ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Опасное слово из четырех серебряных вспышек, начинающееся с…?»

Он проснулся от шума дождя. Лежа в кровати с закрытыми глазами. Где он? Кто он? Он открыл глаза и открыл потолок, покрытый желтой бумагой. Ему было видно окно позади кровати, на которой он лежал. Из приоткрытого окна доносились шум и запах дождя. Он услышал, что кто-то сопит рядом с ним в кровати. Медленно повернул голову. Мальчик с черными взъерошенными волосами спал с приоткрытым ртом, белеют зубы. Медленно он выпутался из простыней. Посмотрел на себя. Голый. Худое тело и ярко-рыжие волосы на лобке. Напряжение в наполовину набухшем члене. Он направился к выходу… по коридору к приоткрытой двери. Наверное – ванная комната. Он помочился, огляделся по сторонам, увидел ржавую ванну, полотенца. Открыл аптечку. Бутылка с надписью «Настойка опия», до половины наполненная коричнево-красной жидкостью. Он возвращается в спальню, подходит к окну и выглядывает наружу. Серебристо-серые дождевые потоки падали на землю. Грязный истоптанный двор с несколькими чахлыми ирисами и небольшим огородом. Качели, сделанные из старой автомобильной покрышки, подвешены на ветви дуба. Затем изгородь, а за ней – пастбища и поля. Слева он увидел большой пруд. Затем обернулся к кровати.

Мальчик по-прежнему спал на спине, его грудная клетка вздымалась и опадала в сером утреннем свете. Ким заполз обратно в кровать. В одном из уголков окна, там, где рама проржавела, паук свил паутину, и капли дождя, повисшие на ней, переливались всеми цветами радуги. Он лег на спину, его дыхание постепенно совпало в ритме с дыханием мальчика. Он почувствовал, как его член медленно надувается и упирается в простыни. Запах давно не стираного белья. Мальчик повернулся в его сторону и чуть не положил ему руку на грудь. Мальчик вздрогнул и снова задел Кима, в то время как тот поворачивался на бок. Тогда он открыл глаза и их взгляды встретились. Ким почувствовал, как пульсирующий член мальчика упирается ему прямо в живот. Они поцеловались и слились, утопив друг друга в океане спермы. Внезапно они уже оказались оба одеты и спускались в кухню по лестнице с желтыми перилами. Запах кофе и яичницы с беконом. Он набросился на еду. До сего момента они не обменялись ни словом.

Отрыжка… Вкус яичницы с беконом… Дождь снаружи почти прекратился, и жидкий луч солнца упал на кухонный стол.

Они вышли вместе на заднюю веранду. Туман поднимался от полей за домом, а легкий ветерок слегка раскачивал качели, сделанные из старой автомобильной покрышки. У крыльца веранды они нашли две удочки и банку, наполненную землей. Они набрали на клумбе выползших дождевых червей и через калитку по полям, через мокрые травы пришли на берег пруда. Это был огромный пруд, больше похожий на маленькое озеро. Они увидели небольшой пирс, к которому была привязана весельная лодка. Сели в шлюпку, и мальчик выгреб на середину озера… Затем он осушил весла. Они насадили на крючки извивающихся красно-фиолетовых червей и забросили снасти. Не прошло и нескольких минут, как они поймали голавля, окуня и одного трехфунтового судака. Почистили рыбу и отправились обратно домой.

Небо снова в облаках, рыба лежит на льду. День прошел в бездумном забытьи. Они сидели за столом на кухне. Гуляли по саду. «Все должно выглядеть совершенно нормальным», – сказал мальчик. После заката солнца они поднялись в спальню, пропахшую давно не стираными простынями, и снова занялись любовью.

Внезапно мы проснулись. Было пора. Мы прошли в мастерскую, где потайной ящик, а в нем – два старинных пистолета с толстыми, но очень легкими стволами. И я знаю, что это пистолеты калибра девять миллиметров с ртутными пулями и встроенным глушителем и что нас ждет работа… Так что мы выходим из дома и садимся в наш старинный автомобиль. А вот мы уже на окраине восточного Сент-Луиса, покосившиеся деревенского вида хибары, дома с известняковыми фундаментами. Что ж, работа так работа. Прямо по курсу – придорожный игорный притон. Мы заезжаем на стоянку. Он может подойти в любую минуту. Вот он. Человек в сопровождении двух телохранителей, мы выпрыгиваем из машины – бах-бах-бах. Дело сделано чисто.

Если с делом что-то не так, это видно заранее. О, всякие мелочи! Случайный шорох, что-то на пол упало, фальшиво прозвучавшая фраза… десять центов, оставленные за газету вместо четвертака.

– Что-то я вас двадцать лет не видел, мистер?

Но тут все в порядке. Банальный заказ мафии… все прошло, как в кино.

БАХ БАХ БАХ!

Призрачная рука… дуга голубого света… улицы наполовину занесенные песком запах реки в прилив он осторожно садится на матрас всего лишь впечатленье человеческая ископаемая форма сохраненная простынями медленное холодное дыхание в его легких кто-то дышит рядом серые тени выползают из-под досок пола у окна как тепло заливает по макушкам деревьев все легче и легче один за другим они улетают прочь в небо миллионы старых фотографий Тома готовящего чай на кухне, смеющегося, одевающегося, раздевающегося, оставляя туннель из Томов позади себя и Кима кончающего, пишущего, гуляющего, стреляющего, сдающегося и мчащегося вместе с Томом в вихрях маленьких серебряных вспышек и клубах фиолетового дыма.

Ароматы Сент-Луиса, он стоит на задней веранде, глядя на реку. Он пьет ром с кока-колой. Его голова необычно пуста, он ждет. У него длинные черные волосы, как у японца или индейца. Он носит меховую куртку. Запах реки доносится сюда. Сейчас он сидит в кресле из желтого дуба. Странный пистолет в кобуре у него на ремне, прыгучая рукоятка, такое ощущение, что весь пистолет очень легкий, как игрушечный. Ртутные круглые пули диаметром в пятнадцать миллиметров. Он встает и направляется через веранду в кухню, закрывая за собой раздвижную дверь. Том сидит за видавшим виды деревянным столом со стаканом пива в руке, решая кроссворд. Ким наполняет свой стакана кока-колой и добавляет немного белого рома. Том поднимает глаза: «Опасное слово из четырех букв, начинающееся с…»

Полковник Саттон-Смит – преуспевающий археолог-любитель, который пытается доказать связь между египетскими и майянскими иероглифами. Он опубликовал несколько книг и ряд статей. Одновременно он является высокопоставленным офицером британской разведки. Он посетил Америку, пытаясь установить связь между «народом земляных насыпей» в Иллинойсе и древними цивилизациями Мексики. С этой целью он провел несколько недель в библиотеке Смитсонианского института47 в Вашингтоне – идеальное место для того, чтобы обмениваться донесениями с агентами. Он вращался в столичном обществе, выведывая, как поведет себя Америка в случае войны в Европе и каков военный потенциал США. Для полевой же работы он избрал в качестве базы небольшой городок в Западном Иллинойсе, именуемый Джонсонвиль.

Далее следуют отрывки из шифрованного дневника, который вел полковник.

17 СЕНТЯБРЯ 1908 г. Великолепная ясная погода, в хрустком воздухе веет осенью, листья только-только начали окрашиваться в яркие краски. Редко мне доводилось видеть пейзаж более очаровательный, более изобилующий потоками и водоемами. Сам по себе городок, равно как и его обыватели, весьма типичен для американского Среднего Запада. Двое босоногих мальчишек в поношенных соломенных шляпах прошли мимо меня сегодня утром по улице, распевая: «Старая свинья прошлой весною застряла в ограде…»

Прелестное зрелище, к тому же quelles derruiras mon cher48. В полдень я зашел в гостиницу пропустить рюмочку. Бармен рассказывал анекдот про фермера, который плеснул немного виски в стакан молока своей больной жене. Так вот, жена отпивает добрый глоток и говорит: «Арч, какая хорошая корова, не режь ее ни в коем случае!» И псе от души хохочут. Даже чересчур от души. Ранним вечером обыватели прогуливаются по улице…

вернуться

47

Сеть научных музеев и исследовательских институтов в США (14 отделений в настоящее время), основанная в 1849 году на деньги богатого мецената Смитсона.

вернуться

48

Какие задницы, дорогуша! (франц.)

28
{"b":"3361","o":1}