ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всадники в масках напали внезапно, выскочив со дна высохшего оврага. В мгновение ока они окружили Диану и ее телохранителя. Верный неписаному кодексу своей должности и своей эпохи, Айдахо бросился на защиту дамы. Но счет был слишком очевидно не в его пользу, даже будь он не один. Заговорили револьверы, и за свое рыцарство он был сбит с седла и оставлен умирать на выжженной земле, а его противники умчались на юг, увозя с собой Диану.

Пришла ночь, но всадники продолжали свой путь. Двое скакали впереди Дианы, четверо — позади. Они ехали быстро, не жалея лошадей. Приняв во внимание этот факт и определив направление, куда они двигаются, Диана поняла, что их путь лежит к границе. Впрочем, где-то в горах они перешли на медленный шаг и около девяти устроили краткую передышку. В этом месте была вода, которой смогли освежиться лошади и их хозяева.

Поначалу Диана пыталась расспросить об их намерениях, но они отказывались отвечать, куда ее везут, и в конце концов проклятиями и угрозами вынудили ее замолчать. Никто из них не открывал лиц, пока темнота полностью не скрыла их черты. Это, как и почти не нарушаемое молчание, убедило ее в том, что похитители боятся быть узнанными. Значит, они были рекрутированы где-то поблизости, может быть, из числа ее соседей.

У Дианы возникло неприятное подозрение, что завсегдатай «Приюта Хэма» мог бы узнать их всех. В таком случае, похищение было спланировано или по меньшей мере допущено шерифом. Это было, конечно, немыслимо, но не противоречило предыдущему выводу, что похитители выполняют распоряжение Корсона.

Об их целях она не имела ни малейшего представления. Возможно, ее хотели на время перевезти в некое тайное место, где она больше не могла бы мешать планам ньюйоркца. Но у них могли быть и более дурные намерения. Она знала, что Корсон никогда не сможет спокойно владеть «Заставой Y», пока она жива, и отдает себе в этом отчет. Но хватит ли у него смелости разделаться с ней?

После полуночи они перевалили через вершину в таком месте, где не могло остаться даже намека на какой-либо след, и оказались на крутом опасном склоне лесистого каньона. Дюжину раз жизнь девушки была в опасности. Ее единственным телохранителем была ловкость и устойчивость Капитана. Получасом позже каньон расширился, образовав небольшой горный карман. Здесь они вновь остановились. Во мраке глубокой и узкой горной теснины ее глаза наконец различили очертания небольшого домика.

Мужчины спешились. Один из них предложил Диане тоже спуститься и, когда она сделала это, грубо взял ее под руку. «Идем со мной!» — хрипло сказал он и отвел ее в хижину. Чиркнула спичка, осветив единственную бедно обставленную комнату. Стол, несколько скамеек и пара коек были на скорую руку сколочены из обрубков деревьев, растущих вокруг хижины. На столе стоял подсвечник со свечой, которую парень тут же зажег. С краю находился закопченный очаг, над ним — длинная полка с множеством коробок и бидонов. На колышках и гвоздях с обеих сторон от очага висела грубая кухонная утварь — сковорода, кастрюля, кофейник. Большой котелок для кипячения воды был наполовину зарыт в пепел очага.

Вошли остальные мужчины. Все они снова были в масках. Один взял котелок, вышел наружу и в скором времени вернулся с водой. Другой принес дров, третий начал готовить еду. Они привезли с собой некоторое количество муки и бекона. В бидонах над очагом нашлись соль, сода, перец и сахар, а также кофе и чай.

Аромат готовящейся еды заставил Диану почувствовать, как она голодна. Надо сказать, ее положение, хотя и тяжелое, пока еще не достигло той точки, которую она сочла бы опасной. Отношение к ней этих людей было довольно-таки неприязненным, но ни разу не становилось действительно угрожающим. То, что они делали, очевидно, совершалось лишь под давлением приказа, отданного кем-то, кто не принимал в похищении никакого участия и даже не присутствовал на месте событий.

Диана Хендерс была более или менее знакома с этими южными горами и быстро поняла, что прежде никогда не оказывалась в этом месте. Это была идеальная возможность совершить преступление и уничтожить или скрыть все его следы.

Девушка отбросила неприятные мысли и обратила внимание на бекон, шипящий на очаге. Он наполнял комнату восхитительным запахом. Ей выдали порцию, и, сидя на одной из примитивных коек, она жадно уничтожила ее. Страхи ничуть не испортили девушке аппетит. Да и вообще она ничем не показывала, что боится — неважно, самих ли похитителей или той судьбы, которая ей уготована.

Когда ужин был закончен, один из мужчин встал и вышел из домика. Из односложной беседы девушка поняла, что его посылают назад по пройденному пути в какое-то место, где он должен был стоять на часах. Казалось, они вовсе не ожидают преследования и принимают эту меру предосторожности лишь исходя из полученного приказа или разработанного заранее плана.

После ужина похитители немного покурили, а затем один за другим повалились спать на грубые доски. Они расположились так, чтобы девушка не могла подойти ни к двери, ни к единственному окну, не потревожив кого-либо из них. Человек, ложившийся последним, задул свечу. Диана Хендерс во всю длину вытянулась на грубом настиле одной из кушеток и попыталась уснуть. Сколько-то времени она пролежала без сна, но в конце концов провалилась в легкую дремоту, от которой очнулась около трех часов утра, услышав стук копыт рядом с домиком. Раздались приглушенные мужские голоса. Внезапно девушку охватило предчувствие близкого спасения. Она услыхала, как открылась дверь. Мгновенно двое из спящих на полу проснулись и сели.

— Кто там? — спросил один из них.

— Свои, — ответил один из вновь прибывших. — Будите остальных — нам пора убираться отсюда. — Он шагнул к столу, чиркнул спичкой и зажег свечу. В ее неярком свете Диана узнала силуэт того человека, которого отправили стоять на часах. Другой человек, приехавший с ним, был Хол Колби.

— Убери свет, чертов придурок! — заорал один из разбуженных людей. — Ты что, хочешь, чтобы девчонка узнала нас всех?

Свет был сразу же потушен. Хол Колби шагнул в ее сторону.

— Все в порядке, Ди, — произнес он. — Я пришел за тобой.

— Кто-то идет за нами по следу, — сообщил часовой товарищам. — Колби обогнал их кратчайшим путем. Он ехал за ними около часа и говорит, что их трое. Нам надо уходить.

Похитители в спешке поднялись и отправились за лошадьми. Колби взял Диану под руку.

— Идем, — сказал он. — Я вытащу тебя отсюда.

— А зачем мне уходить, если кто-то едет, чтобы отнять меня у этих людей? — спросила она.

— Но я-то здесь, — заявил Колби. — Я заберу тебя с собой, Ди. Пойдем, мы должны спешить.

— Нет, я остаюсь здесь, — упрямо помотала она головой.

— Они не позволят тебе остаться и силой заберут с собой. Лучше тебе пойти со мной. Я твой друг.

— Ты не можешь быть одновременно их и моим другом.

— Поехали. — Он крепко взял ее под руку. — У нас нет времени валять дурака.

Она вырвалась, и они стали бороться. Когда Колби попробовал силой вытащить Диану из хижины, она ударила его по лицу крепким кулачком.

— Ты!.. — закричал он, прибавив низменный эпитет. — Черт возьми, ты у меня пойдешь!

Он поднял ее на руки и вынес наружу. Ночь шла к концу. Почти все похитители уже были в седлах лошадей.

— Где ее лошадь? — спросил Колби. Когда коня подвели, он грубо бросил девушку в седло и связал ее же собственным лассо. Затем он вскочил на свою лошадь и, ведя в поводу Капитана, устремился на юг по каменистому, заросшему лесом ущелью.

Несколькими милями западнее трое мужчин остановили коней на перевале.

— Мы опять потеряли этот чертов след, — кисло пробормотал Пит.

Бык выпрямился на своей Звездочке и откинул голову назад. Его ноздри раздулись.

— Что ты высматриваешь там, наверху? — спросил Короткий Бен. — Следы этой стаи койотов не ведут на небеса.

— Чувствуешь? — спросил Бык.

— Что?

— Запах дыма. Его несет восточным ветром. Поехали! — И он вслепую поскакал сквозь мрак, рассчитывая лишь на инстинкт и зоркость своей лошади, — на восток, к тому огню, от которого мог исходить этот слабый, едва уловимый запах горевших дров. Там, где есть огонь, должны быть и люди, — обоснованно решил Бык.

48
{"b":"3363","o":1}