ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– ЗАСА…

Пуля попадает Денни в шею, чуть не сносит ему голову, он валится из седла в сторону Кима, забрызгивая седло кровью, на землю падает уже мертвое тело. Дробинка задевает Киму ухо.

– …ДА! УХОДИМ!

Ким поворачивает коня и выхватывает пистолет. Он попадает человеку на крыше прямо под подбородок, так что у того голова откидывается назад. По ним стреляют с обеих сторон улицы из окон и с крыш. Десять Штук вышибает окно, целясь в безликого врага за разбитым стеклом. Ким видит, что трое его бойцов упали, пораженные градом пуль и ружейной картечи. Он видит, как пуля попадает в Тома, и успевает подхватить его тело. Они отступают, возглавляемые Рыжим Псом.

Кроме Тома раненых еще трое – один в плечо, один в ногу… Еще один парнишка получает пулю в спину. Придет время, мы с ними посчитаемся.

Между тем Манхэттен завален телами. Неожиданная перестрелка оставила на земле два трупа и одного раненого с оторванного рукой – того самого человека, который написал вдохновенную статью под названием «У моих глаз всегда холодный нос» для журнала унитариев. Майк Чейз, который и устроил эту засаду, поспешно осматривает трупы. Тех троих, которых ему хотелось заполучить больше всего – Кима, Боя и Шариков-Роликов, – в числе мертвых нет.

– Бляяядь!

И тем не менее все же на этой улице в пыли сейчас лежат пять тысяч долларов награды.

– Ну, чего же мы ждем?

Осторожность прежде всего. Майк замечает, что это мог быть только маленький разведывательный отряд…

– Не похоже… гляньте-ка сюда.

Он протягивает Майку полевой бинокль.

– Помедленней! – командует Ким. – Что-то, я посмотрю, многие из вас только делают вид, что ранены, чтобы их на ручках поносили.

Мальчики собираются вокруг него.

– Рассказывай сказки моей бабушке, смотри, приятель, это же кровь!

Другой напевает:

– Я ухожу в последнюю облаву.

Том смотрит с загадочной улыбкой на устах.

– Уже осталось совсем немного, Том.

– До Западных Земель?

– Они спешиваются! Быстрее! Отряд летит во весь опор. Майк вцепился в поводья. Он уже давненько не скакал так быстро.

– Смотрите, они выбрасывают свои седельные вьюки…

Отряд испускает воинственный клич и устремляется прямо к вьюкам.

БУМ БУМ БУМ

Людей выбрасывает из седел, лошадям разрывает животы, кишки волочатся по земле, наездник одной ногой зацепился за стремя, а обрубок другой, оторванной по самое колено, брызжет кровью ему прямо в лицо. Майк бесстрастно наблюдает. Он поворачивает коня и скачет обратно в город.

Они заносят Тома в сарай и кладут его на скатку, подложив под голову армейское одеяло. Пуля калибра 30-30 прошила оба легких, войдя под углом сверху. Ким собирается сделать укол морфия, но Том останавливает его… тихий голос издалека…

– Мне совсем не больно, Ким… просто холодно…

Бой прикрывает раненого одеялом.

Вот он истекает кровью, а я ничего не могу поделать, думает Ким. Он хочет сказать: «Ты поправишься», но вместо этого на глазах у него появляются слезы.

Ким выжег на доске от дубовой бочки старым ржавым утюгом, который он нашел в сарае:

ТОМ ДАРК 3 ИЮНЯ 1876 – 2 АПРЕЛЯ 1894

QUIEN ES?

Отец кое-что объяснил Киму насчет живописи: художники при жизни не могли продать ни одной картины, а теперь их полотна буквально бесценны.

«Если знать, чем отличается хорошая живопись от плохой, то лучшего вложения денег просто не придумаешь».

Ким назначает свидание с торговцем картинами и берет с собой подборку отцовских картин. Торговец, судя по внешности, выходец из Центральной Европы; коренастый брюнет с проницательными серыми глазами…

– Итак, вы – сын Мортимера Карсонса…

Мистер Блюм внимательно изучает картины…

Одна из них – портрет Кима в возрасте четырнадцати лет; Ким стоит на балконе, лицо его лучится ослепительной неземной радостью. Он машет рукой кому-то стоящему за спиной у художника… на другой картине – старый паровоз, тянущий платформы, на которых написано «Мария Селеста» и «Копенгаген».

На открытой площадке паровоза два негра подбрасывают уголь в топку и время от времени похлопывают друг друга по спине… Затем следует несколько пейзажей: в основном виды Озаркских гор зимой, весной и осенью…

– Был еще один портрет, – говорит Ким. – Через несколько лет… Я искал его и не нашел…

– Он в Париже, – объясняет Блюм, – и тот, кто его купил, охотно приобрел бы и все это…

Он показывает пальцем на картины. Блюм – порядочный человек по меркам своей профессии. Ему известно, что этими картинами интересуется его старый друг Бумсель…

Ким решается предпринять Большое Турне…

Первые впечатления об Англии у Кима самые неприятные. Носильщики игнорируют сигналы, которые подают его одежда и багаж. Они попросту не замечают его. Ким приходит к правильному выводу, что жизнь в этой стране опирается на иерархические категории, которые определяют все взаимоотношения между Людьми, и что категории эти тщательно продуманы таким образом, чтобы никто никогда никого не замечал.

– Это же так удобно, разве нет?

– Только в окаменевшей среде. В условиях космоса это будет оказывать отрицательное воздействие.

Двойные фамилии через дефис, галстуки цветов школы, клуб, уикенды за городом. Кима выворачивает наизнанку при одной мысли об уикенде в английском стиле. Он обдумывает, не завести ли ему большой сельский дом или охотничьи угодья в Шотландии, и решает, что лучше не стоит.

«Это вынудит меня играть гнусную роль деревенского помещика… «Прошел ли насморк вашей жены, Гримси?» Да они меня просто выживут. Всегда помни о местных, когда покупаешь участок в чужой стране. Они-то у себя дома. Они жили здесь до того, как появился ты. Они будут жить после того, как ты уедешь. Что произойдет довольно быстро, если ты не будешь играть по их правилам».

Ким берет такси. Он встречается с Тони Аутвейтом в Гайд-парке.

Ким выходит из машины, с отвращением окидывает взглядом коричневую воду, апатичных уток, покосившиеся скамейки в белых пятнах голубиного помета.

«Во всем этом есть нечто омерзительное, – решает он. – Какая-то жуткая пустота… неудивительно, что они все без ума от своей королевы… выпить с ней чайку, ну, знаете, она же такая душка, позволяет держаться с ней на равных, называть себя «старушкой» – правда, ведь ей же это так нравится?»

Ким приехал на несколько минут раньше условленного времени. На встречи с агентами положено приезжать раньше, чтобы проверить, все ли в порядке… Секреты ремесла, сами понимаете.

Может, мне стоит начать кормить этих сраных голубей, чтобы выглядеть не так подозрительно, или ходить следом за одним из сторожей, которых сразу видно, несмотря на их гражданскую одежду или дешевые мешковатые голубые костюмы. Большинство из них имеют замызганный и глупый вид и выглядят так вульгарно, как может выглядеть вульгарно .только человек, выросший в обществе, скованном классовыми барьерами. С первого взгляда становится понятно, что эти люди принадлежат к низшему классу.

На скамейке, где должен сидеть Тони, сидит кто-то другой и читает «Тайме», и Киму это сразу же не нравится. Он чувствует себя так, словно его недооценили. Человек на скамейке с головы до ног выглядит так, как и положено агенту МИ-555: туфли начищены, но не до блеска, серая фетровая шляпа не слишком новая, не слишком старая. Ну неужели они решили, что со мной сможет справиться любой бездарь из МИ-5? Он недовольно садится рядом с агентом и рыгает. Это пароль АРП. Английской республиканской партии, которая является группой смертельно опасных заговорщиков, использующих как прикрытие безобидную английскую эксцентричность. Рыгать полагается очень скромно, прикрывая рот рукой. Ким чувствует, как агента передергивает от возмущения.

– Отличная погодка, не правда ли? – говорит он уголком рта, складывая газету уверенными движениями человека, которому приходится их часто читать. Для него это все равно что свернуть карту. Если не сделать это правильно, то у тебя в руках окажется кипа смятой в шуршащую гармошку бумаги.

вернуться

55

Секретная служба Министерства обороны Великобритании.

37
{"b":"3361","o":1}