ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может ли он убить еще кого-нибудь? — спросил он.

— Конечно — любого.

— И меня?

— Тебя и твоих людей, — уверил я его.

— Дай мне его, раб, — потребовал он.

— Конечно, — сказал я, направляя пистолет на него, — но если ты его коснешься, он убьет тебя.

Он отшатнулся и начал выдувать воздух. Его жабры хлопали.

— Выбрось его! — скомандовал он.

Это было бы все равно что отрезать и выбросить мою правую руку. Я хранил этот пистолет на случай крайний. Вы можете удивляться почему я не применил его до сих пор, чтобы вырваться на свободу. По той лишь причине, что до сих пор мне представился случай спасти Дуари, без которой я не собирался бежать.

Я просто посмотрел на Юрона и покачал головой.

— Он может мне понадобиться, — ответил я, — если мипосанцы будут плохо обращаться со мной и моим другом.

Юрон чуть не прыгал от ярости.

— Выбрось его, раб! — вскричал он. — Я, Юрон, дворянин Мипоса и твой хозяин, приказываю тебе.

— А я, Карсон Венерианский, принц Корвы, отказываю тебе.

Можно было за квартал услышать хлопанье его жабр. Он выдувал воздух как кит, на которого вовсе не был похож. Не знаю, бывает ли у рыб высокое давление, но думаю у Юрона нет, иначе бы он взорвался. Кажется я никогда больше не видел таких мук ярости ни у одного существа — тем более, что они были тщетны.

— Схватите его! — крикнул он нескольким воинам, прибежавшим к бассейну по тревоге. — Схватите и уничтожьте это существо!

Воины с интересом наблюдали за нашей перебранкой. Они слышали как я говорил о том, что будет с тем, кто дотронется к моему пистолету. Поэтому они вяло подошли, уступая место друг другу. Они были очень вежливыми в этой ситуации. Не было никакой грубости, никто не толкался, чтобы схватить меня первым.

— Это уже слишком близко, — сказал я и направил на них пистолет.

Смущенно поглядывая, они стали на место.

— Заколите его копьями! — командовал Юрон.

Я направил пистолет на него.

— Когда первое копье поднимется, ты умрешь, — сказал я ему.

Воины вопросительно смотрели на него.

— Стойте! — закричал Юрон. — Не спешите. Подождите, пока я спрячусь.

— Ты не уйдешь, пока не отменишь приказ, — сказал я ему. — Я думаю нам лучше обсудить этот вопрос сейчас, чтобы избежать досадных недоразумений в будущем, которые могут быть фатальными.

— Я ничего не обсуждаю со своими рабами, — высокомерно ответил Юрон.

Я пожал плечами.

— До этого мне нет дела, — сказал я, — но имей в виду: если с Кандаром или с моей подругой будут плохо обращаться, ты умрешь. Я могу убить тебя в любое время.

— Твоя подруга? У тебя здесь нет подруги.

— Она не здесь. Она во дворце Тироса. Ее купили на рынке рабов для него. Лучше скажи, чтобы с ней хорошо обращались. А кроме того ты должен устроить, чтобы нас освободили и доставили туда, где нас захватили.

— Какая наглость! — кричал Юрон. — Пусть Тирос только узнает об этом. Он прикажет убить тебя.

— Не раньше, чем я убью Тироса. Скажи ему об этом.

Я решил использовать свое преимущество, пока это было возможно, так как было очевидно, что он меня боится.

— Как ты сможешь проникнуть во дворец Тироса? — спросил он.

— Убивая всех, кто станет на моем пути — начиная с тебя, — сказал я, вращая пистолет вокруг указательного пальца.

— Я не верю, что ты сможешь это сделать. Ты просто хвастаешься, — сказал Юрон.

— Я докажу тебе, — сказал я, направляя на него пистолет.

Тут он прыгнул в бассейн и исчез. Мне трудно было не смеяться, от страха он проделал удивительный трюк! Все рабы и воины стояли вокруг на почтительном расстоянии.

Я ожидал пока Юрон появится на поверхности. Я хотел испугать его еще раз, но он не появлялся. Прошло пять минут, но ничего не произошло — кроме того, что воины стали потихоньку расходиться, направляясь обратно в дом. В конце концов во дворе остались одни рабы.

— Должно быть он утонул, — сказал я Кандару.

— Как бы не так, — ответил он. — Он уже наверное в озере, или в гроте на дне бассейна, или же в своем дворце.

— Но как?

— Эти люди — амфибии, — объяснял Кандар. — Они могут оставаться под водой значительное время. Кроме того, они имеют подводные коридоры, ведущие из бассейна в озеро или в меньшие бассейны в их дворце. Еще есть гроты, находящиеся глубоко под водой, где они могут прятаться, дыша с помощью жабр.

Кандар рассказал много интересного об этих мипосанцах, но самым ценным для меня, как выяснилось позже, было описание этих подводных коридоров. Он не любил мипосанцев и относился к ним с крайним презрением. Он говорил, что они ни рыба, ни мясо, а их высокомерие надоело ему до смерти.

— Они считают себя сверхлюдьми, призванными править миром, насаждая свою так называемую культуру другим народам. Культура! — он презрительно фыркнул и красноречие оставило его.

— У нас на Земле тоже были такие народы, — сказал я, управляемые такими людьми, как Чингис Хан и Атилла, которые одним именем своим разрушили все, что создавали поколения, жившие до них, и отбросили мир на много столетий назад. Я думаю, будут и другие.

— А что с ними произошло? — спросил Кандар.

— Цивилизация потихоньку выбралась из трясины, в которую ее столкнули и я думаю она будет выбираться после каждой такой катастрофы. Но каких высот она могла достичь, если бы они никогда не жили!

12

Следущий день начался так же как всегда. Интенсивный солнечный свет, проходя через две оболочки облаков, делал утро ярким, похожим на апрельский день северного полушария, когда небо закрыто легкими пушистыми облаками. Но для меня этот день должен был стать необычным. Он должен был решительно изменить мою судьбу.

Вместе с другими рабами я по-прежнему охранял маленьких ужасных созданий в бассейне. Я грезил о Дуари. Я заново переживал лучшие минуты нашей жизни. И строил планы. Это были фантастические проекты нашего бегства. Но в конце концов я по-прежнему оставался рабом.

Во двор вышел мажордом в сопровождении четырех воинов, одетых в форму, отличающуюся от той, которую носили местные воины. На ней было больше украшений.

Кандар стоял рядом со мной.

— Стражники короля, — пояснил он. — Интересно, что они здесь делают?

Вскоре мы узнали об этом. Мажордом привел их к нам. Он приблизился ко мне. Его жабры вяло приподымались. Он слегка выдувал воздух, как и подобает человеку, разговаривающему с рабом.

— Раб, — сказал он, — ты последуешь за этими воинами.

— Почему? — спросил я.

Его жабры захлопали и он задул от злости.

— Потому что я так сказал, — промычал он.

— Этого не достаточно, — сказал я. — Мне здесь не нравится, но я не хотел бы попасть еще в худшее место.

— Довольно, — оборвал меня один из королевских воинов. — Идем, раб! Идем, пока ты жив, или мы доставим тебя мертвым.

Я вытянул пистолет и мажордом схватил воина за руку.

— Осторожно! — предупредил он. — Этой штукой он может убить тебя, и убьет.

— Он угрожает королевскому стражнику? — возмутился он.

— Да, — сказал я. — Я угрожаю им всем и могу всех их убить. Пусть это подтвердят люди Юрона.

— Почему у него не заберут этот предмет? — не успокаивался воин.

— Потому что каждый, кто до него дотронется, умирает, — ответил мажордом.

— Скажите куда меня ведут и зачем, — настаивал я, — тогда, возможно, мне не придется никого убивать.

Мажордом отошел в сторону и, пошептавшись с воинами, сказал:

— У нас нет причин скрывать это от тебя. Благородный Юрон, в знак преданности и уважения, подарил тебя нашему любимому королю.

Вот как! Благородный Ютон пытался избавиться от опасного и нежелательного пришельца и отдать его своему властелину. Благородный Юрон! Я улыбнулся. Это все равно как если бы немецкий кайзер подарил Троцкого, вооруженного бомбой, русскому царю.

— Почему ты улыбаешься?, — спрашивал воин.

— Я счастлив, — ответил я. — Я с удовольствием пойду во дворец Тироса. Заметьте, пойду добровольно при одном условии.

10
{"b":"3364","o":1}