ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После того как я поклонился семь раз, она села и долго молча смотрела на меня.

— Как тебя зовут?, — наконец спросила она. У нее было прекрасное контральто. Слушая этот голос невозможно было представить, что она пьет человеческую кровь или купается в ней.

— Я Карсон кум Амтор, танджонг Корвы, — ответил я, что в переводе означало Карсон Венеры, Принц Корвы.

— А находится Корва?

— Это страна далеко на юге.

— Как далеко?

— Точно не знаю — несколько тысяч кобов, по крайней мере.

— Разве ты не говорил Ка-ату, что твоя страна находится в десяти миллионах четырехсот тысячах кобов от Брокола.

— Как ее называют?

— Соединенные Штаты Америки.

Она прищурила брови в ответ на это и в ее глазах появилось странное озадаченное выражение. Казалось, она напряглась, чтобы достать это название из самых глубоких тайников памяти, но вскоре она устало покачала головой.

— Соединенные Штаты Америки, — повторила она. — Расскажи мне что-нибудь о твоей стране? Я не понимаю, зачем тебе лгать мне.

— Я буду рад рассказать тебе все о чем ты пожелаешь, — отвечал я, — и могу тебя заверить, что я не лгу.

Она поднялась со своего трона и спустилась ко мне.

— Пойдем со мной, — сказала она. Затем она обратилась к одному из жрецов. — Я хочу сама обследовать этого человека. Вы можете идти.

— Но Лото-эль-хо-Ганья, — возразил тот, — это опасно оставить вас с этим человеком наедине. Он враг.

Она встала в полный рост. — Я — Лото-эль-хо-Ганья, — сказала она. — Я знаю все. Я заглянула в глаза этого человека. Я заглянула в его душу и знаю, что он не попытается причинить мне зла.

Жрец все еще колебался.

— Такого еще не бывало.

— Ты слышал мою команду, Ро-тон, — сказала она резко. — Ты, мой главный жрец, смеешь мне задавать вопросы?

После этих слов он вышел. Остальные последовали за ним. Тронная комната этой богини, если она была таковой, была еще более изысканна, чем у короля Думы. Но украшения на стенах были отвратительными — ряды человеческих черепов с пересекающимися под ними костями.

Маленькая комната, куда она отвела меня, была меблирована письменным столом, несколькими скамейками и диваном. Скамейки и диваны были покрыты мехом и подушками. Лото-эль-хо-Ганья села на скамейку за письменным столом. — Садись, — сказала она и я сел на скамейку напротив нее.

Она спросила меня о том же, что и Дума и я ответил так же как и ему. Потом она попросила объяснить ей, как может другой мир находиться так далеко от Венеры и я дал ей беглое описание солнечной системы.

— Солнце, планеты, луны, — сказала она нараспев, — луны и звезды.

Я не говорил о звездах. Откуда она знала это слово?

— Прежде чем меня привели сюда, мне сказали не говорить, пока ко мне не обратятся и лишь отвечать на вопросы.

— Ты хочешь о чем-то спросить меня?

— Да.

— Спрашивай, — сказала она и, улыбнувшись, добавила: — Ро-тон и младшие жрецы были бы шокированы.

— Откуда ты узнала о звездах?, — спросил я.

Она посмотрела удивленно.

— Звездах? Что я знаю о них? Я Лот-эль-хо-Ганья. Это и есть ответ на твой вопрос. Я многое знаю. Иногда я сама не знаю откуда. Я не знаю откуда я знаю о звездах. Где-то в моей памяти хранятся миллионы воспоминаний, но большая часть из них смутные и отрывочные. Я пытаюсь соединить их и выстроить и узнавемое целое, — вздохнула она, — но мне это никогда не удается.

— Конечно, ты не броколка, — сказал я. — Скажи мне как ты стала живой богиней среди чужих людей.

— Я не знаю, — сказала она. — Это как раз то, чего я никогда не могу вспомнить. Однажды я очутилась на троне храма. Я даже не знала языка этих людей. Им пришлось учить меня. Пока я учила его я узнала, что я — богиня и что я пришла из пламени, окружавшего Амтор. Мое полное имя Лото-эль-хо-Ганья Кум о Рай, (буквально: Высочайшая сверхженщина огня), — но это слишком длинно и используется лишь для государственных дел и ритуалов. Ро-тону и нескольким другим в неофициальной обстановке я разрешаю называть себя Лото. Она произнесла имя как Ло"то и, так как оно означало Высочайшая, в нем что-то оставалось от титула. — Ты, — добавила она грациозно, — можешь называть меня Лото, пока мы одни.

Я почувствовал себя значительно лучше, когда мне было разрешено называть богиню по первому имени. У меня появилась надежда понравиться ей настолько, чтобы она не то что не выпила мою кровь, но даже не выкупалась в ней.

— Я буду звать тебя Карсон, — сказала она. — Как и многое другое, я не могу понять, почему меня влечет к тебе. Как будто между нами таинственные родственные узы. Мне кажется это произошло, когда ты сказал «Соединенные Штаты Америки». Это имя как будто вызвало ответ внутри меня. Не знаю почему. Соединенные Штаты Америки! Они прошептала эти слова мягко и медленно, почти ласково и ее взгляд стал странным и отрешенным.

27

Лото и я прекрасно поладили, когда кто-то начал скрести дверь.

— Войдите! — сказала богиня огня.

Дверь открылась. На пороге стоял, нахмурившись, Ро-тон.

— Я кажется сказала, чтобы нас оставили одних, — с некоторой резкостью сказала богиня.

— Меня прислал Дума, — сказал Ро-тон. — Он желает принести жертву Лото-эль-хо-Ганья, и он посмотрел на меня с очень гадким выражением на своем зеленом лице.

— Если он настаивает, я приму его жертву, — сказала Лото, — но я оставлю за собой выбрать жертву и она многозначительно посмотрела на Ро-тона, так что тот стал темно-зеленым, а затем почти моментально стал отвратительно зеленовато-белым. — Это, вероятно, будет один из тех, кто не подчиняется мне.

Ро-тон исчез из виду, закрыв за собой дверь, пока Лото постукивала своей сандалией по полу.

— Он так раздражает меня, — сказала она. — Кто бы мне не понравился, он тут же бежит к Думе и вынуждает его назначить этого человека в качестве жертвы. Я скоро потеряю терпение и сама выберу Ро-тона. Для него это будет большой честью, но не думаю, чтобы ему это понравилось.

— Правда ли, — спросил я, — что ты пьешь кровь своих жертв?

В ее глазах блеснула злость.

— Ты слишком самонадеян! — воскликнула она. — Ты воспользовался моей добротой, чтобы поболтать об одной из священных тайн храма.

Я встал.

— Прости, — сказал я. — Я, кажется, должен идти.

— Сядь! — огрызнулась она. — Мне здесь решать, когда тебе идти. Ты не знаешь как себя вести?

— Никогда раньше меня не развлекала богиня, — оправдывался я, — поэтому я неловок.

— Тебя не развлекает богиня, — сказала она. — Это ты ее развлекаешь. Богини никого не развлекают, в особенности рабов.

— Надеюсь, что я тебя развлекаю тебя, Высочайшая, — сказал я.

— Да. Теперь расскажи мне еще о Соединенных Штатах Америки. В них много городов?

— Тысячи.

— Есть такие же большие как Брокол?

— Большинство из них больше. А один из них имеет семь миллионов жителей.

— Как называется этот город? — спросила она.

— Нью-Йорк.

— Нью-Йорк, — повторила она. — Нью Йорк. Мне кажется, что я уже слышала это имя раньше.

Наш разговор снова прервался от скежетанья в дверь. Это был жрец, который объявил, что сам король прибыл в храм, чтобы засвидетельствовать свое почтение Лото-эль-хо-Ганья. Лото вспыхнула от злости, но сказала:

— Мы примем его. Вызовите жрецов в священную комнату.

Когда жрец ушел, она повернулась ко мне.

— Я не могу оставить тебя здесь одного, — сказала она, — поэтому тебе придется пойти со мной.

Мы вышли в тронную комнату. Это и была священная комната. Лото сказала мне стоять сбоку, а сама заняла место на троне. Входили жрецы. Вошел Ро-тон. С перьями на голове и зелеными лицами, они начали свое варварское представление в этой комнате, украшенной черепами.

Вскоре я услышал звуки барабанов, сначала на расстоянии. Затем ближе и вскоре в сопровождении барабанщиков и сотни офицеров вошел Дума. Они остановились у трона и поклонились семь раз. Затем Дума взошел по ступенькам и сел на маленькую самейку рядом с Лото-эль-хо-Ганья. Все остатальные остались стоять в комнате. Было так тихо, что можно было услышать как пролетит муха.

24
{"b":"3364","o":1}