться, выстрелить и при этом попасть. Если стрелок пытается уложиться в меньшее время, чем то, которое ему положено от природы, он почти наверняка промахнется…

– Хватай-вынимай! – мурлычет себе под нос Ким. Да, Майк торопится, слишком торопится. Руки Кима, гибкие и проворные, как два хлыста, спокойно опускаются к поясу, поднимаются, и вот он уже держит свой револьвер в обеих руках на уровне глаз.

– Стреляй-непопадай!

Он слышит, как пуля Майка пролетает у него над левым плечом.

В сердце метил…

Широко открыв оба глаза, смотрит на противника в течение доли мгновения – той самой, что длится от промаха до попадания. Пуля Кима входит в тело Майу противника в груди, разрывая его аорту на мелкие кусочки, и раздается жидкий ПЛЮХ.

Майк замирает неподвижно с револьвером в вытянутой руке, пороховой дым застилает его лицо. Он начинает медленно покачиваться из стороны в сторону. Давится и отхаркивает кровь. Рука с револьвером начинает дрожать.

Ким медленно опускает свой револьвер, лицо бесстрастно, глаза внимательны.

Глаза Майка подернуты пеленой, упрямые, все еще не верящие, он пытается поднять револьвер для второго выстрела. Но револьвер тяжелый, слишком тяжелый для Майка, он тянет его руку вниз.

Ким медленно вкладывает свое оружие в кобуру.

Майк делает шаг в сторону и падает.

Ким смотрит на деревья, замечает белку, тень древней радости озаряет его лицо, и губы складываются в двусмысленную мраморную улыбку греческого юноши.

Того самого, древнего, со Скироса3, знаменитая улыбка.

Кому улыбается греческий юноша? Он улыбается своей собственной древней улыбке.

Ветер крепчает, Ким смотрит, как мертвый лист спиралью взмывает в небо.

Египетский иероглиф со значением «вставать и свидетельствовать». Эякулирующий фаллос, рот, человек с пальцем во рту.

Ким машет рукой своим секундантам. Один из них машет ему в ответ; в руке у него барабанная палочка.

Брешь в нарисованном спокойствии…

Паштет, хлеб, вино, фрукты, разложенные на траве, ружье, прислоненное к надгробию, полная луна в небе синем, словно шелк. Один из охотников перебирает струны инкрустированной перламутром мандолины, а другие поют:

«Но это лишь бумажная луна…»

Ким вскидывает револьвер и простреливает в луне дыру, черную дыру с пороховыми ожогами по краям.

Ветер колышет траву, тревожно покачивает ветви.

«Зависшая над деревом из марли…»

Вторым выстрелом Ким сносит рощицу в конце кладбища.

Ветер крепчает, срывая пятна и вспышку оранжевого, охряного, желтого с деревьев, посвистывает среди надгробий.

На сцену выбегают идиотские отцы семейств, словно сошедшие со страниц плохого романа.

– ОСТАНОВИСЬ, СЫН МОЙ!

– Бездарные старые пердуны, мы вам не сыновья! Ким снова вскидывает револьвер.

– ТЫ РАЗРУШАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

– Какую такую вселенную?

Ким простреливает дыру в небе. Оттуда изливается тьма, которая поглощает землю. В последних лучах нарисованного солнца какой-то джонсон приподнимает край изгороди из колючей проволоки, чтобы другие успели улизнуть. Проволока цепляется за небо… огромная черная прореха. Кричащие облака несутся по рваному небу.

– ПРОЧЬ С ПУТИ! ПРОЧЬ С ПУТИ!

– НЕМЕДЛЕННО ВСЕ ПОЧИНИТЬ! – вопит Режиссер.

– Чем починить – лейкопластырем и жвачкой? Это же обрыв мастер-копии… Сам чини, босс, если такой умный.

– ЧЕРТ ПОБЕРИ, ВСЕМ ПОКИНУТЬ СУДНО… КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ!

***

Три дня кряду Ким скрывался на вершине плоскогорья, следя за долиной в бинокль. По облаку пыли, пронесшемуся к югу, он понял: преследователи решили, что он направился к мексиканской границе. Вместо этого он двинул на север, в край скал, источенных ветром и песком, – вот верблюд, а вот черепаха, а вот камбоджийский храм, – туда, где на каждом шагу в красных песчаниках пучатся, словно пузыри в кипящей овсянке, входы пещер. В некоторых из них одно время жили люди: ржавые жестянки, глиняные черепки, ящики из-под патронов. Ким нашел наконечник стрелы в шесть дюймов длиной из осколка обсидиана и другой наконечник, поменьше, из розового камня.

На вершине плоскогорья – осыпавшиеся кучи глины, которые некогда были домами. Каменные плиты сложены в виде алтаря. Здесь был Homo sapiens.

Опускаются сумерки, и голубые тени расползаются на востоке по горам Сангре де Кристо. Сангре де Кристо! Кровь Христова! Реки крови! Горы крови! Неужели Христос никогда не устанет кровоточить? На западе за грозовыми тучами, нависшими над горами Хемез, заходит солнце, а пик Хименеса, вздымающийся к небесам, топчет их плечи увесистыми сапогами лесистых скал в своем огромном charro4; главу его венчает хрустальный череп, увитый облаками, а когда из его темных бойниц палят пушки, раскаты грома слышны над всей долиной. Светит чистая и ясная вечерняя звезда… «Звезда мерцала в небесах/ Одна, всегда одна»5. Это Вордсворт. Ким помнит. В горах Хемез идет дождь.

«Дождь идет, Анита Хаффингтон». Последние слова генерала Гранта6, которые он сказал своей сиделке; нервные импульсы в его горячечном мозгу сверкали, словно разряды молний.

Ким откинулся на каменную стену, раскаленную солнечными лучами. Холодный ветерок овеял его лицо ароматом дождя.

Глиняные черепки… наконечники стрел… плетеная корзинка… трещотка… голубая ложка… рогатка – резинка давно прогнила насквозь – …ржавые рыболовные крючки… инструменты… видно, что здесь когда-то стояла хижина… шприц для подкожных впрыскиваний… ржавчина от иглы въелась в стеклянный цилиндр, словно коричневатая слюда… заброшенные изделия рук человеческих…

Он поднимает розовый наконечник с земли. Кусок камня, отполированный с определенной целью. Отблески костра на лицах индейцев, поглощающих аппетитное темное мясо странствующего голубя7. Он нежно поглаживает хрупкий обсидиановый наконечник… неужели они ломались, словно пчелиные жала, после каждого попадания? – размышляет он. (Бизоновый стейк поджаривается на вертеле.) Кто-то же изготовил эти наконечники. Давным-давно на земле жил их создатель. И эти наконечники – не более чем доказательство его существования. К живым существам тоже можно относиться как к изделиям, созданным с определенной целью. А значит, вероятно, был создатель и у изделия, именуемого «человек». Допустим, попавшему в беду космическому страннику потребовалась специальная капсула, чтобы продолжить свое путешествие, и с этой целью он сотворил человека? А потом умер, так им и не воспользовавшись? Или спасся каким-то иным способом? И теперь это изделие, созданное для неведомой и позабытой цели, имеет не больше смысла и значения, чем этот наконечник стрелы без древка и лука, без крепкой руки и меткого глаза. А еще возможно, что человеческое изделие было последним козырем творца в партии, проигранной им много-много световых лет тому назад. Холодок космической бездны.

вернуться

2

Завтрак охотников (франц.).

вернуться

3

Знаменитая скульптура древнегреческого юноши из коллекции Гетти была на самом деле найдена на острове Тасос.

вернуться

4

Мексиканский народный костюм (исп.) – черные брюки в обтяжку, кожаный камзол, широкополая шляпа.

вернуться

5

Уильям Вордсворт. «Люси». Перевод С. Я. Маршака.

вернуться

6

Грант, Улисс Симпсон (1822-1885) – восемнадцатый президент США (1869-1877), герой гражданской войны, главнокомандующий армией северян.

вернуться

7

Странствующий голубь (Ectopistes migratorius) – самый распространенный вид пернатых в Северной Америке (до полутора миллиардов птиц в стае). Полностью уничтожен человеком к концу XIX века; последний экземпляр, самка по кличке Марта, умер в зоопарке города Цинциннати в 1914 году.

2
{"b":"3361","o":1}