ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень любезно с вашей стороны, сэр… – Ким скалит зубы в улыбке дикого пса. (Дикие псы, как вы, наверное, знаете, скалятся при встрече друг с другом в знак приветствия.) Капитан улыбается в ответ. И пятьдесят оборванцев во взводе Кима тоже скалят зубы, услышав это соблазнительное известие. Не заносите гражданских лиц в число потерь, пока хорошенько их не изнасилуете.

Засада оказалась сплошным кошмаром. Прибор ночного видения сломался… Конструкция была достаточно надежной, оставалось только довести до ума несколько технических деталей, но все испортил один боец, страдавший эпилепсией, – в припадке он выпустил в него всю обойму своего мелкокалиберного, тридцать патронов, и солдаты успели выскочить из грузовика и открыли огонь из пулемета, ориентируясь на вспышки выстрелов (пламегаситель тоже оказался неисправен). Ким дал команду отходить, оставив на месте пятнадцать убитых. Раненых, которые не могли ходить сами, пришлось пристрелить, чтобы они не попались в руки туркам – те, как всем известно, большие любители и мастера пыток и, поскольку пленные им попадаются редко, не упустили бы такого случая позабавиться.

Так как от взвода осталась только кучка бойцов, которой не под силу было бы взять штурмом нужник, они решили примкнуть к другой армии. В этом районе полиции как таковой не существует, а поскольку почти все население вооружено до зубов, человеческие потери, как правило, значительны. Тела оставляют прямо на улице на сутки. Если за сутки их не востребуют ни друзья, ни родственники, то тела пускают на удобрение.

Так от них хоть какая-то польза. Трупы самых молодых и здоровых скармливают «длинным свиньям». Мясо этих тварей, откормленных человечиной и свежими фруктами, удивительно приятно на вкус.

Банда Кима распадается. Он отправляется с тремя парнями в ресторан на вершине утеса, который нависает над долиной в том месте, где река становится шире. Он видит в отдалении шлюпки, изящные аутригеры70 с тонкими корпусами из твердых пород древесины и разноцветными парусами. Он заказывает графин метаксы, сухого ароматного бренди, который ароматизируют гранатовым соком… Официант встречает их улыбкой дикого пса и говорит: «Сегодня вечером у нас длинная свинья», – и возвращается через час с аппетитным поросенком, покрытым румяной корочкой, из-под которой течет жирный сок и виднеется розовое мясо… Они завершают трапезу местными апельсинами, растущими на бедных почвах на склонах холмов и поэтому имеющими специфический пряный привкус душистых трав, согретых полуденным солнцем. Они откидываются на спинки и рыгают, а тем временем сумерки, словно голубая пыль, медленно заполняют долину.

Ким лениво размышляет о своей миссии, о том, что он должен отыскать недостающее звено, то, с которого началась история человеческой речи… И о забытых племенах в отдаленных долинах, которые по-прежнему используют гортань в качестве полового органа… «Чем-то похоже на отвратительных золотых рыбок, – думает Ким, – которые целуются, впиваясь друг другу в холодные губы». Первые слова были невыразимо непристойны… Именно поэтому, за исключением тех самых отдаленных долин, они уже миллионы лет нигде более не звучат… Ким вспоминает одну историю.

Гончие Тиндалоса71, март 1929 года… В нашем языке нет слов для их описания… смутные намеки на них содержатся в мифах о грехопадении… непристойные древние таблички… У греков для них существовало специальное имя, которое скрывало их грязную суть… Дав чему-либо имя, вы тем самым отнимаете у него силу, в данном случае силу их гнусной сущности, в которой заключена суть их существования… Они слишком ужасны для того, чтобы называть их по имени или смотреть на них… Если ты сможешь взглянуть Смерти в глаза, та она потеряет свою силу и не сможет одолеть тебя. Quien es? Если ты требуешь у Смерти предъявить верительные грамоты, ты – труп. Фотография в ее паспорте – твоя посмертная маска, добраться до этих чертовых гончих, той жуткой и страшной тайны. Воистину нечто ужасное и невыразимое произошло в начале начал. Не было слов в начале каких начал? В начале тех начал, когда произошло ужасное и невыразимое, а как еще? До времени произошло ужасное и невыразимое, породившее время, а с ним вместе – и все обрушившееся на нас дерьмо… Семена греха до сих пор таятся в темных закоулках, алчущие и жаждущие… В белом сиянии, которое не было светом, в кричащем молчании я услышал их дыхание, ощутил его у себя на лице…

Дела идут все хуже и хуже, надо быть психом, чтобы захотеть вновь родиться на свет. Мы будем толкать перед собой тележки для покупок, полные каких-нибудь бумажек вроде денег, и нужно будет тратить все больше и больше чтобы приобретать все меньше и меньше и то же самое с документами их требуют все больше и больше чтобы доказать все меньшее и меньшее простаиваешь днями в конторах чтобы получить справку, но бюрократия сжевывает все больше и больше капусты из карманов налогоплательщика и гадит все новыми и новыми законами, пока твое разрешение на ношение оружия не окажется погребенным под кучей дерьма. У тебя нет формы 4F-Q, считай у тебя ничего нет, даже меньше чем ничего, и даже если у тебя этого нет, они все равно придут и заберут даже то, чего нет.

Я умчался от них на квинтильоны лет, но они учуяли меня и там. Они алчут чистого, неиспорченного… но при этом все, что не запятнано грехом, это они презирают. Они есть то самое, что отделилось от чистоты в самом начале начал… они по природе своей грязны – пожирающие нечистоты, раболепные, порочные, льстивые твари, вот кто они такие, сосуды всяческого беззакония. В этой Вселенной существует только чистое и грязное… Грязное алчет чистоты, но понимает лишь как пищу, которую можно пожрать, чистое же время от времени мечтает об искупительной капле грязи. И это беспокоит тех, кто нечист.

– Ах, дорогуша, ты, наверное, внутри такой порочный и уродливый, бедняжка ты моя несчастная…

Грязное выражает себя через углы. То есть это как?

Человек, чистая его часть, происходит от кривой. А теперь какую такую кривую швыряешь ты нам, Чамберс? Срамную кривую?.. Я не намереваюсь оставаться и слушать подобную чушь… Продолжительный отдых в хорошем санатории должен принести тебе неизмеримую пользу.

– Нужно держать их вне этого мира. Они могут проникнуть к нам только посредством углов… Мы должны устранить все углы в этой комнате… Великая Мать, спаси меня от гончих… Пошли их назад – ненасытных, рычащих, обозленных – в нечистоту, которая существовала в начале до сотворения времени и пространства… Благодарю за помощь… резкий тошнотворный запах… да я от тошноты прямо-таки пополам сложился, сэр, словно меня кулаком в живот ударили, ну тут меня сразу же и вывернуло, сэр, как можно отличить настоящего джентльмена – настоящий джентльмен всегда щедрый.

Репортер неохотно расстается с десятью шиллингами.

Он лежал нагишом, его грудная клетка и руки были покрыты голубоватой слизью, которая пахла так, как могло бы пахнуть гнилое олово. «Берегитесь Дойлзов. Они могут помочь им проникнуть сюда, вы, разумеется, в курсе, кто они такие. Сатиры могут помочь. Они могут войти сюда через алый круг, греки знали, как бороться с этим. Боже милостивый, штукатурка осыпается… В комнате темнеет… их языки…»

Киму хочется в туалет по-маленькому. Он осторожно выползает из гамака, подбирает ботинки, вытряхивает из одного скорпиона и прибивает тварь тяжелой подошвой. Затем надевает ботинки и выходит из дверей под яркий свет луны, в одних трусах и ремне, на котором болтается револьвер 44-го калибра. Стоя лицом к утесу, он мочится в серебрящийся поток. Ночной воздух, ароматный и холодный, овевает его тело. И в тут же секунду раздается собачий лай, кто-то идет. Другие мальчишки вскакивают из гамаков, сжимая в руках готовое к бою оружие. Дом огорожен живой изгородью из кактусов. Узкая калитка из колючей проволоки.

– Разведать и доложить. Интересно, с чего это они не на шутку растявкались?

вернуться

70

Разновидность морской парусной шлюпки.

вернуться

71

Название рассказа американского писателя Г. Ф. Лавкрафта (1890-1937), далее следует нарезка с обильными цитатами из этого произведения.

51
{"b":"3361","o":1}