ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всё о Манюне (сборник)
Сильное влечение
Билет в другое лето
Скажи, что будешь помнить
Станешь моим сегодня
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
Перстень отравителя
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
A
A

Ким садится голый на край постели и потягивается, сжимая изо всех сил сфинктер, чтобы не испачкать простыню. На другом конце комнаты находится мраморный унитаз, умывальник и забавная ванна, наполняемая из медного чайника, подогреваемого керосинкой. Он опорожняется с громким звуком, и кишечник извергает жидкие фекалии со следами крови. Никто не обращает на него ни малейшего внимания. Он подмывается с карболовым мылом, вытирается полотенцем и достает из кобуры русский револьвер 44-го калибра со шнеллерным бойком. Очень хорошо подогнанный револьвер, цилиндр не «играет» совсем. Он аккуратно кладет револьвер на верстак, смазывает и запоминает на ощупь каждую его деталь. У одного из мальчишек восемнадцатизарядный револьвер 17-го калибра, тонкие патроны длиной в три дюйма, пуля длинная со вставкой из мягкого металла посередине и стальными хвостовиком и головкой, благодаря чему при входе в тело она расплющивается до размера пятидесятицентовой монеты.

Ким ощущает, как что-то ударяет его с чудовищной силой в грудь, пытается вздохнуть, ловит ртом неподатливый воздух…

– Полная готовность… Полная готовность! – Доктор держит в пальцах безвольную руку.

– Он приходит в себя… Дефибриллятор можно больше не применять.

Ким сплевывает кровь в тазик. Горло саднит, и при каждом вздохе острая боль пронзает его легкие… Доктор подготавливает инъекцию…

– Вы отправитесь в путь через несколько дней… У вас марокканский акцент… Касабланка… Профессия – торговец парфюмерией… Под этим предлогом можно путешествовать где угодно… Дальнейшие инструкции получите в Танжере.

***

– Меня зовут капитан Зомба. Из отеля «Континенталь».

Выученный английский акцент, решает Ким. У капитана искреннее и абсолютно не внушающее доверия лицо, на макушке – поношенная красная феска.

Капитан принимается командовать носильщиками, которые грузят багаж Кима в повозку. Под отчаянную ругань носильщиков повозка отъезжает от причала, а капитан, обернувшись, выкрикивает в ответ какие-то оскорбления. Они проносятся по улочкам, обмениваясь любезностями с прохожими, некоторым из которых приходится вжиматься в дверные проемы, чтобы не очутиться под конскими копытами. Ким поселяется в люксе с балконом, с которого открывается вид на гавань и на проливы. Крутой склон ведет вниз к воде. Запах мусора и моря. Потрясающий закат… Приходит мальчик, приносит джин и тоник.

– Поставь здесь…

Ким уже знает, что такие закаты здесь – обычное дело и сравниться с ними могут только закаты в Тимбукту, которые своей красотой обязаны тончайшей взвеси красной пыли в воздухе этого региона. Ким большой знаток и любитель закатов. Он намеревается в будущем обязательно посетить Тимбукту. Но теперь он на задании, и Тимбукту придется подождать. Ким извлекает из багажа пистолеты и трубки для курения опиума. Разумеется, у него есть рекомендательные письма, но, попав в незнакомый город, он предпочитает прежде всего изучить обстановку самостоятельно. Он решает взять с собой трость с потайной шпагой и легкий русский револьвер 44-го калибра с трехдюймовым стволом, кобура под который вшита в подкладку его куртки.

Отогнав от себя толпу нищих, гидов и сводников (Ким владел искусством говорить «НЕТ», которому он научился у Мэри Солонины. Это было такое «НЕТ», которое никогда не значит «да». «НЕТ», которое в состоянии понять даже танжерский оборванец) и обернувшись в плащ-невидимку, он отправился на вечернюю прогулку. Ему полюбились эти узенькие кривые улочки, запах помоев, крошечные кафе, в которых местные жители сидят на каменных скамейках, пьют мятный чай и курят трубки с кифом. Он нашел английский бар в европейском квартале и выпил там три порции джин-тоника. Он чувствовал, как постепенно нарастает интерес к нему. Маленький город, приезжий здесь – это всегда новость. Избегая вступать в беседу с кем бы то ни было, он вернулся в отель и приказал накрыть себе ужин на балконе. Затем распаковал пишущую машинку и печатал до трех часов утра.

Как только изделие поступает в массовое производство, последнее, о чем захочет слышать производитель, так это о лучшем и более простом изделии, основанном совсем на ином принципе. Поэтому огромное количество великолепных изобретений было положено на полку и забыто. Мы можем экстраполировать тот же самый принцип на живые организмы, если будем исходить из предпосылки, что живые организмы являются артефактами, созданными для какой-то определенной цели. В этой Вселенной не бывает случайностей космического масштаба. Я имею в виду, разумеется, ту Вселенную, которую мы можем наблюдать и воспринимать. Нет никаких оснований полагать, что это – единственно возможная Вселенная. Возможно, наша Вселенная – всего лишь крошечный фрагмент общей картины, охватить которую целиком мы не можем в отведенное нам время. А даже если мы увидим ее, она, в силу ограниченности нашего восприятия, покажется нам полностью непостижимой – собственно говоря, именно поэтому мы и не можем ее видеть. (Любой феномен должен быть в какой-то степени понятен для того, чтобы его вообще можно было воспринимать.)

Таким образом, в истоке всего лежит некий прорыв, который делает возможным новую технологию, а та, в свою очередь, порождает целый спектр открытий как с позитивными, так и с негативными последствиями. Затем одно из изделий – не обязательно самое лучшее – поступает в массовое производство, и тут всему крышка. Никаких больше модификаций, никаких фундаментальных нововведений… лишь незначительные технические улучшения.

Нет никакой существенной разницы между «Китти Хок64» и современным океанским лайнером.

Теперь применим эту концепцию к живым организмам. Появление млекопитающих открыло дорогу к возникновению множества моделей, созданных на этой основе. Среди них были некоторые модели, сочетавшие в себе свойства рептилий и млекопитающих, довольно неплохие модели, по крайней мере некоторые из них… Модели размером примерно с волка, но с зубами и когтями ящерицы… Многообещающие модели… Представьте себе мозг млекопитающего с присущими рептилиям способностям к неподвижности и регенерации нервной ткани… Посмотрите на Homo sapiens… Прежде чем он пошел в массовое производство, существовали и другие модели, обладавшие определенными достоинствами, но они преданы забвению – и все ради чего? Выйдите на улицу, посмотрите по сторонам, и что вы увидите? Создания, которые функционируют на одну пятидесятую своих потенциальных возможностей и спасаются от вполне заслуженного вымирания только при помощи громоздкой социальной системы… Давайте вернемся немного назад и посмотрим. Если вы ищете новые идеи в автомобилестроении, вернитесь к ранним моделям, в те времена, когда еще не начали гнать потоком с конвейера неэффективный двигатель внутреннего сгорания…

Обратите внимание на модели млекопитающих, которые существуют в настоящее время. Началось массовое производство, и эволюции пришел конец. Дарвин не объясняет, почему приостановился эволюционный процесс. Почему современные кошки не эволюционируют в лошадей? Ответ прост: прекратился процесс мутации. При таком темпе мутаций изменений просто не дождаться. Точно так же автомобильная промышленность ничего не желает знать о турбинном двигателе, потому что в этом случае им придется начинать все с самого начала, а это обойдется ужасно дорого. Поэтому хозяева сегодняшнего дня не желают капитально перелопачивать существующие формы для отливки все новых лошадей, собак, людей. Потому что за такую переделку им придется расплачиваться валютой, которой у них нет, – валютой творчества. Они не желают ничего слышать о новой модели человека, которая бы фундаментально отличалась от существующей. Они наверняка саботируют любую космическую программу, которая основана на изменении биологии человека, вместо нынешнего способа его транспортировки в искусственном акваланге, напоминающем транспортировку рыбы по суше в аквариуме.

вернуться

64

Прославленный быстроходный клиппер XIX века.

44
{"b":"3361","o":1}