ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через полчаса трое уже скользили, качались и вертелись, спускаясь по крутому склону ущелья в горную расселину, подобную чаше. Там в неясном свете раннего утра они увидели жалкую, но защищенную от непогоды хижину. Из покосившейся трубы поднималась тонкая струйка дыма. В недвижном воздухе скального кармана она поднималась наверх, к краю каньона, где ветер уносил ее на запад. Трое ковбоев спрятали лошадей среди деревьев, а сами, где прячась за кустарником, а где и ползя на четвереньках, подкрались к хижине с трех сторон. Бык вошел первым. Выпрямившись и прыгнув к входу, он ворвался внутрь маленького здания с двумя револьверами на изготовку. Но там было пусто. Последние красные угольки тлели в покрытом многолетней грязью очаге. С одной стороны валялась жирная сковорода, с другой стоял котелок, до половины налитый теплой водой. В воздухе висел тяжелый, резкий запах плохого табака.

— Они были здесь, но ушли, — подытожил Бык, когда друзья присоединились к нему.

— Они не могли уйти далеко, — сказал Короткий Бен.

Трое нашли след, ведущий по каньону, и двинулись по нему.

Несколькими милями впереди них Колби с Дианой и шестеро мужчин в масках выбрались на широкую равнину у подножия гор и здесь остановились.

— Пусть один из вас поменяется лошадью с девчонкой! — скомандовал Колби. — А потом все сворачивайте обратно на северо-запад, да не забудьте устроить в Хендерсвиле знатную попойку! Ну, Грифт, бери ее лошадь!

— Зачем? — спросил Грифт.

— Чтобы сбить со следа ее дружков, — разъяснил Колби. — Скажи им, что нашел ее коня с той стороны гор, на Западном ранчо, и пусть они ищут ее там до второго пришествия.

Грифт, удовлетворенный объяснением, спешился и взял коня Дианы, после чего она была привязана к его лошади.

— Теперь прочь! — приказал Колби. — Я сам позабочусь о девчонке. И двинулся на юг, тогда как остальные свернули на запад.

— Думаю, я их одурачил, — сказал он Диане, когда они отъехали на достаточное расстояние. Она ничего не ответила. — Те три парня идут по твоему следу, Ди, — продолжал Колби. — Они достаточно сообразительны, чтобы отличить след Капитана. Полагаю, я неплохо провел их. Грифт никогда не стал бы меняться, если б знал мои мысли.

Диана молчала. Она даже не взглянула на него. Некоторое время они ехали молча.

— Слушай, Ди! — воскликнул наконец Колби. — Ты точно так же можешь принадлежать кому-то, как твоя лучшая лошадь. Теперь ты принадлежишь мне, и я намерен владеть тобою столько, сколько мне захочется. Теперь я богат. Я получу все деньги, какие мне нужны, от Лилиан Мэнил, но люблю я только тебя. Только тебя я хочу — и собираюсь получить. После того как мне достанутся все деньги Лилиан, я брошу ее, и мы с тобой совершим путешествие. Но на какое-то время я все-таки должен жениться на ней, чтобы получить эти деньги. Понимаешь?

— Ублюдок! — прошептала Диана, содрогнувшись.

— Отлично! Если ты хочешь принадлежать ублюдку, называй меня так, — сказал он, посмеиваясь. — Потому что с сегодняшнего дня ты принадлежишь мне, и обратного пути у тебя нет. Ты думала, что отвергла меня, разве не так? Ты хотела этого грязного бандита? Ну так ты его не получишь! Если сейчас он не следует за тобой по пятам с теми тремя парнями, то уже не догонит нас даже по эту сторону границы. А уж по ту сторону он не найдет нас и за сотню лет. Он пойдет по следам копыт Капитана, пока не догонит тех ребят, и эта шайка понаделает в нем дырок. Как славно я обвел вокруг пальца все это стадо!

Взгляд Дианы Хендерс выражал неописуемое презрение и ненависть. Колби погрузился в молчание, увидев, что вовлечь девушку в разговор невозможно. Так они проехали еще с милю. Внезапно далеко-далеко на севере прозвучали слабые, едва слышные звуки перестрелки.

Бык и его товарищи атаковали шестерых похитителей без какой бы то ни было преамбулы. Ни одного вопроса не было задано. Трое просто пришпорили лошадей и обрушились на удирающих людей Хэма, которые, сделав свою работу, уже не имели ни малейшего желания вступать с кем-то в дискуссии. Подскакав на расстояние выстрела, Бык открыл огонь из одного револьвера. Первой же пулей один из преследуемых был выбит из седла. За этим последовал беглый огонь, пока в живых не остался лишь один из шести. Держа одну руку высоко над головой, он остановил свою измученную лошадь и бросил револьвер на землю. Бык остановился возле него.

— Где мисс Хендерс? — спросил он.

— Я ничего о ней не знаю. Я не видел ее.

— Врешь, — зловеще произнес Бык. — Ты едешь на ее лошади. Где она? Даю тебе пять секунд, прежде чем ты отправишься в ад!

— Колби повез ее на юг, в сторону границы! — в испуге выкрикнул Грифт. Бык удивился, поскольку оставил Черного Койота запертым в Хендерсвиле.

— Грифт, доставь эту лошадь домой, на «Заставу Y», — приказал он. — Если ты соврал мне о мисс Хендерс, или если этой лошади не будет на «Заставе Y» к моему возвращению, я сделаю из тебя шумовку. Понял? — Грифт кивнул. — Тогда пошел прочь!

После этого Бык повернул на юг. Вновь началась тяжелая, изнурительная скачка. Трое гнали своих усталых лошадей под палящим солнцем, через горячие солончаковые равнины.

— Ты сделаешь это, Звездочка. Ты сделаешь это! — шептал Бык на ухо своей лошади. — Она не может быть слишком далеко. Нет никого, кто ушел бы от нас с тобой, Звездочка, не было и не будет. Когда-нибудь мы догоним ее.

Глава 19

СКАЖИ МНЕ, ЧТО ТЫ МЕНЯ ЛЮБИШЬ

Было десять утра, когда Бык, Техасец Пит и Короткий Бен напали на след Колби. К этому времени он и его невольная спутница опережали их на добрых четыре часа. На усталых лошадях, по палящей жаре аризонского дня настичь их казалось невозможным, а ночью Колби мог уже пересечь границу.

Впрочем, для трех преследователей границы государств были такими же ничего не значащими линиями на карте, как географические широты и долготы или изотермические графики.

Незадолго до полудня они были вынуждены остановиться возле большой ямы и дали усталым коням напиться тошнотворной, но все-таки освежающей воды. В грязи на границе они различили свежие следы лошадей Колби и Дианы. Было очевидно, что они останавливались здесь на немалое время. Колби действительно не торопился, будучи уверен, что сбил ковбоев со следа. К тому же, по его расчетам, их ожидало столкновение с превосходящими силами противника, и было резонно ожидать их уничтожения до последнего человека. Преследователи позволили своим лошадям не более пяти минут отдыха, а потом снова были в седлах.

— Взгляните! — воскликнул Техасец Пит, указывая на юг. — Если это не дождь, то я годовалый младенец.

— Сезон дождей начнется не раньше чем через месяц, — заметил Бык. — Сейчас для них еще слишком рано. Но это и вправду дождь, причем дьявольский! Взгляните, какая молния! Что ж, если они еще не перебрались через «Ладошки Салли», то уже не переберутся, пока этот дождь не закончится.

— Но если перебрались, мы их уже никогда не догоним, — сказал Короткий Бен.

— Я догоню их, даже если мне придется спуститься в ад и потратить на это сотни лет, — сквозь зубы ответил Бык.

Дождь застал Колби и Диану аккурат на северной оконечности «Ладошек». На них рушились потоки воды, а иногда и сплошная масса, которая готова была раздавить их. Ливень сопровождался оглушительными раскатами грома и ослепительно яркими вспышками молнии — настоящая гроза.

В том месте, где они находились сейчас, было ужасно, но Колби знал по опыту, что в ложбине на верхнем конце «Ладошек» будет бесконечно хуже. Пришпорив свою лошадь, он перешел на галоп и заставил сделать то же самое лошадь Дианы. Он понуждал их выбиваться из последних сил, зная, что если не пересечет стремнину сейчас, за нескольких минут, то ему придется ждать дни, а может быть, и недели, по эту сторону «Ладошек».

Наконец они достигли потока. Колби увидел, как три фута мутной, бурлящей воды с безумной яростью несутся по узкому руслу меж двух отвесных глинистых стен. Его лошадь с трудом нашла затопленную тропинку, протоптанную скотом в то время, когда русло бывало сухим. Сила течения почти сбивала ее с ног, однако выносливая кобыла оказывала сопротивление потоку, упираясь в дно всеми четырьмя широко расставленными ногами. Колби, дважды обмотав свое лассо вокруг передней луки седла, тащил за собой лошадь Дианы, постоянно следя, чтобы она не отстала. Наконец, выбравшись на отмель, он обернулся и окинул взглядом взбесившийся поток.

49
{"b":"3363","o":1}