ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он врет! — закричал Корсон Уэйнрайту. — Вы что, поверите такому парню, как он? Да он уже в следующем месяце будет в государственном исправительном заведении за ограбление почтового дилижанса! Ни один суд на земле не поверит его словам.

— Сейчас я не там и туда не собираюсь, — коротко ответил Бык.

— Тем не менее ты под арестом! Прямо сейчас! — закричал Хэм Смит. — Я требую, чтобы ты корректно вел себя с представителем закона!

— Перехожу к тебе, Хэм, — как ни в чем не бывало уронил Бык. — Лучше бы тебе слинять отсюда, а то жаль на тебя патроны переводить. Грегорио все мне рассказал. Он раскаялся и хочет встать на праведный путь, и для начала составил и подписал признание, которое сделает этот климат вредным для твоего ревматизма.

— Грегорио — грязный, лживый гризер! — возопил Хэм. — Ему никто никогда не поверит. Никто никогда не находил у меня краденого.

— Не находил, — подтвердил Бык. — Но это не значит, что его у тебя нет. Почти каждая унция золота, кроме того, что вы с Колби потратили на свои нужды, и того немногого, что вы дали Грегорио, хранится в подвале под задней комнатой твоего салуна. Но я, Пит и Короткий Бен здесь, и мы присмотрим, чтобы никто не брал чужого.

— Подлая ложь! Это не так! — побледнел Хэм Смит.

— Второй раз за пять минут меня назвали лжецом, — помрачнел Бык. — Я пока молчу, потому что здесь присутствуют дамы, но я хочу попросить их выйти из комнаты, и тогда мы поговорим об этом — если вы еще будете здесь. Однако я советую вам поскорее убраться. Уэйнрайт, я видел твою коляску рядом с гостиницей. Пять человек в нее поместится. Я имею в виду тебя, твоего пижона-сынка, Корсона, мисс Мэнил и Хэма. Грузитесь в нее, и скатертью дорога — на север, на ту сторону гор. Даю вам на это пять минут, после чего я и парни начинаем стрелять. Кстати, Уэйнрайт, не забудь урегулировать с Корсоном маленькое дельце со ста двадцатью пятью тысячами. Если ты сможешь забрать их назад, мне плевать. Но если нет — так тебе и надо, потому что ты такой же крупный мошенник, как и он, разве что не такой сообразительный. А теперь убирайтесь. И побыстрее, черт возьми! — внезапно его голос из насмешливо-ироничного сделался зловещим и серьезным. Это был свирепый голос, отдающий последний приказ, не терпящий отлагательства.

Хэм Смит покинул комнату первым, за ним последовали остальные.

— Проводите их до границы города, парни, да смотрите, чтобы они не задерживались, — сказал Бык Короткому Бену и Техасцу Питу.

— Ой, мама! — воскликнул Короткий Бен. — Ну почему меня не допустили до тех забавных панталончиков?!

Бык повернулся к адвокату из Альдеи.

— У меня нет данных, что вы замешаны в этом деле, — сказал он. — Так что вы можете подождать и уехать на завтрашнем дилижансе.

— Спасибо, — сказал адвокат. — Меня уверили, что это совершенно легитимное дело. Я рад, что с ним покончено, и я могу заняться не столь сомнительными делами других моих клиентов. К сожалению, я не был осведомлен, что «Застава Y» продается. Если бы я знал об этом, то приехал бы уже давно. Я ведь представляю большой синдикат восточных экспортеров, которые, я уверен, заинтересуются этой собственностью. Если мисс Хендерс сделает предложение, я буду рад передать его им. Это совершенно иные люди, чем те, которых вы выгнали, — с ними вполне можно вести дела.

— Благодарю вас, но «Застава Y» не продается, — возразила Диана. — Мы собираемся вместе управлять ранчо, да, Бык?

— Бесспорно, — кивнул он.

Внезапно из внутренней комнаты выскочила Мэри Донован.

— Именины сердца! — воскликнула она. — Диана Хендерс, я до этой самой минуты не знала, что ты здесь! Но я слышала, что ты сейчас сказала, и не настолько глупа, чтобы не понять, что ты имеешь в виду! Как же я счастлива, благослови тебя Господь! Побегу и скажу моему старичку — он тоже будет рад!

— Вашему старичку? — переспросила Диана.

— Ну да, — сказала Мэри, покраснев. — Ты что, не знала, что мы с Бобом позавчера поженились? Они могли и убить его, и тогда бы я его уже не получила! Конечно, он никогда не был очень хорош, а дырка от пули не сделала его лучше. Но он мужчина! Хоть и плохонький, но все лучше, чем никакой!

52
{"b":"3363","o":1}