ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Купи мне это – и я твой навеки.

Ким кивает. Он спрашивает у кудрявого паренька, продающего винтовку, цену. Паренек поднимает в воздух три пальца:

– Три американских доллара. – Заметив удивление на лице Кима, мальчик, сделавший ему предложение, поспешно поясняет:

– Это означает «три тысячи». Слишком дорого.

Поторговавшись, сходятся на двух с половиной тысячах за М-16 и двести патронов к ней. Мальчик перекидывает винтовку через плечо и складывает патроны в кожаный заплечный мешок. В конце длинной кривой улочки, которая вьется, взбираясь в гору между рыжих глинобитных стен, находится отель «Ганимед», с фасадом, украшенным мраморными столбами, оставшимися от какого-то древнего здания. Ким видит весь базар внизу как на ладони. Нужно несколько дней на то, чтобы обойти его весь целиком…

Ким изможден долгим подъемом и жарой. Серебряные вспышки мелькают у него перед глазами… Головокружение… запах эфира… рыночная площадь… ужасная жара… собирающаяся толпа… лица… крики…

– Придержи-ка его, Грег… Я сейчас принесу лекарство…

– Да, языковые уколы – это еще та штучка… не самый легкий способ изучать иностранные языки, я тебе скажу… Помнишь того парня, которому вкололи бушменский? Бедняга так и не оправился…

– А вот этот укольчик приведет его в чувство…

Ким мирно засыпает.

Город имеет вид чего-то временного, словно военный лагерь, словно поселок шахтеров или нефтяников, периодами то пустеющий, то заселяемый вновь, одновременно новенький как с иголочки и пришедший в полный упадок. Рыночная площадь с запаркованными по краям списанными армейскими грузовиками… Лавки, продающие посуду, палатки, ножи, оружие и патроны, каменная лестница, ведущая от базара к старому городу, построенному на холме, городу красных глинобитных стен и закрытых ставнями окон.

Киму пришла в голову мысль, что город выглядит так, словно его построила гигантская оса. Он почувствовал, как из узких петляющих улиц доносится запах скрепленных дерьмом стен, запах древнего насекомого зла, от которого перехватывает дух… Возьми себя в руки, агент К9. Путешественник, снабженный деньгами и знанием языка. Он бродит по улицам в джинсах, бэушной армейской куртке и соломенной шляпе… Ах, оружие… Довольно большая площадь отведена исключительно под куплю-продажу любого существующего оружия.

– Если вы ищете какую-нибудь особенную модель, сэр, – осанистый джентльмен вручает Киму свою визитку, – мы найдем ее для вас, сэр…

Ким оглядывается по сторонам – ничего, кроме оружия, куда ни кинь взгляд, в лавках, усеявших склон холма. Он находится в той части, где торгуют автоматическим оружием. Вот золотая молодежь толпится, разглядывая русский десантный автомат К-47, или «узи», – шикарная штучка, самое то, чтобы выпендриваться в барах и ресторанах… полно всяческих автоматов, отмечает Ким, богатейший выбор. От всякого хлама, вроде чешских пукалок с радиусом поражения в четыре фута, до серьезных крупнокалиберных пушек, вроде старых моделей «томпсон»… Мальчик с покрытыми тусклым румянцем щеками и длинными ресницами смотрит с вожделением на «Н&К 223»… «Купи мне это – и я твой навеки». Дыхание мальчика пахнет пряностями и мускусом… Путешественник подходит к продавцу и спрашивает цену. Продавец видит, что Путешественник вооружен и скорее всего разбирается в оружии…

– Четыре тысячи долларов, очень хорошая цена.

Они сходятся на трех с половиной. Деньги здесь мало что значат. Ким вручает мальчишке покупку на глазах у довольного продавца.

– Приятно оказать услугу столь воспитанным джентльменам…

– А теперь мне нужно несколько револьверов… сменная одежда и чемоданы.

Обычно агент или частный покупатель прибывает на рынок налегке, потому что ему известно – все необходимое проще купить на месте. Ким очень быстро обзаводится именно той маркой лосьона после бритья, которую он любит больше всего, и своим неизменным «аллигатором» – так он именует саквояж, когда один изнашивается, он сразу же покупает другой. Ах да, оружие… Вот этот пистолет 44-го калибра » с полуавтоматическим затвором… подходят ли к нему патроны русского образца? Отличная вещь, рукоятка из розового дерева, и еще кольт 38-го калибра с двухдюймовым стволом и накладкой, специально подогнанной под руку Кима. Не забыть вазелин – боже мой, пять долларов за тюбик… «Да, сэр, спрос растет», – бесстыдно хихикает молодой продавец. Мальчик показывает дорогу, новенький «Н&К 223» покачивается на гордом юном плече. Легко верится, что он проворно вскинет его и разрежет противника очередью на две половины.

Отель «Ганимед» находится в конце длинной кривой улочки. Он заполняет анкету, и мальчик отводит его в комнату с окном на маленький огороженный стенами садик с фиговыми и апельсиновыми деревьями, бассейном и фонтаном… Дальше по коридору – хамам и старомодное карболовое мыло… «туалетное мыло для хорошеньких мальчиков», как называют его в Персии… Ким – большой знаток карболового мыла… В хамаме – еще несколько мальчиков, ему так знакомы эти непослушные рыжие волосы и зеленые кошачьи глаза, которые светятся в комнате с окнами, закрытыми ставнями.

Длинная кривая улочка, полная юношей, возящихся с оружием. В хамаме он встречает двух мальчишек с рынка. Они оборачиваются и улыбаются. Они стоят с полностью эрегировавшими членами, медленно намыливая друг друга теми же самыми ласковыми пальцами, которыми они поглаживали оружие, проверяя работу механизма отточенными движениями. Кое-что из их споров Путешественник не вполне понимает, потому что они говорят на диалекте, который не входил в полученные им инъекции.

Это какое-то гудение, которое издается гортанью и проходит сквозь зубы, которые мальчишки оскаливают при разговоре, словно дикие псы. От этих вибраций у постороннего начинают болеть зубы, фаллос набухает, раскачивается и пульсирует.

Теперь мальчик – его зовут Джаред – возится у него за спиной с ароматным вазелином. Пальцы, словно проталкивая патрон в ствол, проскальзывают внутрь, и Путешественник выстреливает свой заряд в мишень на стене. Мальчики похлопывают Путешественника по спине. Они относят его в номер, где Джаред окуривает дымом его грудь и лобок, и тогда Путешественник падает на колени, вдыхая ноздрями дым, смешанный с острым мускусным запахом скунса. Он ласково проводит пальцами по установке для клонирования. Звук струящейся воды флейта карболовое мыло «Спасательный буй» смывает его нижнее белье улыбку. Вот они стоят там блаженные нечистые непокорные рыжие волосы светящиеся в комнате с окнами закрытыми ставнями словно тонкая золотая проволока. Они поднимают пальцы отель «Ганимед». Он не понимает кое-что из их споров обнюхивают его гудение стоя на четвереньках на помосте оскаливают зубы словно дикие псы раскачивается и пульсирует. Мальчики похлопывают его по спине. Он вспоминает игру когда надо сделать три глубоких вдоха в то время как мальчики стоящие у него за спиной заводят ему руки за спину и он теряет сознание а потом приходит в себя вокруг смеющиеся мальчишки, он прошел нечто вроде испытания.

Они относят его обратно в номер и кладут на постель, после чего он сразу же засыпает. Он просыпается оттого, что Джаред тихонько тормошит его, и вдыхает доносящийся с балкона аромат поджаривающейся на углях баранины.

После обеда четверо мальчишек достают карту. Это нечто вроде магической операции. Они показывают на карту, решая, где устроить засаду. (Один из мальчишек эякулирует на карту. Другой обводит места, на которые упали брызги, карандашом. Затем производит какие-то вычисления на логарифмической линейке.)

Они обращаются со своими телами, как с оружием, как с артефактами, касаясь их чуткими, опытными пальцами знатоков. Джаред обнажен, его оружие лежит разобранное на верстаке перед ним. Он берет каждую деталь, ощупывает ее пальцами, запоминает ее наизусть, словно шрифт Брайля, – теперь он сможет собирать и разбирать это оружие в темноте. Мальчики любят играть в игру, в которой они опознают друг друга в темноте, ощупывая гениталии.

43
{"b":"3361","o":1}