ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Озеро пусто, пристань для яхт обветшала. Несколько разрушенных остовов заполнены водой. Я сажусь в алюминиевую шлюпку и выгребаю на середину неподвижной черной водной глади. Яростные атаки визжащих демонов с картин Босха чередуются с нападениями красношеих линчевателей негров, гомофобов и рычащих псов… колючая проволока… собаки… вышки… Achtung! Пулеметный огонь… застряли в старых военных фильмах.

Я вспоминаю игру, в которую в детстве мы играли в школьном автобусе:

Первый ребенок: «А я к тебе домой мокасиновую змею подброшу!»

Второй ребенок: «А я твоей матери в электрическую грелку кобру засуну!»

Первый ребенок: «А я серных вдов напущу в сортир твоей бабушки!»

Второй ребенок: «А я подкину пиранью к тебе в ванну!»

Первый ребенок: «А я подолью серную кислоту в твое полоскание для рта!»

Второй ребенок: «А я добавлю азотную в твои глазные капли!»

Чудеса изготовляются из самых неподобающих компонентов. К тому же они – крайне опасное оружие Когда пропала уже всякая надежда, чудо становится последним средством, к которому мы прибегаем.

Есть только две эпохи – Эпоха Чудес и Эпоха Тотального Антиволшебства, Античуда – полностью предсказуемая причинно-следственная вселенная, которая на полных парах мчится в Великое Ничто.

Оргоновые генераторы, арестованные полицией. Кровоточащий Христос, время подходит к концу Ползучая победа термодинамики.

Чудо Белого Кота:

У Белого Кота имеются миллионы заступников, которые будут биться за него, жертвуя собой.

– Долой Правление!

– Долой Ядерный Заговор!

– Выйдите к нам и объясните, чем вы там занимаетесь!

Мякиш подпрыгивает:

– Да вы, наверное, собрались погубить нашего Белого Кота?

Сейчас Мякиш лежит у меня на коленях и громко мурлыкает. Он очень любит ласку, мой маленький шоколадный Мякиш.

Неожиданный ингредиент? Чем может быть опасен старик-кошатник? Опасность грозит всегда оттуда, откуда ее меньше всего ждешь. Огромные черные коты жадно лижут Млечный Путь.

Выползайте из-под стола, члены Правления: настало время лицом к лицу встретиться с Белым Котом и теми, кто за ним скрывается.

Неужели они боятся безвредного, неизбежного кота? Нет. Боятся они тех Богов и духов, которых Белый Кот воплощает. «Кот – это сам Ра во плоти». И еще есть много других невидимых сил – сил, которые они считали уничтоженными, выведенными из игры или взятыми в окружение.

– Скажу вам, что я думал – сквозь такую блокаду ничто не прорвется… и никто… но вот он здесь… Белый Кот.

Кот, светящийся безжалостным белым пламенем: вот из тьмы высвечиваются секретные файлы и донесения, вот – директивы и меморандумы, вот все тайное становится явным. Ни одного неосвещенного угла. Власть, оказавшись на свету, сморщивается и. тает.

Свет пролит на дезинформацию и на планы по эвакуации ограниченного персонала, немногих избранных, которые должны выжить после ими же развязанной планетарной катастрофы.

Операция «Клипер»: космический парусный корабль, приводимый в движение потоком излучения, возникшего в результате взрыва, который превратит Землю и всех ее обитателей в дымящийся пепел. Все эти сведения – плохой пиар, совсем никудышный.

Эй Джей Крамп был филантропом. Был он им ж всегда. За многие годы до своего обращения он пришел к выводу, что лучше платить зарплату другим чем получать ее самому. Он был таким скрягой, что не захотел платить даже бухгалтеру, и вел все счета сам в огромных гроссбухах, хранившихся в его гряз ной конторе, откуда он ворочал многомиллионными делами своей торговой сети, охватившей всю страну от побережья до побережья. Как-то в Рождество, просматривая гроссбухи, он развил свой предыдущий вывод: лучше давать деньги другим, чем делать их самому.

И тогда он основал Фонд Крампа. Первым делом он построил на свои деньги турецкие бани с поилкой для лошадей перед входом. Зачем он их построил? Он что, был чистюлей, этот старичок? Нет, чистюлей он не был, и даже никогда не принимал ванну из страха, как бы чего не вышло. Но он любил чистоту в других А почему поилка для лошадей? Он что, любил животных? Нет никаких причин считать, что он их любил хотя прилюдно он никогда не обидел ни одного животного.

И это было далеко не все, что он сделал для города. Еще он основал приют для бездомных животных. Особенно он любил кошек. И он никогда не практиковал эвтаназию. «По-моему, вряд ли можно помочь кошке, убив ее». Когда соседи приходили пожаловаться на то, что сбежавшие из приюта кошки охотятся на птиц, он разместил по всему городу сотни птичьих кормушек. А еще он организовал приюты и суповые кухни для бездомных. Во всех этих заведениях на стене висит портрет учредителя в полный рост.

Таким образом, он практически освободил себя от уплаты налогов. Дом, в котором он жил, стал именоваться Институтом международного питания, специализирующимся на пищевых пакетах, содержащих витамины, минералы и протеины в специальной «крамповской» упаковке размером не больше пачки сигарет и поэтому очень удобной для раздачи.

Сегодня Рождество. Старый Крамп сидит и вспоминает прошедшие рождества. Что ж, ему всегда нравилось отдавать все другим. Конечно, состояние при этом тает в размерах, но затем все возвращается обратно в виде сложных процентов.

Рождественский подарок… он поглаживает белого кота, лежащего у него на коленях. Сколько еще рождественских дней впереди…

Где-то лет пятнадцать тому назад я придумал телевизионное шоу под названием «По первому зову». Герои шоу должны были появиться в студии и ответить на целую кучу трудных и очень личных вопросов. В качестве героев могли бы выступать как знаменитости, так и никому неизвестные персонажи. Если приглашенный в студию человек отказывался прийти или не приходил вовремя, вместо него на те же самые вопросы отвечал похожий и соответствующим образом одетый статист-двойник. Не будь статистом. Явись, если тебя позвали.

Эта идея оставалась безо всякого применения вплоть до нынешнего утра. Иногда случается так, что средства массовой информации способны довести нервную систему субъекта до такого состояния край него возбуждения, что с ним случается сатори. Это так называемое Психанутое Сатори, и оно является одним из труднейших путей к постижению истины чему свидетель Эзра Паунд. Никто в здравом уме не станет благодарить раздражавшую плоть песчинку за то, что она породила жемчужину. Более того, наверняка никто это и не станет делать, в ужасе отшатнувшись от откровения, порожденного подобной при чиной.

Нынешним утром я придумал телепередачу, основанную на идее Белого Кота. Белый Кот символизирует серебристый свет луны, проникающий во вес закоулки небес и очищающий их от тьмы к приходу нового дня. Белый Кот именуется санскритским словом Маргарас, которое означает Охотника, Исследователя, Следопыта – Того, Кто Идет По Следу. Он также убийца сил, таящихся во мраке. Все тайны и мотивы и сущности становятся явными в ослепительном серебряном сиянии Белого Кота.

Передача могла бы называться «Кошачий глаз». Ее участники один за другим предстают перед Кошачьим Глазом. Это немного похоже на старую игру «Прав да или штраф». Организовано это следующим образом: допустим, в Уорвике, штат Род-Айленд, живет какой-нибудь бесполезный засранец, который убил бродячую кошку, сварив ее заживо в микроволновой печке. Мы устанавливаем его имя и адрес. Мы фотографируем его дом и его самого. Мы берем интервью у его соседей.

А затем мы вызываем его на нашу передачу. ПРАВДА. Он, разумеется, отказывается. ШТРАФ. Мы показываем его по телевизору. Мы используем для этого отталкивающего двойника-статиста. Мы показываем его фотографию. Мы показываем его дом. Мы приглашаем зрителей звонить по телефону и комментировать увиденное. Лучше бы он пришел на передачу. Штраф может оказаться таким, что жертве этого не пережить. Ей приходится переезжать в другой город. Менять имя. Но Белый Кот все равно найдет его. Мы никогда не оставим его в покое.

47
{"b":"3362","o":1}