ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Необожженный кирпич. Просто большие глиняные кирпичи, высушенные на солнце.

Он понимающе кивнул, но затем нашел, к чему придраться.

— В здешней архитектуре не видно никаких особенных изысков, — заметил он со смехом. — Единственная попытка украшения — вон тот парапет с амбразурами на крыше дома, но он ничего не прибавляет к облику этого места.

Диана сочла его критицизм дурным вкусом. Да и вообще манеры этого деятеля что-то не слишком напоминали манеры человека, который никогда не видел имущества и впервые знакомится с ним. В его тоне отчетливо слышались собственнические нотки. В душе это возмутило Диану, но она решила выждать и сохранила внешнюю корректность.

— Вы бы поняли, как много этот парапет прибавляет месту, если бы вам посчастливилось находиться здесь во время налета апачей. Он строился вовсе не как украшение.

Корсон даже присвистнул.

— Не хотите же вы сказать, что здесь настолько опасно! Это же, в конце концов, не осажденная крепость!

— Конечно, в большинстве своем они уже давно сошли с тропы войны, — заверила его Диана. — Однако со времени постройки дома этот парапет использовался в боевых целях не раз и не два. Никто не гарантирует, что в любой момент они не объявятся снова во всеоружии. Может, этот дом не столь привлекателен с эстетической точки зрения, как вам хотелось бы, но уверяю вас, мистер Корсон, что с другой точки зрения он хорош. Этот дом — отличный укрепленный пункт. Когда за любым углом вы можете наткнуться на индейского лазутчика, то будете рассматривать архитектуру именно с такой точки зрения, мистер Корсон.

— Вы думаете, существует реальная опасность их нападения? — довольно нервно спросил молодой человек.

— Безусловно, здесь никогда не бывает полной безопасности, — ответила Диана. Она видела, что гость испуган, и дух озорства подсказал, как она может отомстить за бестактную критику дома, любимого ею с детства. — Вы же знаете, что всего несколько недель назад моего отца убили апачи.

Корсон заметно приуныл. Его дальнейшие суждения о доме к которому они приближались, уже не были определены соображениями архитектурного вкуса.

— Я смотрю, у вас толстые жалюзи на всех окнах, — сказал он. — Надеюсь, вы запираете их на ночь?

— О Боже! Разумеется, нет! — воскликнула Диана, расхохотавшись. — Исключительно во время пыльных бурь или нападения индейцев.

— А если они нагрянут неожиданно?

— Тогда есть шанс увидеть пыль или индейцев внутри дома.

— Думаю, пока мисс Мэнил здесь, лучше будет запирать их на ночь, — потребовал Корсон. — Я боюсь, что иначе она будет нервничать.

— Ваши комнаты на втором этаже, — успокоила его Диана. — Разумеется, вы можете держать их крепко запертыми. Думаю, вам будет достаточно свежего воздуха из окон патио. Ночи здесь в основном прохладные, но мне, знаете ли, душно спать, когда все закупорено.

— Посмотрим, — только и ответил Корсон, но что-то в его тоне ей опять не понравилось. В любом случае после этой непродолжительной беседы Диана Хендерс была более чем убеждена, что мистер Морис Б. Корсон ей совершенно не по вкусу.

Когда часом позже они сели ужинать, Лилиан Мэнил вопросительно посмотрела на свою кузину.

— А где же мистер Колби? — полюбопытствовала она.

— Полагаю, ест свой ужин, — ответила Диана.

— Разве он ужинает не с нами? Он показался мне очень приятным молодым человеком.

— Он, конечно, весьма приятный молодой человек, — согласилась хозяйка. — Но здесь так заведено, что рабочие едят отдельно от хозяев. Тем более что женщины портят им аппетит. Как вы думаете, дорогая кузина, чем это мы внушаем им такой ужас?

— Но мистер Колби показался мне весьма непринужденным и легким в общении человеком, — настаивала Лилиан.

— Хол, конечно, отличается от других. Но сам факт, что он — бригадир, принуждает его ужинать вместе с другими рабочими. Таков обычай.

— Кстати, мистер Бык тоже оказался весьма непринужденным парнем, стоило только расшевелить его. Он, конечно, не особенно разговорчив, но мне показалось, что он совершенно меня не боится.

— Бык вообще ничего не боится, — заверила ее Диана. — Однако я поражена другим. Если вы, кузина, смогли заставить его разговориться, значит, вы обладаете удивительной властью над мужчинами. Я редко когда добивалась от него более дюжины слов за один раз.

— Да уж. Что-что, а обращаться с мужчинами я умею, — самодовольно заметила Лилиан.

— Боюсь, вы найдете Быка не особенно чувствительным, — произнесла Диана с некоторой долей сарказма.

— О, не думаю, — парировала мисс Мэнил. — Он уже обещал учить меня верховой езде и стрельбе.

Некоторое время после этого Диана ела молча. Она уже начала сомневаться, а нравится ли ей кузина Лилиан. Но в конце концов она все же решила, что кузина ей, безусловно, нравится, отбросив все сомнения как глупость чистой воды.

— Сегодня в дилижансе я встретил старого приятеля, — чуть погодя заметил Корсон.

— Как это приятно! — Диана учтиво подняла брови.

— Действительно приятно. Я не видался с ним уже пару лет. Джефферсон Уэйнрайт, чудесный парень, мой собрат по университету. Я был курсом старше его, но мы регулярно встречались на спортивных состязаниях в Гарварде. Его отец тоже прекрасный человек. К тому же у него горы «длинных зеленых».

— Это он нам говорил, — протянула Диана.

— О, так вы с ними знакомы? Они ничего не сказали об этом.

— Я их встречала. Мистер Уэйнрайт-старший собирался купить наше ранчо.

— Да? Припоминаю, он что-то говорил об этом. И почему же вы отказались продать?

— Он предложил слишком мало. Это одна причина, а вторая заключается в том, что я вообще не собираюсь никому уступать свои имущественные права.

В этом месте Корсон и мисс Мэнил обменялись мгновенными взглядами, и это не ускользнуло от Дианы.

— И сколько же он вам предложил? — спросил Корсон.

— Двести пятьдесят тысяч долларов.

— Но это, как мне кажется, вполне справедливые деньги.

— Это просто смехотворная цена, мистер Корсон, — ответила девушка. — Если вы хорошо осведомлены о делах мисс Мэнил, то должны понимать это не хуже меня.

— Я отлично знаком с делами мисс Мэнил, — слегка обиженно ответил ньюйоркец. — Из ваших ответов я делаю вывод, что знаком с ними куда ближе, чем вы.

— Тогда вы должны знать, что одна только скотоводческая ферма стоит в три раза дороже — это если вообще не брать в расчет прииск.

Корсон покачал головой.

— Боюсь, что вы находитесь слишком далеко от финансового центра страны, чтобы иметь полную и объективную информацию о ценах. Сейчас беговые лошади фактически вообще перестали котироваться на рынке домашнего скота. Еще счастье, если в ближайшем году нам удастся окупить затраты, а уж о прибыли и мечтать не приходится. Что касается прииска, то нечего и говорить, что он уже почти выработан. Затраты на его дальнейшую эксплуатацию совершенно бессмысленны. Было бы большой удачей получить за весь этот бизнес двести пятьдесят тысяч долларов. Но я сомневаюсь в том, захочет ли старый Уэйнрайт повторить свое предложение. Это очень практичный и рассудительный деловой человек.

Диана Хендерс ничего не ответила, но ей стало любопытно, откуда этот Морис Б. Корсон столько знает о рынке домашнего скота и о прииске. Почему-то она была склонна думать, что он знает даже больше, чем обнаружил своими словами.

В это время пансионеры Мэри Донован собрались за ее широким столом. Мак Гербер и Джим Уэллер с подозрением косились на Быка. Их настроение было таково, что дело могло дойти до открытого столкновения, если б им только удалось добиться поддержки Хэма Смита. Но Хэм Смит не искал проблем. Он сердито смотрел в свою тарелку и в душе ненавидел Быка. Со своей стороны Дикий Кот Боб давился супом и ненавидел Хэма Смита. В общем, все ненавидели друг друга в меру своих сил.

Оба Уэйнрайта старались пореже поднимать глаза от еды. Они боялись встретиться взглядами с человеком, который выгнал старшего из них с ранчо Хендерсов. Это происшествие до сих пор жестоко терзало сердца обоих. Бык, как обычно, бессловесный, ел с видом льва, вынужденного находиться в компании шакалов. Мэри Донован неподвижно застыла в дверях. Бык положил ложку, залпом выпил стакан воды и встал.

24
{"b":"3363","o":1}