ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Думаю, Хол прав, — согласился Хэм Смит. — Все вы, господа, знаете, как чертовски хитра эта парочка. Вы только вспомните, сколько времени я уже охочусь за ними! Просто оставьте это Холу, и я уверен, что он возьмет их.

— Прекрасно! — сказал Корсон. — А после этого мы уж как-нибудь схватим остальных трех. Нужно заманить их в город по одному. Впрочем, мне ли объяснять вам, джентльмены, как это делается? Имейте в виду, что я заплачу по тысяче долларов за каждого, если они больше не будут нас беспокоить.

Утомленная дневными волнениями, Диана ушла в свою комнату сразу же после одинокой вечерней трапезы. Напряжение последних часов взвинтило ее нервы до предела, и теперь, когда появилась возможность расслабиться, на нее словно в отместку навалились усталость и подавленность. Она была слишком слаба даже для того, чтобы раздеться. Девушка опустилась в мягкое кресло и долго сидела с откинутой назад головой и прикрытыми глазами.

Ее окно, выходящее на двор ранчо и лошадиный загон, было широко открыто, впуская прохладный воздух летней ночи. Лампа, горевшая на прикроватном столике, отбрасывала золотой отблеск на ее распущенные волосы и безупречный профиль.

Неожиданно возле дома появилась какая-то фигура. Человек осторожно двигался вокруг здания, пока не оказался среди деревьев под самым окном Дианы. Взглянув вверх, мужчина смог различить очертания ее лица над подоконником. Мгновение он смотрел на нее, потом внимательно огляделся, словно хотел увериться, что поблизости никого нет. Через какое-то время, поначалу робко и тихо, в ночной тиши раздалось нежное пение жаворонка. Глаза Дианы мгновенно открылись, она сосредоточенно вслушалась. Через минуту короткая сладкозвучная мелодия повторилась вновь. Девушка вскочила, собрала волосы в узел и побежала вниз по лестнице, через холл, в офис. Когда она подбежала к дверям, сердце ее билось чуть более бурно, чем обычно. Без всякого колебания она ступила в ночной мрак. У крыльца стоял высокий широкоплечий мужчина.

— Бык! — воскликнула она тихим шепотом.

Мужчина стянул с головы широкое сомбреро.

— Добрый вечер, сеньорита! — сказал он. — Я не сеньор Бык — я Грегорио.

Диана Хендерс отпрянула. Она уже успела снять пояс и револьвер. Она была так уверена, что это Бык, и питала к нему такое доверие, что вовсе не подумала о том, что безоружна. Разве может быть лучшая защита для девушки, чем Бык?

— Что вам здесь нужно, Грегорио? — спросила она.

Мексиканец почувствовал ее смущение, заметил, как она в ужасе отпрянула, и улыбнулся. Его вовсе не оскорбляло то, что она его опасалась. Он стал тем, чем был, именно внушая людям страх, и был даже горд тем, что объявлен вне закона, и тем, что гринго за ним охотятся. Ему нравилось, что они уважают если не его самого, то его дерзость и меткую руку.

— Не бойтесь, сеньорита, — улыбнулся он. — Меня послал к вам сеньор Бык. Он передает вам письмо. — Бандит достал длинный широкий конверт. — Прочтите его и спрячьте так, чтобы никто не мог найти. Он сказал, что вы знаете, как воспользоваться этим.

— Почему сеньор Бык не приехал сам? — спросила она, принимая протянутый конверт.

— Как я могу знать, сеньорита? — ответил разбойник. — Должно быть, решил, что вы не захотите видеть здесь Черного Койота. Он понял, что вы узнали его сегодня, увидел по вашим глазам.

Она помолчала, придумывая ответ на эту тираду, но так ничего и не сказала, лишь спросила:

— Это все, Грегорио?

— Все, сеньорита.

— Тогда спасибо — и прощай. Передай мою благодарность сеньору Быку. И еще скажи ему, что, когда он сможет вернуться, его ждет здесь работа.

Грегорио низко опустил шляпу, кланяясь, и скрылся в тени. Диана задумчиво вернулась в офис, едва не забыв закрыть за собой дверь. Войдя в свою комнату, она поставила кресло рядом с лампой для чтения и, усевшись в него, исследовала конверт, врученный ей Грегорио.

Письмо было адресовано Морису Б. Корсону! «Как оно могло оказаться у Быка?» — тупо спрашивала себя Диана, все еще не желая согласиться с тревожной истиной. Но никуда не денешься — это была часть почты, доставшейся ему после ограбления дилижанса.

Девушка вздрогнула и отодвинула конверт прочь. К тому же она заметила, что он вскрыт. Это сделал Бык. Или Грегорио? Долгое время она сидела, уставившись на конверт и ни на что не решаясь. Могла ли она прочитать письмо, если оно было предназначено не ей?! Разве возможно было для нее, Дианы Хендерс, поставить себя на одну доску с Черным Койотом и прочесть чужое письмо? В этом случае она стала бы таким же вором, как и он. Наиболее правильно и честно было бы как можно быстрее доставить письмо в руки Корсона. Не могла же она стать соучастницей преступлений Быка, почти членом его шайки!

Она положила конверт на стол, почти бросила, словно это была какая-то нечистая вещь, и надолго погрузилась в тяжкие раздумья. Время от времени глаза ее возвращались к письму. Казалось, эта вещь болезненно притягательна для нее. «Что там, внутри?» — спрашивала себя девушка и в смущении отбрасывала этот вопрос. Содержание письма должно касаться ее лично, иначе Бык не передал бы его ей. Тем не менее следует послать его Корсону — завтра же утром. Однако… однако Бык не мог потребовать, чтобы она читала что-то, не имеющее к ней отношения.

Она встала и начала раздеваться. Несколько раз она подходила к столу и долго смотрела на конверт. Уже в ночной рубашке, подойдя загасить лампу, она несколько минут, как завороженная, изучала адрес и вновь подумала, что Бык не отдал бы ей этого письма, если бы считал, что его прочтение как-то повредит ей. С этой мыслью в голове она выключила свет и легла в постель.

Час или более того Диана Хендерс беспокойно металась в кровати, не в силах сомкнуть глаза. Конверт, лежащий на прикроватном столике, неотступно преследовал ее. Это было чужое письмо! Оно принадлежало Морису Б. Корсону! Если бы его обнаружили у нее в руках, она оказалась бы виновна точно так же, как грабитель, вынувший его из мешка с почтой Соединенных Штатов! Ее могли посадить в тюрьму! Тем не менее эти мысли почему-то не так уж пугали ее.

Что же там, внутри? Что-то, касающееся собственности, которую хотят отнять у нее. Теперь она была в этом уверена. Они, а не она, были ворами! Разве не справедливо — так или иначе попытаться разрушить их нечестивые планы?

Внезапно она вспомнила слова Мэри Донован. Дьявола изгоняют огнем!

Диана сбросила одеяло и опустила ноги на пол. Когда она зажигала лампу, сомнения полностью покинули ее душу.

Она взяла конверт и извлекла из него три бумаги. В первой она обнаружила краткое письмо о пересылке нотариально заверенных документов, подписанное клерком из конторы Корсона. Второй документ она прочла особенно внимательно. Это было завещание Джона Мэнила — то второе завещание, которое Корсон объявил несуществующим. Она прочитала его почти по слогам и, слово за слово, поняла, что это точная копия последнего завещания отца, за исключением имени в конце бумаги. Присутствовал в нем и пункт о передаче собственности одновременно и поровну всем наследникам в случае преждевременной смерти ее отца.

Внезапно Диана ощутила прилив такого восторга и такой свободы, каких не испытывала с тех пор, как умер отец. Теперь она могла бороться с ними. Она имела нечто, с чем была не безоружной девочкой, а равным по силе соперником и даже более того. Теперь Лилиан Мэнил могла претендовать лишь на то, что принадлежало ей в действительности.

Конечно, равномерное разделение собственности могло повлечь за собой многие неприятные формальности и усложнить ведение дел. Но, по меньшей мере, теперь они не могли отнять ее собственную долю. Они могли продать свою половину — и, наверное, продадут — Уэйнрайтам, которые, разумеется, отвратительны. Но во всяком случае, она оставалась на своей земле и при своих правах, и ей было почти безразлично теперь, кто будет владеть другой половиной.

Отложив завещание в сторону, она обратила внимание на третью бумагу. Это было письмо, написанное характерным почерком ее дяди и адресованное покойному отцу.

43
{"b":"3363","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Не смогу жить без тебя
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Дом напротив
Рестарт: Как прожить много жизней
Кофе на утреннем небе
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!