ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы преувеличиваете наши способности, – это прозвучало как утверждение, а не как вопрос. – Похоже на Южную Америку, правда?

– Да. Настоящие джунгли.

– Вы там бывали?

– В определенном смысле – да… Banisteria caapi растет здесь?

– Аяхуаска, яхе, пильде?67 Нет. Слишком холодно. Бывают, понимаете ли, заморозки. Даже для апельсинов здесь слишком холодно… Тем не менее я выделил действующее начало… Гармалин, телепатин. Вот его-то я и добавил в пудинг…

Время скачет, словно сломанная пишущая машинка. Ким обнаруживает, что вернулся в салон и обменивается рукопожатиями с пришедшими гостями. Ага, вот это, должно быть, тот самый австралиец – толстый, с елейными манерами, из каждой поры сочится жизнерадостная испорченность, а вот парочка лесбиянок, тощие и злобные на вид, с холодными, мертвыми подводными глазами, словно у парочки серых акул-нянек, а вот граф Де Шан, у которого ширево только что из ушей не лезет. Мошенник старой школы. Не хотел бы очутиться у него в родовом шато. Ким вспоминает с содроганием свою встречу в Венеции с графом Де Вилем. Приглашение посетить родовое имение следует воспринимать с предельной осторожностью и принимать, только тщательно продумав все дороги к отступлению. Ким уже обменялся незаметными рукопожатиями с Грегом и Брэдом… Одно длительное и два коротких…

Он переносит внимание на американского консула и его жену. Мистер Дэйвис – худой мужчина лет пятидесяти, в сером свитере… Он слишком обаятелен для того, чтобы внушать доверие. У его жены вид дамы, которая витает где-то в эфирных далях… Обманчивый вид, решает Ким, ощущая интуитивно, что она – из тех, кто сразу раскладывает новых знакомых по полочкам… «Швейцарская метода», – называет он это. Джордж Харгрейв рассказывает длинную историю об эксцентричной английской даме, которая попыталась остановить расстрел, происходивший на пляже, встав между расстрельным взводом и приговоренными к смерти.

Все вежливо смеются… судя по всему, раз в сотый…

Ужин подан на стол, меню досконально воспроизводит типичный английский ужин: жареная баранина с жареным картофелем, мятная подливка… «Из одной маленькой лавки в Гибралтаре», шпинат с голландским соусом… персики с взбитыми сливками на десерт…

Тони записывает название лавки для Грега и Брэда и рисует схему, как ее найти… «Настоящий мармелад и чай «Эрл Грей»…

– Мы остались без нашей Фатимы…

– Какая жалость, она была великолепна…

– Дело зашло слишком далеко…

– Им ничего невозможно объяснить, абсолютно невозможно….

– Даже если их застигнут рядом с трупом, у которого перерезано горло, а в руке у них окажется окровавленный кухонный нож, они будут клясться Аллахом, что они здесь ни при чем…

– Так уж у них мозги устроены…

– По какой цене вы берете у этого индуса?

– Шесть тридцать…

– Совсем неплохо…

Чем-то нереальным веет от плотных гардин, застекленных книжных шкафов, глубоких кожаных кресел и диванов, чем-то похожих на бивак, временно разбитый в чужих краях.

– А правда, – спрашивает она, – что Рим выводит две дивизии?

– Слышали новость? Зону национализировали.

Крылатая колесница времени прогромыхала по соседству.

Все распадается по швам… на горных факториях и плантациях копры… в гарнизонах и на заставах… слухи о восстании распространяются со скоростью молнии… по всем отдаленным уголкам земли… разговоры о слугах и лавках, сравнительный анализ курсов валют, обмен кулинарными рецептами… куча того, что Ким именует «беседами двойного назначения», которые выглядят банальными на первый взгляд, но на самом деле содержат в себе секретную информацию…

– На вашем месте я бы поторопился… Владелец магазина утверждает, что, возможно, к нему не завезут больше мятного соуса вплоть до следующего года…

(Фонды сокращены.)

Грег поспешно оборачивается к графу…

– Ах, тот самый коричневый сахар, который так вам нравился… Продано все до последней капли…

Граф бледнеет, он этого не ждал.

– А что, из местной патоки такого сделать нельзя? – вмешивается Ким…

Граф бросает на него взгляд, в котором явно читается нечто вроде «а твоего собачьего мнения тут никто и не спрашивал».

– Это правда, что вы выводите две дивизии? – спрашивает одна из лесбиянок…

Губернатор кашляет и что-то мычит. Он знает, что Риму угрожает вторжение варваров с севера. Войска выводятся из Англии, Германии и Северной Африки. Он делает все возможное для того, чтобы это прошло как можно более незаметно и легко. В один прекрасный день колонисты проснутся и увидят, что гарнизона больше нет.

– Они все ушли. Выдвинулись ночью… Время собирать вещички и сматываться, если повезет. Назад, в Рим, Лондон, Париж, где они будут предаваться стенаниям по поводу тесных квартир и отсутствия слуг…

***

Ким вышел за пределы времени, теперь он может посмотреть со стороны на время, простирающееся перед ним. Он видит ферму в Сент-Албансе, Джерри Эллисора и собаку но кличке Ровер, белку с пробитой головой, застывшую в падении с верхушки дерева хурмы..

Сын Старика Бикфорда складывается пополам, получив в живот заряд шрапнели из ружья 44-го калибра… машина влетает на мостовую и пробивает насквозь витрину магазина, осколки стекла сверкают под тусклым светом уличных фонарей – покрытые синяками лиловые скулы и голубые глаза Судьи Фарриса взирают на него с холодным презрением… только там его не было, не было его нигде ни при одной из этих сцен, пустое пространство, наполненное вакуумом, мертвая зона, в которой он скрывался за рамками кадра, причем ему приходилось постоянно пятиться, потому что его преследовал по следам азотистый запах горящей пленки…

И вот теперь прямо перед ним лежит обширная базарная площадь, простирающаяся во всех направлениях до самого неба… И Тони показывает… «Это рынок, Ким… ты можешь купить здесь все, что тебе захочется, и заплатить за товар своим ожиданием… Это здесь самая ходовая валюта… что хочешь, то и получаешь… ты только посмотри… оружие, наркотики, мальчики всех цветов и размеров… И это все твое… Разумеется, мы у тебя за это кое-что попросим, но это же логично, не правда ли?..

Ким пожимает плечами:

– Да, логику твою я понимаю, если ты об этом… Тони уносится прочь…

– Ну, если ты хочешь так думать, то… – Его капризный голос тает вдали…

Перед ним появляется арабский полицейский.

– Паспорт, – требует он по-арабски.

Ким слышит свой голос, отвечающий ему что-то на том же языке, со стороны, словно это говорит не он, а кто-то другой. Полицейский изучает паспорт Кима. Он вооружен дешевым автоматическим пистолетом в кобуре с клапаном на кнопке. Модель 380, заключает Ким. Полицейский возвращает паспорт Киму и движется дальше. Глядя в неподвижное, как маска мумии, лицо полицейского, Ким обнаруживает, что способен думать на привитом ему языке. Это похоже на то, как начинаешь осваивать незнакомый инструмент, но он быстро улавливает суть.

Вернувшись в отель «Ганимед», Ким обнаруживает, что здание стало гораздо больше, чем ему показалось вначале: садик во дворе превратился в огромную территорию с деревьями, бассейнами, ручьями, беседками и летними домиками. Сам же город превратился в огромную базарную площадь.

Одни оружейные ряды занимают территорию размером с Нижний Манхэттен.

Ружья, луки, ножи, бумеранги, боло, духовые пистолеты, пращи, дубинки, кнуты, копья, газовое оружие, электрические дубинки и трости… арбалеты и луки с резиновой тетивой… крохотные револьверы, стреляющие отравленными дротиками… яд тигровой змеи,., яд полосатого осьминога и морской осы… гладкоствольный пистолет, заряженный кристаллами цианида и маленькими металлическими шипами, устройства, стреляющие остро заточенными металлическими вращающимися дисками…

Улица Ножей: со всех сторон прилавки и стенды… запах раскаленной стали и озона… принцип пружинного ножа, патент на который принадлежит Киму, породил множество подражаний и усовершенствований… ручка представляет собой пружину, обычно покрытую сверху кожей или резиной. Когда ножом взмахивают в воздухе, пружина срабатывает… вот документальный фильм, который иллюстрирует действие подобного оружия. Перед нами – человек с самурайским мечом, снабженным мощной пружинной рукояткой. Он демонстрирует, как одним ударом такого меча можно снести сразу три головы: сопротивление, оказываемое каждой шеей, аккумулируется пружиной и дает мечу импульс, необходимый для продолжения движения.

вернуться

67

Амазонская лиана, из которой изготовляется отвар, содержащий алкалоид гармалин, обладающий психоделическим действием.

47
{"b":"3361","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бумажные призраки
На Алжир никто не летит
Бизнес из ничего, или Как построить интернет-компанию и не сойти с ума
Война на восходе
Стойкость. Мой год в космосе
Сладкая горечь
Возлюбленный на одну ночь
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума